Инкубатор без права голоса: почему кампании против абортов — это лицемерие

Противники абортов.

Противники абортов.

© Лев Бубнов / Коллаж / Ridus.ru

В нашей стране набирает силу движение «пролайферов» — противников абортов. Они активно выступают за права эмбрионов и за запрет абортов.

Но это не только возмутительно с точки зрения современного человека, но еще и глубоко лицемерно. Почему? «Ридус» искал ответ на этот вопрос.


«Она убийца»

44-летний москвич Юрий Власик входит в число тех, кого можно назвать ярыми активистами — борцами за права нерожденных детей. Он по возможности участвует в уличных акциях, пишет посты в соцсетях тематических сообществ. Власика можно называть идейным борцом.

— Я считаю, что каждый имеет право на жизнь, в том числе и ребенок, которого носит женщина во чреве. Неважно, больной он, имеет патологии, зачат в любви, в законном браке или это вышло случайно. Он не виноват в безответственности взрослых, разумных людей, но почему-то он становится разменной монетой. Несправедливость заключается еще и в том, что его мнения никто не спрашивает, от него просто избавляются варварским способом, убивают заживо. Да, аборт — это убийство, а все остальное — манипуляция и передергивание, — уверенно заявляет Юрий Власик.

По его словам, можно сколько угодно придумывать оправданий детоубийству, но суть от этого не меняется.

Активист одинок — у него нет и никогда не было жены, долгих отношений с девушками тоже не случается, детей нет. Отсутствует и постоянная работа, он перебивается случайными заработками: одному приятелю компьютер починить, другому — принтер настроить. На кусок хлеба хватает, а большего и не надо. Квартира своя, досталась от бабушки.

К движению пролайферов он присоединился после того, как узнал, из-за чего развелись родители: мать сделала два аборта.

— Как это возможно вообще? Я не понимаю и никогда не пойму, почему и зачем она убила моих нерожденных братьев или сестер. И поддерживаю отца, который ушел от этой женщины, — говорит Власик.

Его мать Елена Юрьевна так объясняет свои поступки: семья втроем еле сводила концы с концами, ютилась в тесной однокомнатной квартирке, больше одного ребенка они бы не потянули.

— Юра не общается со мной уже много лет. Мне, как матери, тяжело, конечно, без сына, но это его выбор. Он осуждает меня, мои аргументы слушать и воспринимать не хочет, называет меня убийцей. Значит, так тому и быть. Я заставила себя думать, что он уехал в другую страну, мне так проще, — говорит Елена Власик.

Рожденный ребенок уже никого не волнует

Кандидат философских наук Иван Федоров считает движение пролайферов глубоко мизогинным, человеконенавистническим.

— Этих людей интересует только плод, и то только до его рождения, а после того, как он появился на свет, активисты теряют к нему всяческий интерес. Утверждения о том, что у эмбриона есть права, лживы. Как он их должен реализовывать? Посредством кого или чего? За ребенка ответственность несут родители до 18 лет. Также как и за плод, — говорит Иван Федоров.

Активистов движения он считает теми, кто пытается лишить человека (в частности женщину) выбора, так как аборт и есть выбор. Грубое, агрессивное навязывание своих идей другим — характерная черта этого движения.

— При этом каким-то внятным аргументам они не внемлют. Конечно, есть довод «роди и отдай». А кому отдай? Вам? Вы не хотите отвечать за свои действия. Государству? А почему государству, если это ваша инициатива? Что за перекладывание ответственности? — комментирует кандидат философских наук.

Беременность

Беременность.

© Pexels.com

Пролайферы не помогают рожденным под их давлением детям, даже тем, у кого изначально были выявлены тяжелые патологии, тем, чьи родители просто физически не способны содержать кого-то, еле сводят концы с концами. Но агрессивных агитаторов это не волнует, это не их проблемы.

— Это странное милосердие: эмбрион вызывает сочувствие, а живой человек со своими проблемами — нет. Что это, как не лицемерие? — утверждает Федоров.

Отдельно Федоров отмечает, что всех, кто не согласен с этой точкой зрения, активисты, казалось бы, мирного движения, начинают агрессивно травить. Кстати, несогласных они назначают сами. По его словам, в нашей стране активно и лобби пролайфа. И, чтобы продавить свои идеи, они не гнушаются ничем — активно подтасовывают факты, врут и так далее. В подтверждение этого Федоров привел пример, ставший уже хрестоматийным.

В 1984 году вышел документальный фильм «Безмолвный крик». Закадровый текст читал врач Бернард Натансон. В картине в режиме реального времени показана вся процедура аборта. Акцент в ленте сделан именно на то, что проводится убийство ребенка во чреве, он все чувствует, ему больно и страшно, и он пытается увернуться от инструментов. Показанное не оставило равнодушным практически никого из медицинского сообщества: врачи заявили, что это откровенная ложь, подтасовка фактов и банальное передергивание в угоду одной точке зрения.

Медики утверждают, что, согласно современным научным данным, плод не испытывает боли, поскольку у него не сразу формируются соответствующие нервные окончания. Этот фильм — смонтированные с разной скоростью снимки УЗИ, это и создает неверное впечатление того, что плод как бы пытается убежать. Это откровенно мошеннический метод.

Несмотря на все разоблачения серьезного медицинского сообщества, пролайферы продолжают навязывать этот фейк.

Жизни женщин не важны

Кандидат психологических наук Алена Волина говорит, что, как правило, женщина, столкнувшаяся с нежелательной беременностью, и так находится в стрессе, в сложной для нее ситуации. Но активистов-пролайферов это не волнует. Не волнует их и то, что, например, беременность может быть чревата: например, из-за патологий плода или проблем со здоровьем матери она может погибнуть при родах. Но и в такой патовой ситуации они выбирают эмбрион, а не женщину.

Таким образом, можно вывести их девиз: «Жизни женщин не важны». До такой степени не важны, что они не выступают за повышение сексуальной грамотности, распространение средств контрацепции и предотвращение нежелательной беременности. Отнюдь. Они рассматривают женщину исключительно как инкубатор, у которого нет и не должно быть своего мнения и чувств.

Депрессия

Депрессия.

© Pexels.com

— В продолжение темы передергивания и откровенной лжи. Пролайферы утверждают, что те, кто сделал аборт, впоследствии сталкиваются с постабортным синдромом. Речь идет о том, что женщины впоследствии испытывают депрессию, чувство вины, подавленности, нередко агрессивны. Однако еще в 2008 году ученые из Университета Джона Хопкинса проанализировали большой объем данных и сделали вывод: постабортного синдрома не существует! Нет никакой существенной разницы между состоянием психического здоровья женщин, делавших аборт, и тех, кто никогда не прерывал беременность, — комментирует Волина.

Однако, подчеркивает кандидат психологических наук, послеродовая депрессия — факт доказанный. Только по официальным данным примерно каждая пятая родившая женщина страдает этим заболеванием. Причем ужас заключается в том, что в нашей стране этому не уделяется никакого внимания, что приводит к трагедиям. Например, в 2019 году 36-летняя москвичка из Бабушкинского района покончила с собой. Она и ее девятимесячная дочка погибли, четырехлетний сын получил серьезные травмы.

— И таких примеров по стране множество. Но у нас проблему послеродовой депрессии принято не замечать. Считается, что женщина просто бесится. Однако это серьезная проблема, которая может закончиться большой трагедией. Женщине нужна помощь специалистов, а не отмахивания мужа и брюзжание родственников. В стране нужно открывать специальные центры помощи молодым мамам, разрабатывать специальные программы. За образец можно взять западный опыт. Например, финский, где такие центры есть, они приносят хорошие результаты. И вместо того, чтобы вести работу в этом направлении, мы поддерживаем лицемеров и лжецов, коими пролайферы и являются. И это очень опасный путь, — заключила Волина.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (3)