Вирусологи: никакого «московского» штамма COVID-19 не существует

«Московский» штамм. © Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Жители столицы, болеющие коронавирусом, носят его новый штамм, что осложняет борьбу с пандемией. «К сожалению, того, с чем мы боролись в прошлом году, с китайским вирусом — уханьским, сегодня в Москве практически нет. Пришла новая мутация, новый штамм действует», — цитирует столичного мэра «Вечерняя Москва».

По утверждению Сергея Собянина, новый штамм, якобы более агрессивный, стремительнее распространяется, и тяжелее переносится, что приводит к большему числу госпитализаций.

Столичные власти не объяснили на основании чего сделаны выводы об особом «московском» штамме, однако в научно-медицинском сообществе такие утверждения подтверждения пока не находят.


Руководитель лаборатории острых респираторных вирусных инфекций с апробацией лекарственных средств Института вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН Людмила Колобухина в комментарии, отвечая на вопрос «Ридуса», существуют ли принципиальные отличия между британской, южно-американской, индийской или, возможно, существующей русской/московской версией COVID-19, пояснила:

Имеют место соответствующие аминокислотные замены. Поэтому индийский штамм в Индии и индийский штамм здесь — на них можно смотреть несколько иначе, потому что там есть еще дополнительные аминокислотные замены. Вирус живет и эволюционирует в обществе.

При этом, как считает вирусолог, никаких принципиальных отличий для тех, кто борется с вирусом, эти мутации сейчас не имеют.

Надо быть спокойными. Да, мутации происходят, но ничего сверхъестественного в этом нет.

Главное — прививка

Вакцина «Спутник» точно действует, это уже понятно. Алгоритмы лечения больных различными штаммами мало чем отличаются, уверена руководитель лаборатории Института вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН.

По ее мнению, сейчас для населения самое главное — не заболеть и воспользоваться прививкой.

Прививка «Спутник» работает. Это уже доказано в Институте Гамалеи. Она защищает, и даже если вы заболеете (а такие случаи у нас уже были), то более 70% [вакцинированных и заболевших] переносят заболевание в легкой форме. Поэтому вакцинация — это номер один сейчас, — заявила «Ридусу» Людмила Колобухина.

Никакого «московского» штамма нет!

Доктор биологических наук, профессор Сеченовского университета Виталий Зверев пояснил, что существующие различные штаммы коронавируса распространены в мире в разной степени и дать какие-то точные цифры сейчас невозможно. Однако он отметил, что никакого особого «московского» штамма нет, как нет и особенностей в его терапии.

Все эти штаммы отличаются, у них есть мутации, которые меняют сродство вируса к рецептору, но это никак не влияет на течение болезни. Вакцины должны работать, поскольку мутации не меняют свойства вируса, — пояснил ученый.

По его словам, то, что в Москве вирус снова стал распространяться, связано с особенностями эпидемической ситуации.

Люди забыли, что надо соблюдать определенные правила, санитарную дистанцию, маски, плюс начались массовые мероприятия. Я не против всех этих фестивалей, но, наверное, сейчас не время их проводить. Говорить же о том, что вирус настолько изменился, что надо менять лечение или что-то еще, совершенно неверно. Не надо пугать людей! Пока никаких мутаций, которые изменили бы эпидемическую ситуацию, нет, — утверждает профессор Зверев.

Оптимизация снизила ресурс по борьбе с COVID, но была неизбежна

Одним из аргументов критикующих действия властей по борьбе с эпидемией стало утверждение, что значительной части проблем можно было бы избежать, если бы они не отказались от советских принципов организации здравоохранения и не провели оптимизацию отечественной медицины. Отчасти это признавал и глава правительства Михаил Мишустин, заявивший в Госдуме, что эпидемия среди прочего показала проблемы, возникшие «при оптимизации здравоохранения».

Еще резче высказался в интервью «Российской газете» знаменитый детский врач Леонид Рошаль.

Не готов к этой пандемии был весь мир, и наша система здравоохранения не была готова. Проведенная в последние годы оптимизация не выдерживает никакой критики. Главное, что произошло, — резко сократился коечный фонд и кадровый состав. При этом нет четко обоснованной государственной программы ликвидации дефицита врачей и среднего медперсонала в ближайшее время, как в целом, так и по отдельным специальностям.

Генеральный директор Фонда международного медицинского кластера, старший преподаватель кафедры управления и экономики здравоохранения ВШЭ Михаил Югай в комментарии «Ридусу пояснил, что то, что осуществлялось при оптимизации здравоохранения, делалось по тому же сценарию, по которому происходит развитие здравоохранения во всем мире, то есть укрупнение медучреждений и их централизация.

Невозможно дать оценку, правильно или нет это делалось, но в том моменте времени все казалось целесообразным и экономически, и технически. Много видов помощи сосредотачивались в одном месте. Это соответствовало мировым трендам развитых стран, — уверен эксперт.

Однако он отметил, что некоторая часть проблем, с которыми столкнулись сегодня российские медики, была вызвана скоростью, с которой была проведена оптимизация российского здравоохранения.

Некоторые вещи невозможно было продумать, и для той картины мира это было правильно. То, что случится эпидемия COVID, никто не думал, — отметил собеседник «Ридуса».

Уроки пандемии

Как считает господин Югай, сейчас властям и организаторам здравоохранения стоит думать о том, как обеспечить большую гибкость системы здравоохранения, а не готовиться к «прошедшей войне».

Сейчас у нас эпидемия с дыхательным компонентом, но вирус меняется и начинает с дыхательного переходить на повреждения желудочно-кишечного тракта, а это требует других инструментов.

По его словам, строительство больниц в данном случае не выход: помимо ресурсов на их строительство, потребуются средства на содержание помещений и персонала.

Путь — это гибкость медицинской системы. Второй момент — максимальное обеспечение пациента лечением на дому. Сейчас есть модели, когда больному привозят все необходимое оборудование и лечат в домашних условиях. Третья история — телемедицина, — уверен преподаватель ВШЭ.

Важнейшим моментом, который позволит снизить нагрузку на здравоохранение в случае эпидемий, подобных нынешней, по мнению господина Югая, является управление здоровьем.

Во время всех эпидемий слабым звеном оказываются люди с сопутствующими заболеваниями. Летальность от ковида, если убрать группу с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, вообще пропадет, и гораздо меньший процент будет госпитализироваться. Людей нужно учить управлять своими заболеваниями, хотя бы просто потому, что в случае подобных пандемий инфраструктура не справится, — уверен эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small default
    Дмитрий Тюеленв19 июня, 16:37

    Интересно а вы точно знаете что такое Пандемия, в научно-медицинском понимании? Мне понравилось выступление доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН (Российской Академии Естественных Наук): Профессор А. Редько: "Всё делается для ухудшения. От ОРВИ не прививают, это эксперимент на людях" https://www.youtube.com/watch?v=YQD56XbwfJY&t=3s, и имение на круглом столе у Шукшиной: Игоря Алексе́евича Гунда́рова, советский и российский врач, специалист в области эпидемиологии и медицинcкой статистики, демографии, философии; кандидат философских наук, доктор медицинских наук, профессор: во время эпидемии прививать нельзя, и это не я говорю, это говорит инструкция - Как одичалая бюрократия заставляет врачей убивать пациентов - нас с Вами. Беседа с И. Гундаровым https://www.youtube.com/watch?v=nrBbv8-f7Z8