Вирус навсегда: СOVID-19 уйдет, ограничения останутся

Коронавирус.

Коронавирус.

© Коллаж / Ridus.ru

В научном журнале Lancet опубликована статья коллектива ведущих европейских ученых-медиков, которые попытались ответить на вопрос, как будет развиваться пандемия COVID-19 в ближайшие месяцы и годы и закончится ли она вообще. Разбору этого материала была посвящена публикация на сайте «Русской службы „Би-би-си“».

Описав возможные варианты окончания пандемии, авторы статьи так и не смогли четко сказать, сохранит ли вирус свою опасность для человека.

Авторы другой публикации в журнале Американского медицинского сообщества JAMA описывают четыре возможных сценария как «спектр потенциальных развязок, которыми может разрешиться эпидемия COVID-19».

Первый — полное искоренение (eradication), когда медикам удастся окончательно извести SARS-CoV-2, как это было с вирусом оспы.

Второй — изгнание инфекции (elimination), временное снижение числа заражений в конкретной стране до нуля за счет массовой вакцинации и строгой системы ограничительных мер — по сути, полного закрытия границ и изоляции от внешнего мира. Сейчас подобные меры принимаются в Австралии. Самый большой их недостаток: они выглядят как попытка загнать население в концлагерь.

Третий — сосуществование (cohabitation). Вакцины будут защищать от тяжелого течения болезни и летального исхода. Там, где вакцинированных много, вирус перестанет представлять смертельную опасность и превратится в сезонную простуду.

Четвертый — масштабное распространение (conflagration). Значительная часть населения планеты останется непривитой из-за проблемы с доступностью вакцины, низкого иммунного статуса или нежелания прививаться. Вирус продолжит стремительно распространяться.

«Ридус» попросил поделиться своим мнением о возможных сценариях и мерах борьбы с вирусом, изложенных в публикации «Русской службы „Би-би-си“», научного руководителя Института вакцин и сывороток Виталия Зверева и политического аналитика Анатолия Несмияна.


Профессор Виталий Зверев

Профессор Виталий Зверев.

© кадр из видео

Вирус навсегда

По мнению одного из ведущих российских специалистов в области молекулярной биологии и патогенных микроорганизмов научного руководителя Института вакцин и сывороток академика Виталия Зверева, опасность коронавируса преувеличена, а прогнозы о полном исчезновении вируса, как это произошло с той же оспой, несбыточны.

Как уверен и не раз заявлял академик Зверев, смертоносность коронавируса сильно преувеличена, а меры властей порой явно неадекватны опасности.

Я считаю, что смертность от коронавируса должна быть и будет такой, какова приблизительно при гриппе. Как правило, выход препаратов в практику — это не один год и не два, и даже не три, потому что если препарат применяется в течение какого-то времени, то нужно изучать хроническую токсичность, а это годы. Но такие препараты обязательно появятся, они сейчас находятся в разработке.
Второе — это схемы лечения, которые все время совершенствуются. Они тоже должны привести к тому, что смертность будет порядка десятых долей процента. Практически как от гриппа или инфекционного заболевания. Это происходит потому, что становится понятно, как, когда и какое лечение нужно применять, — пояснил Виталий Зверев.

По его словам, нынешняя ситуация во многом обусловлена тем, что болезнь еще не научились правильно лечить и нет препаратов, которые будут действовать прямо на коронавирус, они пока лишь разрабатываются.

Если говорить о том, что будет дальше с этой инфекцией, то она никуда не исчезнет. Она останется с человеческой популяцией. Точно так же, как мы живём с гриппом, так же нам придётся жить и с коронавирусом, — уверен академик Зверев.

Спасение в болезни

При этом ученый уверен, что утверждения о невозможности достичь коллективного иммунитета, который снизит опасность вируса, ошибочны.

Уже сейчас очевидно, что иммунитет после перенесенного заболевания измеряется не неделями и не месяцами. По видимому, это продолжительный иммунитет и, несмотря на то, что исчезают антитела, остаётся клеточная память, остаётся клеточный иммунитет. Уже обнаружены эти цитоплазматические клетки, живущие десятилетиями, которые реагируют на попадание возбудителя, выбрасывая необходимое количество этих самых антител, — поясняет ученый.

По мнению господина Зверева, коллективный иммунитет будет достигаться в первую очередь людьми, которые переболели так или иначе. По его словам, на самом деле этот иммунитет сейчас уже выше, чем нам кажется, благодаря значительному числу переболевших. В том числе бессимптомно.

Кроме того, свою роль сыграют дети, которые бессимптомно или легко переносят СOVID-19. Они сохраняют иммунитет и, вероятно, будут переходить в следующую возрастную группу, уже обладая иммунитетом к заболеванию.

При этом академик Зверев не отрицает необходимости и значения вакцинации, которая, по его словам, играет огромную роль в достижении коллективного иммунитета.

Мы видим это по другим инфекциям. Например, с корью или полиомиелитом удалось справиться только потому, что были хорошие, надёжные вакцины, которые давали продолжительный, иногда даже чуть ли не пожизненный иммунитет, — указывает Виталий Зверев.

Однако проблема нынешней ситуации в том, что те вакцины, которые есть сейчас, несравнимы по своей эффективности с вакциной от полиомиелита, на разработку которой ушли годы.

То, что предлагается сейчас как вакцина от COVID-19, разработано в спешке и имеет ряд недостатков, и в том числе в виде очень непродолжительного иммунитета, отметил ученый.

Иммунитет после них, похоже, не очень продолжительный, если речь идёт о ревакцинации каждые полгода, — указывает академик Зверев.

Идея с бустерными вакцинами, которые придется колоть несколько раз в год, по мнению господина Зверева, плоха и отрицательно скажется на борьбе с другими заболеваниями.

Это не совсем удобно и хорошо, особенно если речь пойдёт ещё и о детях. Есть календарь прививок, куда ещё надо вакцину против гриппа тоже вставить. Это всё очень непросто. И конечно, это не очень хорошая история с бустерными вакцинами. И, скорее всего, это ближе к коммерции, чем к науке.

По его словам, на разработку вакцин требуются годы серьезных исследований. Но работа в этом направлении идет, и в будущем появятся вакцины, которые будут давать иммунитет гораздо более продолжительный и полноценный, такой, в котором будет задействован клеточный иммунитет и появившиеся клетки памяти будут срабатывать, когда нужно.

Отвечая на вопрос, насколько обоснованным является упование на поголовную вакцинацию, Виталий Зверев привел пример Израиля, где 90% населения было вакцинировано один раз и 60% — трижды, но это не уберегло страну от новой вспышки заболевания.

Это показывает нам, что всё-таки все вакцины (я говорю не только о нашей, а и об американских) эффективны не на сто процентов и не на девяносто, и не на восемьдесят. И даже, наверное, не на семьдесят. А может быть, ещё меньше. То, что их приходится делать достаточно часто, говорит нам о том, что они не дают пока того полноценного иммунитета, который даёт перенесенное заболевание. То, что они американские, не значит, что они лучше. И те, и другие дают какие-то побочные эффекты.
Вакцинация

Вакцинация.

© Агентство «Москва»

Не так страшна мутация, как ее малюют

Другими факторами, которые снизят опасность коронавируса, станут как раз мутации, приобретение им сезонного характера и изменение поведения людей, которые будут соблюдать меры безопасности при респираторных инфекциях.

По словам господина Зверева, то, как в СМИ подается появление новых штаммов вируса, когда им приписывается более высокая летальность, ошибочно. Более того, логика существования вируса такова, что выживают те его варианты, которым «удобнее» существовать, не убивая человека.

Да, штамм меняется. Могут меняться симптомы и течение заболевания. Но не надо забывать, что вирус находится под очень серьезным давлением — это первый в истории опыт, когда мы применяем массовую вакцинацию. Естественно, что вирус тоже будет каким-то образом меняться. Он может ослабнуть, но может и нет.
Самое неприятное, что может произойти, — это когда вирус изменит свою антигенную структуру. То есть когда окажется, что этот вирус похож на вирус гриппа. Почему мы каждый год прививаемся от гриппа? Потому что его вирус сам по себе меняется и вакцины, которые были в прошлом году, уже не работают против нового варианта. С коронавирусом, к счастью, пока такого не происходит, и все эти изменения, в общем, не ведут к серьёзным изменениям вируса.
Конечно, они могут произойти, поэтому надо очень строго и жёстко следить за изменчивостью вируса во время этой пандемии, смотреть, что с ним происходит. Надеюсь, что таких изменений не произойдёт, — сказал Виталий Зверев.

Что касается того, как мы и вирус будем жить дальше, то здесь Виталий Зверев уверен: прежних серьёзных вспышек уже не будет и дело сведется к обычным сезонным подъемам.

По мнению ученого, вспышки коронавируса периодически будут возникать в разных странах просто потому, что вирус распространился по планете, а в той же Индии и Африке с их миллиардами населения огромные массы людей не охвачены вакцинацией.

Вирус будет проникать из регионов. Вирус останется. Просто надо научиться с ним жить, а вакцины помогут достичь необходимого уровня коллективного иммунитета в 80-85%, — считает академик Зверев.
Деньги и коронавирус

Деньги и коронавирус.

© pixabay.com

Коронабесие ничуть не лучше ковид-диссидентства

Одна из серьезных проблем, о которой мало говорят мейнстрим-СМИ, — это коронабесие, когда люди, не имея даже крох знаний о механизме заболевания и о том, как работает иммунная система, начинают практиковать абсолютно дикие вещи.

Сегодня модный тренд среди поклонников вакцинации — «коллекционирование» вакцин, когда люди, получив инъекцию Pfizer, «догоняются» «Спутником», а сверху лакируют AstraZeneca, не задумываясь о том, что происходит при этом с их организмом.

Гоняться и делать одну-вторую-третью [прививку], на мой взгляд, бессмысленно, тем более что можно нарваться на обратную ситуацию. Если у человека высокий уровень антител, то может произойти так называемая иммунная супрессия — обратный ответ. Вот это большое количество антител может повернуть реакцию организма совсем в другую сторону, — предупреждает академик Зверев.

Ученый согласен с тем, что вопрос борьбы с коронавирусом политизирован и определенные круги могут быть заинтересованы в этом.

Мне тоже не нравится эта истерия, нагнетание страхов. Человек в страхе начинает делать глупости и какие-то совершенно неверные движения. Нужно, наоборот, очень чётко, грамотно и правильно информировать население о том, что происходит.
Если люди умирают от чего-то, то нужно объяснить, почему это происходит, нужно понять механизмы, по которым развивается заболевание. Я думаю, что в ближайшее время всё случится. Но прежде всего эти вопросы должно поднять и обсудить медицинское сообщество, — уверен Виталий Зверев.

По мнению академика, со временем это всё закончится. Хотя бы просто потому, что будут созданы средства для лечения болезни.

Мы прекрасно понимаем: одними вакцинами эту проблему не решить. Всё равно будут пациенты, в том числе и тяжёлые. Именно поэтому нужно внимание обратить на разработку противовирусных препаратов и обязательно их получить. Ведь этот вирус, как я уже говорил, теперь будет всегда. Поэтому нам всегда нужно иметь полный арсенал для борьбы с ним.
Жизнь с коронавирусом

Жизнь с коронавирусом

© pixabay.com

Немедицинская история

В свою очередь, политический аналитик Анатолий Несмиян уверен: пандемия коронавируса стала поводом для мер, которые плохо согласуются с масштабом и опасностью заболевания.

Разумеется, история с коронавирусом закончится, это очевидно. Единственный вопрос — когда и чем? Как вы помните, птичий грипп, свиной грипп — обычные тривиальные заболевания были использованы фармацевтическими компаниями просто для продвижения своих продуктов. Но в этот раз речь идёт уже не только о продвижении каких-то конкретных продуктов, вакцин, хотя это на поверхности, — указывает Анатолий Несмиян.

По мнению господина Несмияна, сегодня речь идет об очень серьёзных политических и социальных изменениях, которые происходят в первую очередь в развитых странах.

Вся эта история с карантинами, коронавирусом и локдаунами самым активным образом использовали для того, чтобы резко ухудшить положение среднего класса. В западных странах на сегодняшний момент средний класс очень сильно «просел» — ухудшилось его имущественное и социально-политическое положение, — указывает эксперт.

За кризис заплатит своей жизнью средний класс

И эта ситуация, по мнению эксперта, вынуждает задаваться вопросом, насколько меры, которые декларируются как необходимые для борьбы с пандемией, но непосредственно не связанные с медицинским вопросом, в реальности обусловлены медициной.

Вопрос в том, не является ли это чистой политикой, направленной именно против среднего класса. Потому что речь идёт не только о том, чтобы лишить этих людей, какого-то имущества. Понятно почему: на дворе кризис, и естественно, что за него кто-то должен заплатить. Средний класс лишается своей собственности именно как раз для того, чтобы расплатиться с этим кризисом, — уверен Анатолий Несмиян.

По его мнению, имеется еще одна — политическая — составляющая нынешней «борьбы с пандемией»: не слишком законные, вводившиеся как чрезвычайные меры пандемийные ограничения останутся и после официального окончания эпидемии, а отобранные права и свободы могут не вернуться.

Собеседник «Ридуса» уверен, что в той или иной форме нынешние ограничения останутся и после официального окончания «пандемии». Как минимум истеблишмент и корпорации будут стремиться к этому. Наверное, в этом-то и заключается политическая составляющая и политическая цель этих мероприятий: резко сдвинуть правовую и социальную сферу, в первую очередь в развитых странах, потому что именно там в средний класс является наиболее развитым.

Для чего это делается? У Анатолия Несмияна есть своя теория, которую многие готовы счесть конспирологической.

Она заключается в том, что пандемийные меры, которые он расценивает как террор против общества, приняты для того, чтобы лишить средний класс прав, свобод и собственности. Изъятые таким образом средства пойдут на ликвидацию кризиса, который надвигается на мировую экономику. Исходя из этого, Анатолий Несмиян считает, что вслед за COVID-19 может появиться какой-то иной вид угрозы. Например, эпидемия другого вируса, пандемия или эпидемия компьютерных вирусов.

В любом случае объектом всех этих манипуляций является очень конкретный в социальном плане слой людей. И не зря именно средний класс сегодня в Европе и Америке начинает активно бунтовать. Потому что они начинают понимать и ощущать на своей шкуре, что всё это направлено против них. Соответственно, начинают расти выступления, бунты, протесты, — отмечает господин Несмиян.

По мнению аналитика, окончательным результатом станет какой-то баланс между ограничением прав людей и тем, что они сумеют отстоять. Однако попытки властей продвинуться в лишении гражданского общества его свобод будут продолжены.

Говоря о том, насколько имеет смысл эта по сути своей чисто западная история в России с ее отсутствующим средним классом, господин Несмиян предположил, что мы имеем дело отчасти с попытками российских властей слепо копировать поведение западных коллег.

Россия все-таки является частью мировой системы, с той только разницей, что у нас все эти ограничения носят менее свирепый характер, чем в той же Западной Европе и в Америке, а ликвидируется не сам средний класс, а возможность его появления в будущем. Россия сегодня просто идет вслед за Западом в рамках карго-культа. Но она вынуждена делать это, поскольку является частью западной цивилизации, — считает Анатолий Несмиян.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)