Байден не помог: стоит ли Россия на грани «Крымской войны 2.0»

Джо Байден и Владимир Путин.

Джо Байден и Владимир Путин.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Секретные военные документы, случайно завалявшиеся на автобусной остановке в графстве Кент, — что ж, эта легенда не хуже других подходит, чтобы объяснить появление у СМИ подробностей о проходе британского эсминца «Дефендер» мимо мыса Фиолент в Крыму.


Секретная папка

На самом деле ничего принципиально нового из них мы не узнали: и до этого было ясно, что рискованный маневр — результат продуманного решения, целью которого было продемонстрировать поддержку Украины, невзирая на риски вероятной конфронтации. Интрига, скорее, в том, зачем понадобилось этот факт дополнительно декларировать, да еще столь причудливым образом. Видимо, на случай, если кого-то все-таки ввело в заблуждение официальное заявление, что британские моряки «не вступали в конфронтацию и использовали свое право продолжать мирный проход через международные воды по признанному судоходному маршруту».

 Эсминец Великобритании

Эсминец Великобритании «Дефендер» нарушил государственную границу РФ.

© Снимок с видео/ЦОС ФСБ РФ/ТАСС

Суть мероприятия как раз и заключалась в том, что эсминец совершал проход в водах, которые Россия называет своими. Но так как наши оппоненты считают Крым украинской территорией, то с их точки зрения у России нет прав ограничивать судоходство в этих водах. Поэтому демарш «Дефендера» полностью укладывается в формат так называемых «операций по обеспечению свободы судоходства (FONOP). Как правило, такие операции проводят военные корабли США, устраивая демонстративный проход в тех водах, которые должны быть, по их мнению, свободны для плавания в рамках международного морского права. Чаще всего адресатами таких выпадов становятся Иран и Китай, но и Россия их не избежала: вспомним хотя бы недавний вояж миноносца «Джон Маккейн» в заливе Петра Великого.

Эсминец

Эсминец «Джон Маккейн».

commons.wikimedia.org

Но у британцев, в свое время уже повоевавших в крымских акваториях и на самом полуострове, собственная гордость, а с апреля 2021 года — еще и новая концепция национальной безопасности, которую нужно как-то реализовывать, отстаивая свое место в изменившейся системе международных отношений. Россия в этой концепции фигурирует в качестве «наиболее острой прямой угрозы» безопасности, поэтому смысл состоявшейся операции достаточно очевиден: она позволила продемонстрировать поддержку Киева со стороны НАТО, а главное — роль Великобритании в качестве гаранта соблюдения международного порядка.

Методы наркомана

Использование вооруженных сил в качестве политического инструмента — не редкость: стоит вспомнить хотя бы операцию военно-морских сил в Керченском проливе в 2018 году, итогом которой стала отмена предполагавшейся встречи президента России Владимира Путина с главой США Дональдом Трампом на саммите G20 в Аргентине. Проблема, скорее, в том, что эти инструменты в общей практике начинают преобладать: в новой реальности именно предельная эскалация напряженности становится для обеих сторон потенциального фронта удобным поводом для того, чтобы начать наконец разговор. Это особенно ярко проявилось минувшей весной, когда обострение ситуации вокруг Украины внезапно разрешилось не орудийным огнем, а звонком Путина Байдену. Британская провокация вскоре после завершения встречи двух лидеров в Женеве (и в аккурат перед стартовавшими 28 июня в северо-западной части Чёрного моря совместными учениями ВМС Украины и НАТО Sea Breeze 2021) эффектно выводит противостояние на новый виток. Его участники при этом больше всего похожи на наркоманов, которым каждый раз требуется все более высокая доза стимулятора, чтобы сохранить себя в тонусе.

Джо Байден и Владимир Путин.

Джо Байден и Владимир Путин.

© EPA/DENIS BALIBOUSE / POOL/ТАСС

«Кошмар состоит в том, что политическую позицию пытаются подкрепить военной провокацией, которая действительно может довести нас до серьезного военного инцидента», — констатирует посол России в Великобритании Андрей Келин в эфире YouTube-канала «Соловьев Live», и на этот раз с ним трудно не согласиться.

Когда все пойдет «не по плану»

Разумеется, масштабная война вряд ли входит в планы сторон, но иногда все начинает идти не по плану. И чем чаще возникают критические ситуации, тем выше вероятность подобного развития событий. «История учит нас, что крупные конфликты случаются тогда, когда напряженность уже возросла, а методы для ее снятия заканчиваются, — справедливо рассуждает хорватское издание Advance. — В отношениях между Западом и Россией мы подошли именно к такому этапу. Недавняя встреча Путина и Байдена вселила оптимизм и надежду на то, что ситуация чуть улучшится, но сегодняшний инцидент напомнил нам, что это была лишь встреча двух людей, а остановить то, что „варится“ на протяжении многих лет, выше сил и одного, и другого».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)