6 вопросов анестезиологу о смерти пациентов, выгорании и врачебных ошибках

Петр Алексеев. © Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Мы продолжаем нашу рубрику об интересных людях и их профессиях, и на этот раз «Ридус» рассказывает об анестезиологе-реаниматологе.

Анестезиолог поделился своим опытом работы в ковидном госпитале, рассказал о личном кладбище каждого врача, а также о том, почему медики часто выгорают.


Встречаются ли врачи с профессиональным выгоранием?

Анестезиолог пояснил, что выгорание, или развитие постепенного равнодушия к работе, но не к пациентам, конечно, встречается. Настоящий врач всегда испытывает сочувствие к больным и хочет им помочь.

А стремление работать в российской системе здравоохранения через какое-то время начинает исчезать. Это я и называю выгоранием. Это связано с тем, что мы не видим никакой поддержки от государства. Нас постоянно помещают в такие условия, будто хотят проверить, справимся ли мы без того или этого. Такие проверки и отношение постепенно начинают выжигать, — рассказал анестезиолог-реаниматолог Петр Алексеев в программе «Тактики и практики».

Жалуются ли на врачей пациенты?

По мнению врача, большинство нападок со стороны пациентов беспочвенны. Анестезиолог никогда не станет защищать своего коллегу, который украл, схалтурил или умышленно навредил больному. Но ошибки случаются, даже когда врач искренне хочет помочь.

В Советском Союзе говорили, что врачебная ошибка — это добросовестное заблуждение. Врач в своей ошибке виноват быть не может, так как он человек.

Врач лечит сложнейшую систему под названием человеческий организм. Он, как и обычный человек, может ошибиться. На врачебных консилиумах тоже совершаются ошибки. Главное — быстро их заметить и вовремя исправить, — считает анестезиолог.
Смерть пациентов запоминается навсегда © pixabay.com

Смерть пациента запоминается навсегда. © pixabay.com

Медицина — это искусство?

Если врач работает, то он непременно ошибается, уверен анестезиолог-реаниматолог Петр Алексеев. Это не преступление, а работа, в которой тоже есть место ошибкам. Медицина — это на 80% искусство, и лишь на 20% — наука.

Алексеев отметил, что врачи, чья работа напрямую связана с большим риском, например хирурги или анестезиологи, строят свою профессиональную деятельность на собственном кладбище. Смерть больных запоминается навсегда, и этот камень на душе врачи несут до конца своих дней.

От этого нельзя отстраняться, эти больные всегда должны быть в голове или перед глазами. Когда это всегда помнишь, ты больше никогда не повторишь тех ошибок, что совершил. Эти люди в каком-то смысле выстраивают твою дальнейшую работу.

Соло на жизненно важных функциях

Нет двух человек, которые болеют одинаково, уверен врач. Добротная медицина строится не только на знаниях, но и на интуиции. Это возможность моментального подсознательного анализа накопленного опыта, чтобы принять верное решение.

Особенно остро это умение проявляется в критических ситуациях — например, во время пандемии. В последний год российская система здравоохранения то и дело проверяет наших врачей на прочность.

Я, может быть, и хочу уйти. Но не могу. Врачей не хватает, и когда кто-то уходит просто в отпуск, другим приходится очень тяжело. Но я уверен, что пройдет еще какое-то время, все забудут про средства защиты, про нахождение в комбинезонах по 12 часов, и все вернется на свое место, — рассказал анестезиолог-реаниматолог Петр Алексеев.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)