Грозит ли белому населению «великое замещение» мигрантами?

© Игорь Ставцев / Коллаж / Ridus.ru

Российские власти регулярно обвиняют в том, что они проводят политику целенаправленного завоза мигрантов из среднеазиатских республик. Тем более что государственные деятели (к примеру, мэр Москвы Собянин) столь же регулярно дают повод подозревать их в том, что ради прибылей строительного комплекса и сферы услуг они готовы закрыть глаза на опасности, которые влечет за собой появление плохо контролируемой массы людей, абсолютно чуждых российской культуре и образу жизни.

Политика завоза мигрантов редко становится предметом цивилизованного обсуждения: «демократические» СМИ и политики обычно обвиняют противников неконтролируемой миграции из Азии в фашизме, расизме и прочих смертных грехах. Правые же политики и публицисты, такие как, например, Дмитрий Дёмушкин, в свою очередь, приводят примеры разнузданного криминала и дикости, проявляемой нашими «гостями из солнечных республик», чей полурабский статус к тому же подрывает рынок труда.

Одним из излюбленных аргументов критиков миграции выступает постулат о том, что со временем коренное население будет полностью замещено приезжими. В качестве иллюстрации частенько приводят примеры, когда в школах некоторых районов Москвы оказываются целые классы, в которых практически нет русских детей.

Оправданны ли эти страхи? Давайте посмотрим, что думают о проблеме в стране, которая столкнулась с массовой инокультурной миграцией гораздо раньше и в гораздо больших объемах, — в США.


© Zuma / TASS

Автор статьи «Это конец белой Америки?» профессор Бёркбек-колледжа Лондонского университета Эрик Кауфман считает, что и левые, и правые сильно ошибаются в своих рассуждениях о «великом замещении». Предлагаем вам перевод его текста в издании Unheard.

Грозит ли белой Америке исчезновение под натиском мигрантов?

В течение долгих лет многие консерваторы в США верили в идею о «великом замещении» — теорию, гласящую, что белые американцы и европейцы целенаправленно заменяются посредством иммиграции. Это поверхностное мнение, но опасения, несомненно, усугубляются недавним заголовком статьи в Washington Post: «Число белых впервые сократилось».

В статье говорилось, что результаты прошлогодней переписи отметили, что «впервые с момента переписи в 1790 году абсолютное число людей, идентифицирующих себя как белые, сократилось». Аналогичные утверждения прозвучали и в текстах многих других изданий: «Белое население Америки сокращается»; «Белое население Америки впервые сократилось»; «Американские земли сокращаются. Почти все [белые] проголосовали за Трампа».

Левые ликовали. Майкл Мур (известный режиссер левацких взглядов, автор документальной ленты «Боулинг для Columbine») назвал дату появления этих новостей «лучшим днем в истории США».

Для таких культурных радикалов, как он, перепись ознаменовала конец «превосходства белых» и начало тысячелетия прогрессивного доминирования и расового равенства. Точно так же автор «Вашингтон Пост» и ведущая MSNBC Дженнифер Рубин заявила, что «это потрясающая новость, и теперь нам нужно предотвратить правление белого меньшинства».

Между тем журналист канала FOX NEWS Такер Карлсон, осуждая злорадство левых, комментируя результаты переписи, продолжал бездоказательно утверждать, что сокращение белого населения — результат кризиса опиоидной («аптечной») наркомании в белых общинах.

Новости о результатах переписи только подтверждали конспирологические утверждения ультраправых, согласно которым упадок белого населения организован глобалистскими элитами и меньшинствами и должен привести к ужасным последствиям для белых людей и их детей.

Дело не в том, как посчитать, а в том, как понять посчитанное

Однако, несмотря на расходящиеся волны заряженной риторики, число людей, которых американское общество считает белыми, почти наверняка увеличилось с 2010 года.

Белая Америка не сокращается, и белые не вытесняются в расовом отношении. Это ложный нарратив с серьезными политическими последствиями: исследование за исследованием показывают, что напоминание белым американцам об их превращении в меньшинство меняет их политические взгляды в консервативном направлении и усиливает поддержку правого популизма. Таким образом, хотя это заявление может поднять настроение левым, оно в значительной степени идет на пользу правым трампистам.

Но на что указывают фактические результаты? Разве перепись не отражает фактов в том виде, в каком они есть, не свидетельствует, что количество белых людей в стране сокращается? Что ж, это безусловно. Правда, что в 2020 году было зафиксировано на 5,1 миллиона меньше американцев нелатиноамериканского происхождения, чем в 2010-м.

Любой студент, изучающий количественные социальные науки, знает, что, когда в опросе вы меняете формулировку вопроса, вы можете изменить (и часто существенно) характер ответов. В анкете переписи 2010 года были отметки для белого и черного населения. Версия 2020 года была изменена так, что людей не только просили поставить галочку, но и предлагали указать свою этническую группу в текстовом поле ниже.

Исследование Pew показывает, что около 15% черных и белых респондентов ничего не написали в текстовом поле или написали что-то несущественное. Американцам латиноамериканского происхождения, когда их попросили определить их принадлежность, также впервые указали, что «латиноамериканцы» — это не раса. Вероятно, это побудило людей усомниться в выборе того, какую клетку отметить, и вместо нужной они выбрали категорию «множественная раса» или «другая раса».

Это уменьшило число респондентов, поставивших галочку в графе «только белое». Помимо изменения формулировок переписи, политизация белой идентичности в эпоху Трампа, возможно, заставила либералов дистанцироваться от этой категории. 2010-е годы стали временем резкого подъема «культурного прогрессизма». В течение этого десятилетия доля белых граждан — либералов и демократов, заявляющих, что они испытывают «холодность» или равнодушие по отношению к белым, увеличилась примерно на 10%.

Факт и то, что многие WASP-американцы (WASP — White Anglo-Saxon Protestant, белые англосаксонские протестанты; здесь: стопроцентные американцы, представители более зажиточных слоёв общества США), такие как Элизабет Уоррен, имеют коренное американское происхождение (это ложное утверждение автора: тест ДНК показал, что сенатор Уоррен не имеет никакого отношения к племени чероки и лгала во время избирательной кампании о своих «индейских корнях»). А некоторые, такие как Брэд Питт, считают, что имеют индейских предков, даже когда этому нет подтверждений.

Аналогичным образом, поскольку восемь из десяти чернокожих американцев имеют в своей семейной истории белое или иное расовое происхождение, а один из десяти белых южан имеет африканское происхождение, возможности для расширения в смешанных или других расовых категориях потенциально огромны.

Так повлияли ли эти изменения на то, что люди отвечали при переписи населения 2020 года? Во многом это зависит от того, отражают ли их ответы: а) их собственную идентичность; б) их представление о том, как их воспринимают окружающие; в) суждение о преобладании панэтнического происхождения в их среде обитания.

На рисунке ниже показано, что количество американцев, назвавших себя «только белыми», сократилось на 19,3 миллиона в период с 2010 по 2020 год, в то время как количество американцев, поставивших галочку в графе «белые» вместе с некоторыми другими категориями, увеличилось на 23,6 миллиона.

Большая доля этого смещения пришлась на латиноамериканское население, но даже среди неиспаноязычных людей число «только белых» сократилось на 5,1 миллиона. В то же время перепись зафиксировала рост на 24,8 миллиона в группе «две или более расы» и на 28,1 миллиона в группе «какая-то другая раса». Примечательно также увеличение на 3,6 миллиона лиц смешанного происхождения «американские индейцы и коренные жители Аляски» и другого расового происхождения, учитывая, что в переписи 2010 года эта группа насчитывала всего 2,3 миллиона человек.

Вряд ли что-либо из этого сдвига можно объяснить уровнем рождаемости или смертности среди аборигенов. В самом деле, поразительно, что большинство представителей двух рас — белых и коренных американцев — индейцев фактически считаются белыми и считают себя таковыми.

© Zuma / TASS

Между тем процесс ассимиляции означает, что с каждым поколением все меньше потомков латиноамериканских и азиатских иммигрантов, особенно смешанного происхождения, идентифицируют себя со своим происхождением.

Поэтому трудно представить себе, что число американцев, считающихся белыми, сокращается. Однако все это не означает, что с этнической демографией нации ничего не происходит. Баланс между рождением и смертью белых жителей Америки, с учетом небольшого потока белых иммигрантов, составляющего около 200 000 человек в год, находится почти в равновесии.

Численность белого неиспаноязычного населения в период с 2010 по 2019 год практически выровнялась. Начиная с семидесятых годов, белые американцы сохранили североевропейскую модель рождаемости с общим ее коэффициентом от 1,5 до 2. Хотя он относительно высок для развитого мира, он все же ниже «магического» показателя 2,1.

«Несмешанное» белое американское население наряду с белым этническим большинством в остальной части развитого мира в предстоящие десятилетия начнет постепенно сокращаться. Но большие демографические изменения 2010-х были связаны не с белыми американцами, а с большим падением рождаемости латиноамериканцев, которое быстро приблизилось к более стабильным показателям белых.

Таким образом, даже если доля «несмешанных» белых, вероятно, упадет ниже 50% к 2050 году, доля тех, кто считается социально белыми, скорее всего, в обозримом будущем составит большинство.

В любом случае, чтобы точнее судить о проблеме, нужны другие данные, а не цифры переписи. Социологов и ученых мужей интересует субъективная расовая идентичность людей, но мы также хотим знать, каков баланс объективных расовых категорий.

Последние формируют решения людей о том, где им жить, с кем создавать семью, за кого голосовать, и могут повлиять на их жизненные шансы. Один из вариантов — спросить людей, как другие воспринимают их расу.

В Северной Ирландии растущая тенденция людей заявлять о своей религии как «не религиозен» или «не указана» привела к тому, что в 2011 году переписчики добавили вопрос о религии, в которой люди были воспитаны.

В конечном счете, однако, пока результаты такого вопроса не покажут реальный демографический спад среди тех, кого считают белыми, идеи «великого замещения» говорят нам об идеологических надеждах и страхах больше, чем любая возникающая социальная реальность. Вместо этого средства массовой информации привлекают демографические истории, которые усиливают восприятие угрозы белыми, доставляют удовольствие прогрессистам и усиливают поддержку трампизма. Таким образом, хотя определение «белого» может размываться по краям, белое американское большинство никуда не денется.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small default
    Yermek Kundakov 25 августа, 03:46

    Об этой проблеме писали и говорили еще в 80-е годы. Ничего удивительного не происходит. Все было ожидаемо и закономерно.