Как русский приехал автостопом в Бразилию, жил на улице и накопил на дом

Бразилия. © Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

«Работать не стремлюсь, общаюсь с различными людьми, веду порядочный образ жизни». — Так описывает себя и свою жизнь Игорь Фатеев, который двадцать лет назад вместе с женой выехал из Москвы в кругосветное автостопное путешествие, добрался до Бразилии и остался там жить.

«Ридус» провел несколько дней в компании удивительного путешественника и сейчас уже почти гражданина Бразилии.


Игорь — свой для любого бразильца.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin/Ridus.ru

Мы встречаемся возле гостиницы, и я прошу Игоря показать что-нибудь такое, куда не водят туристов обычные гиды. Игорь сразу же предлагает прогуляться по самым опасным улицам Сан-Паулу и уверяет, что вместе с ним нам нечего опасаться. «Я же вижу людей, они предсказуемы. Я знаю, чего от них ожидать», — добавляет Игорь, и мы отходим от нашей гостиницы.

«Bom dia!» — говорит Игорь каждому встречному, и каждый встречный отвечает тем же, улыбается и поднимает палец вверх. Такое поведение обозначает, что ты свой, ты местный, значит, все окей.

Мы проходим мимо моста, под которым Игорь жил несколько лет и познавал настоящую Бразилию. Он может спокойно заговорить с любым бездомным, а они с удивлением спросят, почему он их не боится. Игорь может заговорить и с бразильским миллионером, и тот будет с ним общаться. За почти двадцать лет путешественник стал «своим» в Бразилии для всех, и вряд ли кто-то лучше понимает эту страну, чем он.

«Ридус»: Начнем разговор с того, как простой российский парень вообще оказался на другом конце планеты.

Игорь Фатеев: Вообще я родился на Украине, там прожил с родителями первые четыре года жизни. На девяти квадратных метрах мама, папа, я и два алкоголика. Потом папе предложили работу на Северном Кавказе, поэтому наша семья переехала туда. Школу я закончил в станице Зеленчукской в Карачаево-Черкесии. Затем поступил в Гидрометеорологический институт в Ленинграде, служил на Северном флоте в Мурманской области, где позднее снимали «Левиафан». Вернулся в институт, но вскоре его бросил и начал путешествовать.

Бразильская история началась 23 мая 2000 года, когда вместе с моей бывшей женой мы выехали Из Москвы с целью объехать автостопом вокруг света. Мы проехали восточную Европу, Ближний Восток, Северную и Западную Африку. Из Сенегала на частной яхте мы добрались до Островов Зеленого Мыса. Оттуда уже нам помогли из ООН, они оплатили нам перелет в Бразилию, так мы и оказались здесь.

«Ридус»: А документы?

Игорь Фатеев: В Бразилию мы въехали с советскими загранпаспортами. Когда нам их выдавали, никто не верил, что мы вообще куда-то с ними доедем. Для въезда в Бразилию мы получили туристические визы, которые потом продляли, затем просили политическое убежище, но нам отказали. После этого шесть лет мы жили в стране нелегально, но вскоре случилась амнистия для нелегалов, и мы смогли получить постоянный вид на жительство. Теперь мы находимся здесь уже столько времени, что имеем право на получение гражданства, чем и занимаемся, но есть проблемы.

«Ридус»: Бюрократия?

Игорь Фатеев: Да, первый временный вид на жительство мы получили в 2009 году, с 2011-го живем по постоянному виду на жительство. Для получения Бразильского гражданства надо прожить в стране не менее 15 лет, но чиновники сейчас нам отказывают и считают срок только с 2011 года, когда мы получили постоянный ВНЖ. Сейчас буду пробоваться общаться на эту тему с адвокатом, потому что фактически мы находимся в стране уже 18,5 лет.

«Ридус»: Когда осознали, что хотите остаться в Бразилии навсегда?

Игорь Фатеев: Сперва пришло понимание, что даже за несколько лет страну не изучить. Моя бывшая жена достаточно быстро нашла себя здесь среди простых людей, мне же понадобилось чуть больше времени. Я всегда хотел заниматься саморазвитием, а тут для этого есть все возможности, здесь большое количество правительственных и неправительственных организаций, которые помогают людям адаптироваться, устроиться по жизни. Даже для бездомных здесь есть нормальный душ, ночлежки, бесплатная еда, бесплатный интернет, бесплатные курсы для получения специальностей. В Бразилии очень много возможностей

 «Ридус»: Вы ночевали на улицах. Как это вообще случилось?

Игорь Фатеев: Первое время нам удавалось оставаться ночевать в разных студенческих общежитиях, нас принимали, первые восемь месяцев было так. А потом мы поехали на встречу с родителям русского автостопщика Андрея Мамонова, которые прилетали в Рио. Так случилось, что доехали мы слишком поздно, нашли какое-то незнакомое место рядом с центром города и заночевали прямо на автостоянке. Утром нас увидел возмущенный охранник, он ругался, мол, ночевать там нельзя, так как опасно… Но он спал на рабочем месте, поэтому когда мы проникли, он не заметил. Так первый раз я переночевал на улице в Бразилии.

«Ридус»: Ночевка на улице не пугала?

Игорь Фатеев: Для меня это было не в первый раз: в России, когда негде было остановиться, я тоже спал на улицах. В Бразилии этот опыт мне помог. На улице ты чувствуешь свое родство со всеми, видишь всех как часть своей семьи, ты становишься частью их семьи. Неважно, богатый ты или бедный, благодаря жизни на улице ты можешь найти подход к каждому.

Благодаря жизни на улице можно найти подход к каждому.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin/Ridus.ru

«Ридус»: Что случилось потом? Как вы оказались в лагере бомжей под мостом, возле которого мы проходили? Почему это всё растянулось на несколько лет?

Игорь Фатеев: Пока рассматривали наши заявки на политическое убежище, нас селили официально и бесплатно в государственные ночлежки. Когда нам отказали, то жить легально в подобных местах мы уже не могли. Даша, моя бывшая жена, начали ходить по сквотам, домам, которые захватывают бездомные, и жить в таких местах.

Я же начал больше путешествовать по стране и изучал Бразилию. Останавливался в домах у разных людей, с которыми удавалось познакомиться и подружиться.

Когда вернулся в Сан-Паулу, Даша познакомила меня с человеком по имени Гаррида. Он был чемпионом Бразилии по боксу, у него был дом и нормальные условия для жизни, но он решил помогать другим людям вернуться к нормальной жизни и ушел жить на улицу, сделал поселение под мостом, установил там нормальные душевые кабины, подключил электричество от фонаря, проводил тренировки. Я стал жить вместе с ними. В таких условиях на улице я провел около четырех лет.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin/Ridus.ru

«Ридус»: Сложно было первое время, когда не знали португальский язык?

Игорь Фатеев: В Бразилии люди открыты к контактам, люди к этому готовы, но было трудно объяснить, что именно ты хочешь. Первое время мне приходилось делать рисунки, чтобы показывать, что мне нужно. Язык жестов не помогал, так как привычные нам означают тут совсем другие вещи. Например, если вы увидите в России, что кто-то обнимает себя, положив ладошки на плечи, а потом стучит себя по груди, что вы подумаете? Скорее всего, что человек замерз. Здесь же таким образом передают объятия, если обнять по какой-то причине не могут. А стучат в грудь, чтобы показать, что вы — сердечный друг.

«Ридус»: Сталкивались со знаменитой бразильской преступностью?

Игорь Фатеев: Однажды в ночлежке, где я ночевал, в нескольких метрах от меня убили человека. Тогда я еще плохо знал португальский, поэтому даже не знаю, что там произошло…

Еще был случай, когда я шел ночью по улице в городе Кампина-Гранди, ко мне подошел какой-то мужик, достал пистолет, направил на меня и сказал, что тут ходить нельзя, если попробую пройти, то он меня убьет. Я посмотрел на него и сказал: «Не надо пугать пистолетом, если не готов его использовать». Ему как-то даже стало стыдно, он спрятал пистолет и просто убежал. Вероятно, он кого-то охранял, но я был увереннее, у меня в глазах не было страха от его угроз.

Один раз недалеко от старой мэрии Сан-Паулу я стал свидетелем ситуации, когда бомжиха с ножом отобрала сумку у женщины. Знаете такой большой нож, около 50 сантиметров? Мачете — под таким, кажется, названием он известен в России. Я схватил эту бомжиху за руку, в которой был нож, попросил отдать сумку, и она отдала. Нужна правильная и уверенная реакция на ситуацию.

«Ридус»: Страшно никогда не было?

Игорь Фатеев: Мне страшно больше за других. Когда мы видим, как люди лежат на улице, им нужна помощь, ты зовешь полицию и социальные службы, но они говорят, что у них закончилось рабочее время. Люди игнорируют тех, кто находится рядом, при этом они называют себя религиозными.

Однажды при мне избили парня, отобрали у него вещи, телефон и просто пошли дальше. Я звоню в полицию и объясняю ситуацию. Полиция говорит мне: «Попросите жертву, чтобы он с нами поговорил». Я объясняю: «Жертва без сознания, он не сможет говорить». Тогда полиция сказала, что они ничем не смогут помочь.

«Ридус»: И все же в Бразилии жить хорошо или плохо, учитывая все вышеописанные ситуации?

Игорь Фатеев: Для меня нет хорошего или плохого, есть понятие: «Неправильно реагировать на ситуацию». Однажды я ночевал у друга, и ночью меня кто-то разбудил. Открываю глаза, стоит незнакомый парень с ножом и спрашивает: «Ты кто такой, где Паулу?» Я отвечаю ему: «Я Игорь, Паулу спит в другой комнате». Он требует его позвать, я иду к Паулу и начинаю звать его по-русски. А Паулу русского не знает и понимает: что-то происходит не то. В итоге Паулу немного приоткрывает дверь, бандит обращает на него внимание и вставляет ногу в дверь, я отталкиваю бандита и Паулу вызывает полицию, а злодей после этого убегает. В Бразилии нужно правильно реагировать на ситуацию, тогда все будет хорошо.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin

«Ридус»: В Россию хотите вернуться?

Игорь Фатеев: Я смотрю иногда фильмы, в которых есть кусочки России, смотрю новости. Мне интересно третье транспортное кольцо в Москве, трасса до Владивостока. Мне интересны эти изменения, хочется почувствовать вдохновение, что удалось проехать там. Но вернуться жить я бы не хотел. Если я приеду туда, то буду чувствовать себя иностранцем, я не знаю современной России, не могу говорить на современном языке. Например, в Бразилии говорят «пэндрайв», а в России — флэшка, я с трудом подбираю русские слова и [у меня] ужасный акцент, со многим предстоит еще познакомиться. Мой дом теперь в Бразилии, хотя в этой жизни ничего вечного нет…

«Ридус»: Любимое место в России, которое хотели бы увидеть сейчас?

Игорь Фатеев: Во время путешествий я больше всего полюбил Таллин, когда я там был, это еще была одна страна. Меня звали в Эстонию, обещали помочь с визой, но нужны деньги на билет… А другие места… Я вырос на Кавказе среди самых красивых гор Европы, объездил всю Россию, видел Байкал, и как-то не впечатляет, не тянет.

«Ридус»: А люди? С кем-то из бывших сограждан хотите встретиться?

Игорь Фатеев: Мои сослуживцы и офицерский состав войсковой части, в которой служил, какие-то одноклассники, друзья детства и все, с кем связывают воспоминания. Возможно, с ними бы я встретился. С кем-то у меня есть связь через «Одноклассники», многие из моих друзей добились серьезных успехов в России, есть один мэр подмосковного города, есть прокурор, есть священник. Наверное, я был бы рад встретиться с ними.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin

«Ридус»: Вы заработали раздачей листовок разных пиццерий на домик у океана?

Игорь Фатеев: Когда-то я проходил мимо агентства недвижимости и увидел, что стоимость домов начинается от семи — десяти тысяч реалов (100—150 тысяч рублей). Потом, конечно, оказалось, что таких цен нет, и это сумма первоначального платежа. Но в любом случае у меня появилась идея: почему я не могу позволить себе собственный дом?

Для раздачи листовок не нужно ничего, не нужно никаких вложений, ты просто раздаешь бумажки и можешь договориться о любом графике. Почему пиццерии? В них нет привязки, можно раздавать в любой удобный день и время, когда удобно хозяину пиццерии и тебе. Но это уже при доверии, когда вечером заведение получает заказы и виден результат твоей работы, что листовки действительно были розданы, а не выброшены. Также результат доверия — это возможность самому выбирать место для раздачи.

Некоторые, более благодарные, хозяева давали мне каждый день бесплатную пиццу. Если пиццерий несколько, то можно вообще не тратить деньги на еду. Для меня делали спецзаказ — пиццу, которую вы не встретите ни в одном меню, придуманную мной. Интересно, что даже спустя четыре года после последней раздачи, когда я захожу в знакомые пиццерии, они делают для меня бесплатную пиццу.

«Ридус»: Сколько ушло на это времени?

Игорь Фатеев: Листовки я раздавал на протяжении пяти лет, став лучшим раздатчиком в городе, пиццерии даже «воевали» за меня. Обычный раздатчик листовок получал за день 30 реалов, мне платили 45-50. Когда пиццерий было несколько, в день я мог получать 150 реалов. За пять лет я накопил 33 тысячи, и за 31 тысячу купил дом. Правда, дом немного по-дурацки построенный — ниже уровня улицы. Поэтому во время сильных дождей вода просачивалась под плинтусом, а еще возвращались канализационные воды. Поэтому недавно я сделал реконструкцию дома.

© Евгений Золотухин / ezolotuhin

«Ридус»: Купили дом и больше не работали?

Игорь Фатеев: Как говорят в Бразилии: расслабился! Я — частный предприниматель, у меня есть книжное издательство. Но это не для того, чтобы зарабатывать больше денег. Оно для того, чтобы помочь другим стать счастливыми. Мне больше не нужно прилагать много усилий для жизни. Того, что мне перепадает по жизни, мне достаточно. У меня есть тихий спокойный уголок для жизни, дружба с соседями и со всеми, кого встречаю на своём пути. Мне этого хватает. Я нашёл гармонию — «золотую середину»: на улице стараюсь помогать другим в меру моих сил и мудрости, дома в изучении воли Бога и саморазвитии восстанавливаю свои силы. Как учит «Шримад-Бхагаватам» в главе 10.22.35, «долг каждого живого существа — действовать на благо другим своей жизнью, имуществом, разумом и речью», и в этом совершенствовании нет пределов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)