«Во всем виноваты белые», или что такое «критическая расовая теория»

BLM.

BLM.

© Михаил Салтыков / коллаж / Ridus.ru

Идеологией американских протестов и движения BLM стал странный коктейль из извращенных понятий справедливости и антирасизма, который получил название «критическая расовая теория». Что же это такое и почему против нее все громче выступают консервативные политики и американские родители, протестующие против навязывания КРТ в школах и университетах Америки?


Согласно определению, которое дается в работе Эми Ансель «Critical Race Theory», критическая расовая теория — это «академическое движение учёных и активистов в области гражданских прав, которые стремятся критически изучить законодательство и бросить вызов господствующим либеральным подходам к расовой справедливости».

Создателями КРТ называют американских интеллектуалов и юристов 1970-х Деррика Белла, Алана Фримена, Кимберли Креншоу, Ричарда Дельгадо, Шерил Харрис и других.

Энциклопедия Britanica, описывая КРТ, характеризует ее как «интеллектуальное движение и не имеющую четких рамок систему юридического анализа», основанную на предположении, что раса — это не естественная, биологически обусловленная характеристика, а социально сконструированная категория, используемая для угнетения цветного населения.

Критическая расовая теория — это практический подход, изучающий историю превосходства белых людей и отвергающий идею, что прошлое осталось в прошлом и что законы и система, которые пришли к нам из прошлого, как-то отделены от расизма, — описывала свое детище профессор юриспруденции Колумбийского университета Кимберли Креншоу.

Теоретики КРТ считают, что «закону и правовым институтам в США неотъемлемо присущ расизм, поскольку те функционируют, чтобы создавать и поддерживать социальное, экономическое и политическое неравенство между белыми и небелыми, особенно афроамериканцами».

Основатели теории критических рас

Основатели критической расовой теории.

© wikipedia.org

Марксистские корни КРТ

Корни «критической расовой теории» лежат в левой идеологии, которая стала популярной в США в 60-е годы XX века. Первоначально марксисты строили свою политическую программу на теории классового конфликта. Его решением, согласно Марксу, была революция: осознавшие свое положение пролетарии овладевают средствами производства, свергают капиталистический класс и возвещают начало нового социалистического общества.

Но капитализм эволюционировал, и, несмотря на то, что в ХХ веке в ряде стран произошли революции в марксистском стиле, каждая из них закончилась катастрофой. Будучи осуществленной на практике в десятках стран, марксистская теория проиграла.

К середине 1960-х интеллектуалы марксистского толка на Западе oсознали свои неудачи. Cыграло роль и разоблачение культа личности Сталина и репрессий в СССР, и подавление народных восстаний в странах советского блока.

Левые поняли, что пролетарская революция никогда не случится в Западной Европе или Соединенных Штатах, где быстро повышался уровень жизни и рос средний класс. Большинство американцев верили в американскую мечту — идею о том, что они могут достичь успеха и занять более высокое положение в обществе через образование и упорный труд.

Но вместо того, чтобы отказаться от своего политического проекта, западные марксистские ученые просто адаптировали свою революционную теорию к социальным и расовым волнениям 1960-х годов.

Отказавшись от марксова противопоставления капиталистов и рабочих, они заменили классы расами и попытались создать революционную коалицию обездоленных на основе расовых и этнических категорий. В 1960-х американцы предпочли идею улучшения своей страны идее ее свержения. Видение Мартина Лютера Кинга, стремление президента Линдона Джонсона к Великому обществу и восстановление закона и порядка, обещанное президентом Ричардом Никсоном в его президентской кампании 1968 года, определили американский политический консенсус после 1960-х годов.

Спустя тридцать лет ответом левых стало создание критической расовой теории.

Карл Маркс

Карл Маркс.

© John Jabez Edwin Mayal / wikipedia.org

В 1990-х годах набор идей, рожденных в кругах левой американской профессуры, начал проникать в государственные учреждения, в систему государственных школ, в программы подготовки учителей и в корпоративные отделы кадров в форме программ обучения «разнообразию», модулей кадровых ресурсов, основ государственной политики и школьных программ.

Новояз КРТ

Отличительная особенность КРТ — язык эвфемизмов, которые используют ее адепты. «Равенство», «социальная справедливость», «разнообразие и инклюзивность» и «обучение с учетом культурных особенностей». Все эти термины, по сути, скрывают прежние марксистские догмы о классовом конфликте и противостоянии. «Неомарксизм» будет трудно продать, а «справедливость» не вызывает аллергии у американцев и ее легко спутать с американским принципом равенства. Но различие огромно и важно.

Сторонники КРТ открыто отвергают равенство — принцип, провозглашенный в Декларации независимости, закрепленный в законе 14-й и 15-й поправками к Конституции, Актом о гражданских правах 1964 года и Законом об избирательных правах 1965 года. Они заявляют, что декларируемое равенство на деле обеспечивает «камуфляж» для белого превосходства, «патриархата» и угнетения.

Как утверждают критики, равенство в терминах КРТ представляет собой не более чем переформулированный марксизм, и приводят в пример идею профессора права Калифорнийского университета и одного из теоретиков КРТ Шерил Харрис, которая предложила приостановить права частной собственности, изъять землю и богатства у нынешних владельцев, чтобы перераспределить их по расовому признаку.

Другой гуру КРТ Ибрам X. Кенди, который руководит Центром антирасистских исследований в Бостонском университете, предложил создать федеральное министерство по борьбе с расизмом. Этот орган должен, по мнению Кенди, быть независимым (то есть неподотчетным) от законодательной ветви власти и иметь право аннулировать любой закон на любом уровне, ограничивать выступления политических лидеров и других лиц, считающихся недостаточно «антирасистскими».

Одним из практических результатов создания такого отдела могло бы стать свержение капитализма, поскольку, по словам Кенди, «для того чтобы быть по-настоящему антирасистским, нужно также быть по-настоящему антикапиталистическим».

Критики КРТ заявляют: победа этой идеологии будет означать конец не только частной собственности, но и личных прав, равенства перед законом, федерализма и свободы слова. Их заменит расовое перераспределение богатства, групповые права, активная дискриминация и всемогущая бюрократическая власть.

Ты виноват лишь тем, что…

Как отмечают авторы многих публикаций, КРТ остается достаточно неизвестной широким массам теорией: опрос Economist / YouGov показал, что 58% американцев негативно относятся к теории, хотя хорошо информированы о ней лишь 26% опрошенных, в то время как 38% лишь «что-то слышали» о ней. Однако ее активно продвигают в университетах и различных государственных структурах. Особенно после прихода к власти администрации Байдена.

Как утверждает сотрудник Manhattan Institute Кристофер Руфо, семинары по «теории интерсекциональности» проводились в ФБР, в Минфине США проводили тренинги, на которых сотрудникам было сказано, что «практически все белые люди способствуют расизму» и что они должны обратить «всех в федеральном правительстве» в идеологию «антирасизма».

Сотрудников Национальной ядерной лаборатории «Сандия» отправили в трехдневный лагерь перевоспитания, где им объясняли, что «культура белых мужчин» аналогична идеологии ку-клукс-клана, «сторонников белых супрематистов» и расистов. Затем участники тренинга должны были заявить об отказе от своих «привилегий белых мужчин» и написать письма с извинениями фиктивным женщинам и цветным людям.

Критическая расовая теория перестала быть просто академическим вопросом, она превратилась в инструмент политической власти. Она быстро достигает культурной гегемонии в государственных учреждениях Америки и управляет огромным механизмом государства и общества. Если мы хотим успешно противостоять ей, мы должны решать это политически на всех уровнях, — пишет в своей статье Кристофер Руфо.

Теория, пожирающая своих адептов

Если Дональд Трамп был резким противником КРТ, то демократы всячески демонстрируют к ней симпатию. И, как отмечал в комментарии нашему изданию политолог-американист Малек Дудаков, дает республиканцам хороший шанс и тему в предвыборных баталиях. Одним из главных полей сражений республиканцев и сторонников традиционных американских ценностей с КРТ стали школы.

С подачи республиканцев в Арканзасе, Айдахо, Теннесси, Техасе и Оклахоме приняты законы, ограничивающие преподавание КРТ в школах и университетах. Резко выступает против КРТ потенциальный лидер президентских праймериз губернатор Флориды Рон ДеСантис. Другой популярный республиканец, представитель испаноязычного нацменьшинства сенатор от Техаса Тед Круз, выступая против преподавания КРТ, заявил, что она «учит, что Америка фундаментально и неизбежно расистская», а ее цель — рассорить американцев.

Это предвзятая лживая теория, которая сама такая же расистская, как куклуксклановцы в белых балахонах, — сказал сенатор.

Аналогичную точку зрения высказывал чернокожий конгрессмен-республиканец из Флориды Байрон Дональдс, ставший одним из авторов законопроекта о противодействии КРТ

Критическая расовая теория учит моих трех детей, что я, их черный отец, угнетен американской историей белого превосходства, а их мать, моя жена — мой угнетатель. Но что это значит для моих детей? Что они наполовину угнетенные, а наполовину угнетатели… Это движение, направленное на индоктринацию наших детей, воплощает самую суть обратного расизма и плюет в лицо движению за гражданские права, во главе которого стояли такие американские герои, как доктор Мартин Лютер Кинг, — заявил Дональдс в своей статье Washington Times.

Впрочем, некоторые авторы считают, что жить КРТ осталось недолго. Автор публикации в издании American Thinker Гамалиель Айзек сравнивает КРТ с охотой на ведьм в Америке XVII века.

Тенденция pacпространения критической pacовой теории такова, что те, кто ее поддерживает, становятся ее жертвами. Большинство учителей и сотрудников школ Нью-Йорка согласились с принципами КРТ, потому что боялись потерять работу, если выступят против этого, — отмечает Айзек.
Протесты в Минеаполисе

Протесты в Миннеаполисе.

© Zuma/ТАСС

По его словам, ублажение адептов «обратного расизма» может защитить рабочие места учителей и сотрудников ведомств в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной КРТ уничтожит их.

Это потому, что цель пропагандистов КРТ — равенство, а достижение равенства в их понимании требует, чтобы рабочие места белых были переданы цветным людям, — пишет автор статьи American Thinker.

По его словам, по мере того, как все больше и больше белых сотрудников будут видеть, что их приверженность принципам КРТ не защищает их, приближается день, когда критическая pacовая теория пойдет по пути салемских судебных процессов над ведьмами. Лучший способ приблизить этот день — предать максимальной огласке судьбу тех, кто напpacно поддерживает революцию КРТ, пишет Айзек.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)