Дневник заложника Мариуполя. Как люди погибали в ожидании эвакуации

Разрушенный Мариуполь.

Разрушенный Мариуполь.

© соцсети

С предыдущей частью этого остросюжетного и трагического дневника можно ознакомиться здесь.

Эвакуация. И была она, и не было. У кого была ещё связь с родственниками, имеющими доступ к интернету, те периодически сообщали всем родным и знакомым, что там-то и там-то будут эвакуационные автобусы. Например, на площади у драмтеатра. Обещали то пять, то тридцать автобусов. Часто такая информация из интернета оказывалась фейком. Кроме того, например, на Варганова формировались колонны из частных автомобилей всех желающих уехать из города.

Многие горожане пытались вырваться из Мариуполя самостоятельно на своем автомобиле. Были даже частники, зарабатывавшие извозом.


Однако это не говорит о том, что можно было вот так просто сесть в автобус и уехать или примкнуть к колонне частников и покинуть город. Много раз люди шли к драмтеатру и, не дождавшись автобусов, расходились. Или колонны выезжали и возвращались, потому что их на блокпосту разворачивали.

Точно знаю, что 5 марта было несколько автобусов от драмтеатра, СК «Ильичевец» и Кальмиусской районной администрации, которые вывезли людей в сторону Запорожья через Розовку, Пологи, Орехов. А позже выехать стало сложнее.

Я помню одну молодую женщину, которая пыталась выехать из города с двумя детьми на своем автомобиле. Уехала на машине утром, а к вечеру вернулась с детьми пешком, потому что на блокпосту ей сперва прострелили колеса, а потом и вовсе машину отобрали. На блокпосту тогда еще были украинцы.

Только вчера я разговаривала по телефону со своей соседкой, которая рассказала мне, как они с семьёй собирались выехать в сторону Бердянска, но не рискнули, потому что, когда формировалась колонна из Черемушек, случился сильный обстрел. Они остались, а девять частных автомобилей уехали и были обстреляны в пути. Много людей погибло.

А чего только стоит история с драмтеатром! Ведь там, в театре, находились в том числе и люди, ожидавшие обещанных автобусов на эвакуацию. Им предложили не расходиться, а укрыться в драмтеатре и дождаться этих автобусов. Люди остались и погибли под обломками театра.

Разрушенный драмтеатр в Мариуполе

Разрушенный драмтеатр в Мариуполе.

© Соцсети

Находись я возле драмтеатра в тот момент, я бы вам точно сказала, был там авиаудар или заложенный взрыв, но меня там не было. А люди говорили разное. Кто уверял, что самолёт сбросил бомбу, а кто говорил, что не было самолёта. Кому верить? Но вот когда нашлись очевидцы, которые утверждали, что от взрыва крыша драмтеатра взлетела вверх, а потом рухнула, то стало понятно, что от авиаудара крыша бы точно не взлетела. По законам физики…

Числа 14 марта, когда выезды из города уже контролировались ДНР, выехать из города стало попроще. А до этого, пожалуй, единственной дорогой из города, по которой уезжали горожане, была дорога на Мелекино через поселок Моряков и Портовское. И то водителей предупреждали ехать не останавливаясь и не выходить на обочины. Там могли быть мины. Никто не мог бы точно сказать, как безопасно выехать из Мариуполя. Обстановка менялась каждый день, а единственный источник информации — сарафанное радио.

Из нашего двора, что возле школы № 66, очень многие уехали именно 14—15 марта. Во дворе остались в основном одинокие старики, «безлошадные» вроде нас да цыгане на самокатах. Последним, по-моему, было всё нипочём. Они заняли большой подвал (в котором жили только они, никто к ним подселяться и не думал), наворовали где-то детских самокатов и каждое утро выезжали на этих самокатах на дело — вскрывать контейнеры на рынках.

У меня была возможность выехать из города на Белосарайскую косу 20 марта. Для этого нужно было пешком дойти до блокпоста, а там нас бы забрали друзья на машине. Но мы не уехали, потому что свекрушка сама уезжать отказалась (кто майно охранять будет?), а нас она обозвала предателями. Ну, так как я кто угодно, только не предатель, то мы решили остаться.

Разрушенный драмтеатр в Мариуполе

Разрушенный драмтеатр в Мариуполе.

© Соцсети

В конце марта появились автобусы, вывозившие всех желающих в Никольское (оно же Володарское). Эвакуацией занимались волонтеры. В Володарском был пункт временного размещения, из которого людей вывозили в разных направлениях. Но попасть на эвакуацию было сложно. Необходимо было записаться, каждый день приходить и интересоваться, не подошла ли твоя очередь. Иногда автобус не приезжал.

А ещё чуть позже появилась так называемая фильтрация. То есть с выезжающими беседовали, брали у них отпечатки пальцев, фотографировали и только потом разрешали ехать дальше. Таким образом новые власти пытались выяснить, нет ли среди тех, кто выезжает из города, нацбатовцев, диверсантов и им подобных.

И чем дальше, тем сложнее становилось уехать. То не вывозили мужчин призывного возраста, то не сажали в автобус без справки о том, что пассажир прошел фильтрацию. А были случаи, когда люди выезжали в Никольское и возвращались, потому что не было автобусов, которые вывезли бы их на украинскую сторону.

В конце апреля многие, у кого уцелел автомобиль, прошли фильтрацию, оформили необходимые бумаги, разрешающие перемещаться на автомобиле по ЛДНР, и зарабатывали частным извозом, вывозя людей в Безыменное, Никольское, Новоазовск и даже в Донецк. Я и сама чуть не уехала в Донецк за 4000 гривен на фильтрацию. И уехала бы, если бы не узнала, что появились автобусы волонтеров, вывозившие людей в Таганрог бесплатно. Вот так обстояли дела с эвакуацией.

Надеюсь, я ответила на ваш вопрос.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)