Татьяна Рыбакова

Писатель, журналист

Более 20 лет пишет об экономике и ее роли в жизни общества для ведущих деловых и общеполитических изданий. Автор книг о Сербии, ставших открытием на российском рынке. Лауреат премии «Золотое перо» за книгу «Вкусная Сербия», неоднократно награждалась за публикации по экономике в российских СМИ. Имеет экономическое, литературное и психологическое образование. В настоящее время живет в Сербии.

Все статьи автора
автор

Китайский синдром: социализм указал капитализму на его место

8025985

То, что происходит с китайскими технологическими гигантами, давно уже вышло за рамки концепции обид на «зарвавшихся» олигархов. Однако существующие сегодня версии, мне кажется, придают действиям властей Китая иррациональный оттенок. Если же попробовать взглянуть на происходящее с точки зрения здравого смысла — пусть и с точки здравого смысла самих китайских товарищей, — удастся обнаружить весьма интересные поводы для размышлений. И для беспокойства.


Гигантский штраф Alibaba, наказание за IPO сервису такси DiDi, лишение эксклюзивных прав на онлайн-музыку сервиса Tencent, наконец — фактический разгром системы внешкольного образования, обрушивший котировки акций компаний из этой области на 90%. «Почему, зачем?» — паникуют инвесторы. «Потому что коммунисты», — отвечают им аналитики, будто не было до сих пор бурного развития экономики страны под руководством все той же КПК. Борьба с внешкольным образованием, которого лишили права получать прибыль и нанимать иностранных преподавателей, стала символом безрассудного волюнтаризма. С него, пожалуй, и начнем.

Тем, кто жил в СССР, понятен невероятно высокий статус образования в Китае. Высшее образование, тем более, в хорошем университете, на востребованном факультете — это социальный лифт. Это возможность занять хорошую должность в отечественной или зарубежной компании, построить партийную карьеру, уехать за рубеж, в конце концов. Помножьте этот стимул на истовое трудолюбие китайцев — и станет понятно, что любая семья расшибется в лепешку, но хорошее образование своему ребенку даст.

Первые экзамены дети сдают еще при поступлении в школу. И продолжают сдавать экзамены и тесты на протяжении всей учебы. Ничего не поделаешь — конкуренция в хорошие учебные заведения огромная. Советскую пословицу «институт — как трамвай: главное — влезть, а дальше сам повезет» китаец просто не поймет.

Разумеется, родители хотят, чтобы их ребенок учился в самой лучшей школе и окончил престижный университет. Поэтому они нанимают репетиторов. Собственно, образовательные онлайн-платформы Китая — это высокотехнологические репетиторские курсы, готовящие детей с 6 лет: к экзаменам в школу, к тестам, к особым требованиям тех или иных специальностей.

Истовое трудолюбие китайцев сыграло тут злую шутку. Когда хорошие педагоги стали хорошо готовить трудолюбивых детей, для отбора лучших пришлось усложнять экзаменационные и тестовые материалы. Детей подготовили еще лучше — усложнили опять… В результате, к сегодняшнему дню сложилась потогонная система, когда дети учатся с утра до вечера, включая выходные, а отобрать лучших невозможно — можно отобрать только самых натасканных. Никакой талант, никакой вундеркинд не в состоянии обыграть конкурентов, если ему не хватило против них не то, что усидчивости, а элементарного здоровья и родительского времени. Потому что родители тоже участвуют в этой гонке: в Китае созданы сервисы, позволяющие любому родителю контролировать выполнение заданий даже по математике и физике. И родители контролируют — отработав свой 9-часовой рабочий день, часто без выходных.

А результат? Китайская статистика — «вещь в себе», однако есть подозрение, что отдача от такого фанатичного натаскивания не сильно порадовала китайское руководство. Плюс самые талантливые все равно уезжают за границу. Плюс Китай впервые столкнулся с демографической убылью рабочей силы в результате долгой программы «одна семья — один ребенок» — а демографические ямы обычно приводят к дефициту, прежде всего, среднего и нижнего звена работников.

Есть и чисто этический аспект: фактически, репетиторы обманывали экзаменационную систему, «натаскивая» средних детей до уровня проходного балла. Понятно, что умнее от этого выпускник не станет — зато «корочки» престижного вуза получит.

Так что, возможно, вовсе не желание стимулировать семьи к рождению второго и третьего ребенка, снизив расходы на образование, двигало компартией — понятно, что родители все равно будут искать способ нанять репетиторов, — а желание сломать самораскручивающуюся систему постоянного усложнения экзаменов без реального повышения качества выпускников. Если это так, то можно ждать реформ и самой системы государственного образования Китая.

Подобные рациональные объяснения можно найти и в других случаях. Alibaba? Китайские власти давно беспокоит закредитованность населения и бизнеса, а ее финтех-приложение Ant шло на IPO, после которого могло и вовсе выйти из-под и так слабого контроля регуляторов. DiDi? Китай готов следить за каждым своим гражданином, но страшно обеспокоен возможностью следить за его гражданами третьим странам — а выход агрегатора такси на международную арену делал возможным многое узнать о передвижениях интересующих групп населения или маршрутах.

По моему мнению, вряд ли нынешний «разгром техсектора» является именно разгромом — скорее, приведением сектора в то состояние, которое устраивает китайские власти. Гораздо серьезнее другое решение китайских регуляторов, на которое, почему-то, обратили гораздо меньше внимания. Речь идет о запрете выходить на зарубежные IPO через офшоры — теперь для этого потребуется одобрение властей.

Дело в том, что торгующиеся в США бумаги китайский компаний — это, фактически, бумаги офшоров, обычно с Каймановых островов, где минимальные требования к прозрачности, созданных китайскими корпорациями специально под IPO за рубежом. Так компании обходили запрет на продажу китайских акций иностранцам.

Да, купить китайские акции можно только на биржах Шанхая и Гонконга. При этом иностранцу продадут далеко не все — для них есть специальный тип акции.

Кстати, если заглянуть на Шанхайскую или Гонконгскую биржу, то там нет, к примеру, акций столь нашумевшей компании Tal Eduction. Да и на сайте самой компании она называется Good Future. Этого тикера на китайских биржах тоже нет. Потому что Tal Eduction — это офшорная «обертка» для иностранных инвесторов, созданная группой китайских компаний с совсем другими названиями.

Интересно, что закрытие лазейки для неподконтрольных властям зарубежных IPO совпало с требованием американской комиссии по ценным бумагам к китайским компаниям раскрывать при выходе на американский рынок риски вмешательства властей. Учитывая, что подобное требование для Китая вряд ли будет приемлемо, я бы, на месте инвесторов в китайские акции, задумалась не о том, вернутся ли их котировки к прежним значениям, а о том, как не остаться с «конфетными обертками» от настоящих акций. А с самими китайскими компаниями вряд ли что-то случится.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)