От Кандагара до Порт-о-Пренса: какой силой связаны потрясения на Востоке

Мир стал тесным и шатким, на одном краю топнешь — на другом отдаётся. Талибы, с неотвратимостью судьбы занимающие всё новые районы Афганистана, и наглое, практически демонстративное убийство президента Гаити — два события, заполнившие международные информационные сводки.

Что их связывает? Прежде всего, неразрывная система глобального наркотрафика.


Главные по наркотикам

Гаити. Задержание подозреваемых в убийстве президента Гаити

Гаити. Задержание подозреваемых в убийстве президента Гаити.

© EPA/ТАСС

Чисто гаитянское убийство: ночь, штурм дома и 12 пуль в чёрного президента. И разошедшееся по мировым СМИ видео c объявлением в мегафон: «Это операция Управления по борьбе с наркотиками», за которым последовали дежурные опровержения американских и местных официальных лиц.

Более чем активное участие американского УБН в политических событиях на карибском и латиноамериканском заднем дворе США — секрет полишинеля. Ключевая нелегальная функция спецслужбы — контроль каналов наркоторговли, ведомство не раз уличали в тесных связях с наркокартелями.

Достаточно вспомнить резонансный доклад, опубликованный в 2015 году американским Минюстом: с 2008 по 2012 годы агенты УБН в Колумбии регулярно получали деньги, подарки и оружие от наркобаронов и принимали участие в вечеринках с проститутками под охраной местной полиции. И это лишь один из множества скандалов, в которых фигурировали американские борцы с наркоторговлей.

Начиная с 50-х годов она прочно вошла в сферу американских национальных интересов. Доходы от наркобизнеса часто становились основным источником финансирования тайных операций ЦРУ. Так, в 80-х никарагуанские контрас воевали с сандинистами на деньги от продажи колумбийского кокаина, а Усаму бен Ладена сделали террористом № 1 благодаря сверхприбылям от торговли героином.

Не случайно Венесуэла и Боливия, выйдя из сферы влияния США, запретили работу УБН на своей территории.

На протяжении десятков лет о связях американских спецслужб с наркоторговлей пишут статьи и книги, снимают документальные и художественные фильмы. Эти контакты не раз становились темой правительственных расследований, слушаний в обеих палатах Конгресса.

В 2012 году федеральный суд Нью-Йорка сообщил, что деньги от наркоторговли отмывались в таких американских банках, как JP Morgan, Wells Fargo, HSBC, Bank of America. Например, HSBC в 2008 году отмыл 1,1 миллиарда долларов, полученных от мексиканского картеля «Синалоа».

Восход «полумесяца»

Уничтожение конфискованных наркотиков в пакистанской Кветте

Уничтожение конфискованных наркотиков в пакистанской Кветте.

© Zuma/ТАСС

Очевидно, что и афганский опиумный мак тоже рос не без внимания американских «агрономов». «Золотой полумесяц» — Иран, Афганистан и Пакистан — стал главным центром его производства после ухода из Афганистана советских войск. Прежде лидирующие позиции занимал «Золотой треугольник» — Таиланд, Мьянма и Лаос, где США в 1960—70-х так рьяно боролись с коммунистическим «эффектом домино».

Но в 1996 году к власти в большей части Афганистана пришло запрещённое в России движение «Талибан». В 2000-м его лидер мулла Омар запретил выращивать мак. За год плантации практически исчезли, производство упало до рекордно низких 185 тонн.

То, что было дальше, все знают. 11 сентября и ввод в страну международного контингента во главе с США. В итоге уже к концу 2000-х экспорт наркосырья снова побил все рекорды. Практически одновременно схожие события разворачивались на другой стороне планеты: с 2000 года американцы начали воплощать план «Колумбия», который должен был победить наркокартели и левых партизан, но в итоге поток кокаина только вырос.

Облава длиной в три года

Жовенель Моиз

Жовенель Моиз.

© AP/ТАСС

Но всё когда-нибудь кончается. Пришла пора и американцам вместе с союзниками бежать из Афганистана. Изменятся ли позиции этой страны в глобальной схеме наркооборота, покажет время. Но правила чёрного рынка постоянны и схожи с законом сообщающихся сосудов: если на одном конце убыло, на другом должно прибывать, и этому не в силах помешать никакие политические препятствия.

На мировой карте наркоторговли Гаити — стратегическая точка, и это обстоятельство во многом повинно в несчастной судьбе страны. Остров — основная перевалочная база для поставок кокаина и марихуаны на Пуэрто-Рико, а следом — в США. Судя по многочисленным скандалам, в наркоторговлю так или иначе вовлечена вся гражданская и военная элита маленькой страны.

Разумеется, не стоит считать убийство Жовенеля Моиза исключительно делом рук внешних сил: если углубиться в перипетии местной политики, можно найти бенефициаров из ближайшего окружения лидера. Но наивно считать, что на Гаити, которая не единожды была оккупирована американскими войсками и жизненно зависит от помощи северного соседа, что-нибудь может произойти без ведома Вашингтона.

Убитый президент давно напоминал загнанного зверя. Уже три года продолжаются массовые протесты, связанные с обвинениями в коррупции. Осенью 2018-го он пережил покушение на свою жизнь, в феврале этого года была предотвращена ещё одна попытка убийства.

«Я, Жовенель Моиз, глава государства, не отдам страну вооружённым бандам и наркоторговцам», — произнёс ныне уже покойный национальный лидер в 2019 году. Итог трагедии стал классическим для страны.

* «Талибан» — запрещенная на территории РФ террористическая организация.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)