«Безопасный город»: «распознавание лиц» угрожает россиянам

© Игорь Ставцев / Коллаж / Ridus.ru

Технология распознавания лиц настолько эффективна, что ее массовое распространение в отсутствие эффективных механизмов защиты общественных интересов и прав граждан несет серьезную угрозу, считают авторы доклада «Распознавание лиц: предчувствие антиутопии». Доклад представлен проектом «Сетевые свободы» международной правозащитной группы «Агора» и содержит весьма тревожные выводы.


© Сергей Фадеичев / ТАСС

Одной из главных угроз правам и свободам граждан авторы исследования видят то обстоятельство, что существующие и активно используемые властями уже более десяти лет системы распознавания действуют практически при отсутствии каких-либо регулирующих правовых норм. Проще говоря, незаконны.

С чего все начиналось

Массовое использование систем распознавания началось в 2001 году, когда в столице было установлено более 80 тысяч камер на подъездах домов. В 2007 году систему модернизировали в рамках стартовавшей программы «Безопасный город», а в 2011-м появился функционал обработки данных с удаленным доступом к архиву. Тогда же начались первые попытки внедрения технологии в систему видеонаблюдения на транспорте.

Стимулом к активному внедрению распознавания лиц стали массовые протесты 2012 года. К лету было установлено более 60 тысяч камер, информация с которых стекалась в Единый центр хранения и обработки данных.

Не смотря на развитие технологий, правоохранители активно пополняют базы лиц участников протестов по старинке

Несмотря на развитие технологий, правоохранители активно пополняют базы лиц участников протестов по старинке.

Сергей Домущий

С 2014 года началось масштабирование «Безопасного города» (АПК БГ) на всю страну.

На сегодня, по данным мэрии, в Москве установлено около 200 тысяч устройств. Однако сколько среди них работающих, сказать точно вряд ли возможно. В 2010 году правоохранители обнаружили, что один из подрядчиков мэрии «Строймонтажсервис» вешал вместо камер муляжи и с помощью специальной программы посылал на тестовую систему готовые изображения.

В 2015 году во время подготовки к Кубку конфедераций и чемпионату мира по футболу в 2017 и 2018 годах правительство предписало оснастить все места, в которых могут собраться более 50 человек, системами непрерывного видеонаблюдения. Спортивные объекты, на которых в результате террористической атаки могут пострадать более 500 человек, должны быть дополнительно оснащены системами видеонаблюдения с функцией идентификации посетителей. Вся информация с этих систем пополняет картотеки МВД.

Протесты в Москве летом 2019 года

Протесты в Москве летом 2019 года.

Сергей Домущий

18 февраля 2016 года компания Артема Кухаренко NtechLab представила приложение FindFace в соцсети «ВКонтакте». В мае 2016 года число посетителей сервиса, которые, сами того не желая, помогали обучать нейросеть следить за людьми, достигло миллиона человек.

Спустя год стало известно о сотрудничестве компании с московским Департаментом информационных технологий и о доступе правоохранителей к данным системы.

Мощный толчок внедрению электронной слежки дала пандемия. В марте 2020-го систему видеоаналитики от ЦРТ, которую первоначально устанавливали на стадионах, адаптировали к поиску и выявлению больных COVID-19 и контактировавших с ними.

Очень большие деньги

По данным аналитиков ГК «Финам», российский рынок видеонаблюдения за 2021 год оценивают в 78 миллиардов рублей. Около 15% приходится на видеоаналитику, к которой относят и распознавание лиц. Около пятой части российского рынка видеоаналитики, то есть приблизительно 2,2 миллиарда рублей, приходится на распознавание лиц. Объём глобального рынка распознавания лиц в 2021 году можно оценить в 4,1 миллиарда долларов.

При этом, несмотря на то, что главные опасения правозащитников связаны с государством, ключевым потребителем «продукта» систем распознавания выступает частный сектор.

В целом же, по оценкам экспертов, глобальный рынок распознавания лиц растёт на 18% в год, а российский — на 20% в год.

Конец частной жизни

Практически с момента внедрения «Большого брата» в столице правозащитники начали говорить об опасности подобных технологий. В 2020 году волонтер «Роскомсвободы» Анна Кузнецова за 16 тысяч рублей купила в сети маршрут собственных передвижений, который был составлен с помощью городской системы распознавания лиц.

Тогда же «Роскомсвобода» в суде потребовала от властей Москвы и ДИТ остановить работу всей уличной системы по распознаванию лиц. С аналогичным иском в суд обращалась и москвичка Алена Попова.

По Конституции наша частная жизнь неприкосновенна (ст. 23 и 24 Конституции России): никто не имеет права собирать наши данные. МВД может четко идентифицировать, где я бываю и что делаю. Технология используется избирательно по отношению к людям, у которых есть политическая позиция, которая кому-то не нравится, — заявила в суде госпожа Попова.

Однако суд, вставший в итоге на сторону ДИТ, не увидел в системе ничего нарушающего права граждан.
Впрочем, представители сильных мира сего вполне понимают, какую угрозу несет тотальная видеослежка. В том же году вышло расследование, которое показало, что в столице существуют районы и дома, обитатели которых могут не бояться за свою «прайвеси».

Авторы материала утверждали, что камер нет на домах, где живут Сергей Лавров и Алексей Кудрин, Константин Эрнст, Геннадий Тимченко и дети главы «Роснефти» Игоря Сечина, заммэра Москвы по вопросам ЖКХ Петр Бирюков, спикер Госдумы Вячеслав Володин, экс-глава ПФР Антон Дроздов, дети премьера Мишустина, Сергей Собянин, бывший генпрокурор Юрий Чайка, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин и семья губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова.

Также выяснилось, что камер нет в целом районе Москвы — на «Золотой миле» (Остоженке).

Остоженка - места расположения камер. Скриншот портала городских данных

Остоженка, места расположения камер. Скриншот портала городских данных.

Чем опасны технологии распознавания и что ждет россиян

Судя по всему, на очереди объединение разрозненных региональных комплексов в единую систему: правительственный Институт законодательства и сравнительного правоведения разработал проект федерального закона О единой системе «Безопасный город», утверждают авторы доклада.

Под видом сервисов активно внедряют системы распознавания коммерческие структуры. Параллельно создается федеральный банк биометрических данных — Единая биометрическая система (совместный проект Банка России и «Ростелекома»). Все собранные с ее помощью персональные данные должны быть интегрированы с «Госуслугами».

Системы видеонаблюдения не только распознают лица, но и фиксируют пол, возраст, эмоции. В сочетании с развитием искусственного интеллекта и постоянным наполнением различных баз данных это создает условия для качественно нового уровня дискриминации и злоупотреблений.

Ничто не мешает полученные таким образом данные самостоятельно прогнать через программы распознавания лиц, которые становятся все доступнее, — утверждают в «Роскомсвободе».

По словам авторов доклада, технология стала настолько эффективна, что ее массовое распространение при отсутствии гарантий соблюдения прав граждан несет серьезную угрозу. И не только в России. Риски утечек, злоупотреблений, использования технологии для массовой слежки, дискриминации в виде профайлинга и выявления «политически неблагонадежных» лиц настолько велики, что в ряде стран обсуждается полный или частичный запрет распознавания лиц без согласия граждан. В России к этому добавляются кривые руки разработчиков, что мы видели буквально недавно на примере последней инициативы столичного Дептранса, а также опасность легкого попадания данных в руки преступников.

Лондон. Знак с предупреждением о работе системы наблюдения. записи и мониторинга.

Лондон. Знак с предупреждением о работе системы наблюдения, записи и мониторинга.

Сергей Домущий

Опасность технологии признают даже те, кто, казалось бы, только выиграет от нее. Так, в США ряд сетей, включая гиганта Wallmart, отказались от использования системы распознавания. Более двух десятков муниципалитетов США запретили ее использование вовсе. В июне группа сенаторов от Демпартии вновь внесла закон о запрете использования федеральными агентствами биометрических технологий.

Есть понимание опасности тотального контроля и у ряда российских законодателей. Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Юрий Синельщиков заявил изданию «Коммерсантъ», что необходимо ограничение использования систем распознавания лиц, и в опасениях правозащитников есть логика.

Однако выводы авторов доклада о возможности бороться с нарождающимся «Большим братом» весьма пессимистичны. По их мнению, мы будем наблюдать быстрое и массовое развертывание стремительно дешевеющей технологии при поддержке лояльных IT-компаний, сопровождающееся убеждением населения в ее необходимости, полезности и безопасности. А уже затем, постфактум, законодательное регулирование можно будет адаптировать к сформированной реальности. Подконтрольные властям суды на третьем этапе зафиксируют и одобрят сложившуюся правоприменительную практику.

© pexels.com

Противовесов, по сути, никаких нет, ограничить этот технологический прорыв против прав и свобод ничем невозможно, — утверждают в «Роскомсвободе».

Однако опыт того же Гонконга показывает, что, когда дело доходит до настоящих протестов в ответ на технологические изощрения властей, протестующие быстро находят противоядие — от устройств для маскировки лиц и лазерных указок, выжигающих матрицы камер, до древнего «оружия» дворовых хулиганов — рогаток.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)