Вселенная «Дюны»: изложено наше счастливое будущее

Автор "Дюны" Фрэнк Герберт (в центре), вокруг герои последней экранизации режиссера Дени Вильнева.

Автор "Дюны" Фрэнк Герберт (в центре), вокруг герои последней экранизации режиссера Дени Вильнева.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

На экраны вышел долгожданный фильм «Дюна» Дени Вильнева. Картина снята по одноименной книге Фрэнка Герберта, серия романов которого «Дюна» по праву считается культовой в мире фантастики.

Лично я прочитал эти книги еще в глубокой юности, в достаточно плохом переводе. Потом появились более удобоваримые переводы, и в уже взрослом возрасте я имел счастье прочитать этот фантастический эпос в первоисточнике на английском языке.

Нет никакого сомнения в том, что эта космическая сага оказала огромное влияние, по крайней мере, на мое поколение. Особо же стоит отметить, что именно эта книга оказала решающее влияние на мое увлечение Ближним Востоком.

В этой статье речь пойдет не о фильме, а о самой вселенной Фрэнка Герберта. Автору удалось совершить невозможное, построив, кирпичик за кирпичиком, эпос далекого будущего человечества.


В какой то степени, Герберт дал определенные программные установки развития человеческой расе в целом. Огромная роль в произведениях серии отводится народу пустынной планеты Арракис, которая называется так же Дюна.

Свободные — кто они?

Этот народ именует себя фременами (свободными). На Арракисе находятся неисчерпаемые и единственные во вселенной Дюны запасы спайса (пряности), или меланджа, психоактивного вещества, которое продлевает жизнь и дает возможность предвидения космическим навигаторам для путешествий через свернутое пространство. В романе представлены следующие полезные свойства пряности:

  • Меланж значительно продлевает жизнь (как минимум в два раза).
  • Из Пряности можно синтезировать практически всё — от ткани до взрывчатки, это отличное топливо (аналог нефти).
  • Меланж гораздо дороже золота и урана — за мешок Пряности можно купить планетарную систему. Меланж — основа галактической экономики и политики.
  • Меланж ускоряет мозг до уровня суперкомпьютера, позволяет рассчитать сложнейшие траектории и видеть будущее, что необходимо человечеству будущего для межзвёздных путешествий.
  • Меланж обладает питательными свойствами.

© кадр из фильма «Дюна»

Здесь параллель с нефтью и, отчасти, с другими ценными ресурсами прослеживается сама собой. Именно нефтью богаты сегодня регионы аравийского полуострова. Вся современная Френку Герберту цивилизация строилась на нефти, без которой было невозможно передвижение транспортных средств. Нефть являлась и является основным сырьем для производства полимеров. Из нефти можно синтезировать действительно практически все — от ткани до взрывчатки. И войны новейшего времени, все потрясения и революции происходили именно из-за нефти, в районах, богатых этим «черным золотом».

Как бы там не было, при формировании образа фременов Герберт использовал опыт жизни современных жителей пустынь. Можно без труда узнать в этом свободолюбивом племени с пустынной планеты обитателей Аравии и Сахары. Их представление о мире, образ жизни, стремление к свободе — все это прослеживается в уникальной культуре бедуинов и берберов. 

Не менее важным фактом является и то, что за основу будущего религиозного культа Фрэнк Герберт взял чань (дзен)-буддизм и ислам суннитского толка. 

Уже во времена написания первых романов серии было очевидно, что старые концепции развития человечества исчерпали себя. Общество приходило к кризису, который мы наблюдаем сейчас. Герберт показал возможный новый императив в эволюции религии. Однако, обо всем по порядку.

Принципы свободных

© кадр из фильма «Дюна»

Как уже было сказано, своеобразным «центром тяжести» серии книг является общество планеты-пустыни Арракис, или Дюна. 

Что же это за народ и какова их жизнь посреди бескрайних песков Арракиса?

Образ жизни фременов полностью соответствует условиям среды обитания. Давайте посмотрим, какие советы дают, например, туареги, обитатели Сахары, для выживания в песках:

Не снимай одежду, даже если тебе настолько жарко, что ты готов раздеться догола. На солнце открытая кожа быстро сгорит. Туареги носят свободную многослойную одежду из хлопка, которая защищает кожу и удерживает пот у тела, сохраняя драгоценную влагу.

Обитатели пустынь Арракиса носили высокотехнологичные костюмы — дистикомбы, которые защищали организм от перегрева и отфильтровывали воду, отделяя ее от выделений человеческого организма и конденсируя влагу из выдыхаемого воздуха. Такой костюм был идеально приспособлен для условий пустыни.

© кадр из фильма «Дюна»

Не путешествуй в самые жаркие часы: передвигайся вечером, ночью или ранним утром. Когда солнце в зените, сядь в тени и отдыхай.

Фремены проводили дневные часы в укрытиях, специальных палатках — стилтентах. Это укрытие так же выделяло влагу из выдыхаемого воздуха. Все передвижения происходили исключительно в темное время суток.

Ешь солёную пищу — она поможет возместить нехватку соли, выделяющейся с потом (покинув пустыню, прекращай есть соленую пищу, поскольку избыток соли вреден для организма).

Читатели романов Герберта должны помнить, спайс (пряность, меланж) способен выполнять роль еды, но одним им, конечно, сыт не будешь. Но для поддержания организма меланж был необходим, хотя его роль, разумеется, гораздо больше во вселенной этого фантастического эпоса.

Ищи оазис — участки пустыни, где есть прохладная тень и много воды.

Фремены во вселенной Дюны жили в пустынных поселках — сиетчах. Сиетч — «место сбора в момент опасности» на языке фременов. Он представляет собой пустынное более-менее постоянное поселение, обеспеченное помимо временных убежищ среди скал. Самый известный сиетч на планете Арракис — Табр. В сиетчах могли находится огромные запасы воды

Следи за песчаными бурями. Издалека приближающаяся буря похожа на темное облако. Спрячься за верблюда или за большой скалой и прикрой глаза и рот солнечными очками и шарфом.

Бури представляли собой одну из главных опасностей для поселений на Арракисе. Фремены защищались от бурь в сиетчах, которые были построены внутри горных массивов. Скорость бури могла достигать 700 км/час, а фронт урагана достигал шести-семи тысяч километров.

Сильнейший ветер захватывал с собой всё, что подворачивалось на пути — пыль, песок и прочее. Застигнутым врасплох было не легко выжить в песчаную бурю, спасением было спрятаться под песком в специальной палатке — стилтенте. 

 Если бы современные жители пустыни были технически столь же развиты, то это были бы фремены.

Чем жили свободные

© кадр из фильма «Дюна»

Каковы традиции фременов Дюны? Фремены прибыли на Дюну за тысячи лет до событий романа в качестве скитальцев Дзен-суннитов. Дзен-суннизм одна из религий мира Дюны. В каждом поселении есть свой наиб, которому подчиняется вся община. Наиб — арабское слово, обозначающее наместника какой либо области. Стоит заметить, что у фременов Арракиса не было централизации, как таковой.

С другой стороны, Герберт постоянно подразумевает эволюцию культур и языков в своих книгах. Так что звание «наиб» вполне может быть отголоском времен, когда централизация в среде фременов присутствовала. На момент первой книги цикла «наиб» — это не наместник правителя, а самостоятельный лидер общины. Примерно так же происходит в среде бедуинов, современных нам кочевников пустыни. Племенами бедуинов руководят шейхи. Звание шейха передается от отца к сыну. В то же время, у фременов звание наиба могло быть оспорено, наиба могли даже вызвать на смертельный поединок для того, что бы оспорить его власть. Кстати, о судебных поединках.

Самые известные современные жители пустынь, берберы и бедуины, являются мусульманами-суннитами. Соответственно, судебные поединки и кровная месть запрещены шариатом, все должен решать шариатский суд. Однако эти обычаи, в той или иной степени, практикуются по сей день! Конфликты между племенами и отдельными яркими личностями среди обитателей пустыни не являлись редкостью и во времена написания Фрэнком Гербертом своих романов.

© кадр из фильма «Дюна»

Женщины и мужчины. Огромную роль в обществе фременов Дюны играли особые женщины, наделенные способностью предвидения, которую дает спайс. Дело в том, что одной из мирообразующих организаций во вселенной Дюны является женский орден Бене Гессерит. Орден сосредоточен на евгенике.

В результате тысячелетнего отбора орден получал представителей человеческого рода с максимально развитыми способностями к предвидению, людей, которые в полной мере способны использовать потенциал своего мозга.

Бене Гессерит не может существовать без спайса, который добывается только на Арракисе. В свою очередь, в каждом племени фременов есть представительница Бене Гессерит, которая, по сути, является матриархом, и от решений которой зависит вся жизнь племени. Бене Гессерит использует религию и суеверия как неисчерпаемый источник манипуляций.

Подобный смешанный матриархат можно встретить в традициях туарегов. Своим культурным своеобразием туареги обязаны особому положению женщин. Счёт родства у них ведётся по материнской линии, хотя наследование имущества — по отцовской. К этой традиции относится и обычай молодых супругов поселяться поблизости от родственников матери жены.

© кадр из фильма «Дюна»

Явно прослеживается параллель фременов и туарегов в недоверии к чужакам. Фремены не просто не доверяли пришельцам. В большинстве случаев они убивали их.

Туареги же верили, что духи чужака и его родни могут навредить им. Сила духов сосредоточена в голове человека и выйти на свет может через рот, нос или уши. Поэтому у туарегов до сих пор мужа — пришельца из другого рода — заставляют закрывать лицо покрывалом. 

Туареги постоянно носят одежду, окрашенную индиго, и краска придает их коже голубоватый оттенок. Поэтому в Африке их называют «синие люди». До недавнего времени мужчины-туареги полностью закрывали свои лица. Если чужак видел лицо мужчины-туарега, такого пришельца должен был убить туарег, открывший ему свое лицо. 

До сих пор встреча с туарегом в некоторых регионах Африки считается недобрым знаком.

Мужчина туарег.

Мужчина туарег.

© Florence Devouard/wikipedia.org

Песчаные черви. По сути, песчаные черви Арракиса совсем не являются обычными фантастическими монстрами. Шаи Хулуд, как их называют фремены, от искаженного арабского شيء خلود‎ шай'-х̮улӯд — «вечная вещь» или персидского шах-е-хулуд — «владыка вечности».

Гигантские существа, уникальные животные, существующие лишь на планете Арракис. Песчаные черви преобразуют климат планеты и являются источником спайса.

Для фременов песчаный червь являлся частью их уклада жизни. Шаи Хулуд давал спайс, из которого делали взрывчатку, пластики и много чего полезного. Из кристаллических зубов производили ритуальные ножи. Песчаный червь являлся основным средством передвижения фременов, которые были достаточно далеки от достижений цивилизации своего фантастического времени. Фремены частично обожествляли песчаного червя, как духа пустыни.

© кадр из фильма «Дюна»

Религия. Это самое интересное во вселенной Фрэнка Герберта. В мире Дюны на религии строится абсолютно все. Но Герберт показал неизбежную эволюцию религии в условиях меняющейся среды.

Не стоит питать иллюзии, что Герберт опирался на ислам и только на исламскую традицию. Множество исламских религиозных терминов, бедуинская культура фременов, исламские (или связанные с исламом, как Лоуренс Аравийский) прототипы главного героя — все это, конечно, говорит о том, что ислам интересовал Герберта больше других религий. Однако это впечатление обманчиво, несмотря даже на «галактический джихад», объявленный главным героем.

Пустыня Арракиса содержит у Герберта все три авраамические религии. «Дюна» по сути, — своеобразный синтез и эволюция религиозной мысли. Переосмысление Пятикнижия, Евангелия, Корана. 

Главный герой — Пол Атрейдес, пришлый Мессия, пробужденный имам Магди, новый вождь из пророчества. Воинственный освободитель правоверных, ставший в итоге правителем мира.

Герберт говорил, что ему ближе всего дзен-буддизм. С другой стороны, Фрэнк Герберт прекрасно осознавал, какой потенциал содержит в себе ислам. Когда-то ислам изменил Ближний Восток, докатился до Европы и создал новый мир, став императивом для новых поколений людей, государствообразующей идеей. На момент написания первого романа серии был конец 60-х годов.

Время экспериментов с наркотиками, расцвет нью-эйдж культуры и различных восточных культов. По сути, для американской молодежи это было время крушения старого американского консерватизма и духовного поиска нового «света в конце тоннеля». И в то же время, мир перестраивался. Поднимали голову арабские государства, богатые нефтью. Но в том то и дело, что здесь нет прямой параллели.

Герберт не имел в виду ничего конкретного, когда говорил о спайсе, как уникальном ресурсе планеты Арракис. Он говорил о том, что с развитием цивилизации такой уникальный ресурс будет появляться всегда. И о том, что в зависимости от ориентиров цивилизации будет так же эволюционировать религия и культура. Вот в чем удивительное открытие Герберта.

Новая религия

© кадр из фильма «Дюна»

Дело в том, что ортодоксальные исламские теологи, как и ортодоксальное духовенство христианских конфессий никогда не согласятся с такой постановкой вопроса. Они уверены в невозможности нововведений и какой либо деформации религиозной мысли. Именно это, кстати, приводит к глубокому кризису практически все направления авраамических религий сегодня. Эти направления не гибкие, они статичны. Они проигрывают вызовам современности и достижениям научной мысли.

С другой стороны, такие религиозные явления, как буддизм или, например, даосизм, более пластичны и вполне вписываются в современные концепции. Весь вопрос в том, что они направлены на внутренний мир человека, решая проблемы каждого индивидуума. Но, при этом, не могут задать вектор самому обществу, не являются экспансивными. Герберт применил, в этом отношении, некий синтез религиозной мысли, в результате чего родился дзен-суннизм. Он очень гармонично вписывается во вселенную Дюны. Дело в том, что в мире будущего Фрэнка Герберта наука объяснила многие религиозные феномены, связав макрокосм с микрокосмом. 

Мысль в мире Герберта материальна и может менять само пространство и время. Каждый человек связан со всем сущим, а новые пророки мира Дюны могут менять саму историю цивилизации с помощью мысли.

© кадр из фильма «Дюна»

В то же время, несмотря на глубокую технократичность цивилизации Дюны, для религиозных феноменов остается огромная область непознанного. Используя религию и суеверия в качестве инструментов манипуляций, орден Бене Гессерит хотел самостоятельно создать собственного подконтрольного Мессию, но в конечном итоге их же искусственные пророчества обратились против них самих, а главный герой стал носителем и передатчиком некой высшей Космической Воли. Здесь мы видим еще одно открытие автора — процессы, протекающие внутри социума невозможно регулировать, они независимы и с трудом поддаются описаниям.

Но мы можем предвидеть изменения. Изменения в изменениях. Разум человека может понять, на трансцендентальном уровне, многомерность «свернутого пространства» и многомерность социальных процессов, многомерность самой человеческой истории. Пусть этого могут добиться единицы, но все же, это достижение подвластно человеческому разуму.

© кадр из фильма «Дюна»

На этом, наверное, можно было бы и закончить размышления на тему творчества Фрэнка Герберта. Но давайте посмотрим — неужели мы не видим и в наше время кризис религии, культуры и императивных идей? Пройдет еще несколько десятков лет, и религия, в том виде, в каком мы привыкли ее наблюдать, исчезнет. Она бы исчезла совсем, но человек так устроен, что не может жить без трансцендентального опыта, следовательно, мы будем иметь дело с эволюцией. Или революцией? Не предсказан ли нам приход на землю Даджаля, пророка Исы и имама Магди? Или эта борьба идет внутри каждого из нас в процессе нашей жизни, и приближает каждого из нас к Раю или Аду?

Не мы ли видим сегодня, как нефть утрачивает свое былое значение, но при этом регионы, богатые столь необходимым для новой энергетики литием были объяты пламенем войны? Не похожи ли воинственные пуштуны Афганистана на Фременов Дюны?

Не бушуют ли вокруг нас религиозные войны?

Творчество Фрэнка Герберта умеет ставить правильные вопросы. И его книги актуальны до сих пор. Возможно, через эти произведеия некие высшие силы и заставляют нас объявить джихад собственной ограниченности и закостенелости. Вселенная каждый день спрашивает нас, насколько мы свободны. На сколько каждый из нас готов стать фременом.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)