Русский космобал у Сатаны: как скрестить ретро с футуро и остаться в живых

© Rise Entertainment

© Rise Entertainment

Гонзо-репортаж с вечеринки «Космический Рейс. 60 лет истории от Циолковского до Гагарина 1901—1961», названый так организаторами в знак исторической преемственности события 1911 года, когда в столичном «Метрополе» в честь первых успехов и не без надежды собрать средства на успехи будущего дало бал русское Общество воздухоплавания.

Соскучился наш народ по грандиозным музыкальным балам. Ну, точнее не по балам, а по вечеринкам. И не весь, а та его часть, которую похожий на черта покойник Кит Флинт любил называть party people. Время нынче не поймешь какое — то ли еще ковидное, то ли уже постковидное. Однако тусоваться хочется в любом случае.


Самый центр Москвы потряс театрализованный бал-карнавал (хотя правильнее было бы его назвать рейв-маскарад) «Onсе upon а time in the Hotel…», который организаторы немного неожиданно приурочили к 60-летию полета Юрия Гагарина в космос.

«А поехали в нумера», — предложил мне друг. Я сказал: «Поехали»! — ну, и махнул рукой.

Субботним вечером к «Метрополю» стекались посредством шикарных и не очень авто без преувеличения толпы разодетых в пух и прах мужчин и женщин. Впрочем, не только мужчин и не только женщин — были даже космического и комического вида трансвеститы.

© Rise Entertainment

Главное в данном случае было не то, какого ты танцпола, а то, как ты одет.

Дресс-код, навеянный заявленной тематикой мероприятия, был суров и элегантен одновременно: black tie, ретро, полет, техника, серебристый крылатый металл, белые авиационные шарфы, намеки на шлемы и прочие авиационные головные уборы, настоящие летные аксессуары, обводы костюмов а-ля силуэт самолета.

© Rise Entertainment

© Rise Entertainment

Маски, без которых сейчас в прямом и переносном смысле мало куда, были разные, даже инопланетные. Встречались и люди в форме бортпроводниц и пилотов «Аэрофлота» или в иных реальных мундирах.

© Rise Entertainment

© Rise Entertainment

В ходе пати, правда, был замечен еще один вариант дресс-кода, весьма неожиданный. Часть гостей вечеринки не просто приехала ворваться на танцпол, улетно угореть и отправиться далее, а прямо-таки заселилась в отель. Оно и понятно — кто-то специально прилетел из другого города, и перспектива прямо с воздушного корабля оказаться на балу, не приведя себя в порядок и должный вид, ему не казалась космической.

© Rise Entertainment

Другому, прибывшему, допустим, на личном вертолете с Рублевки, тоже было удобней иметь во время мероприятия запасной аэродром под боком. А кто-то, если уж совсем честно, использовал легендарные комнаты «Метрополя» в качестве взлетной дороги, точнее, полосы. Или космодрома для достижения внеземного оргазма путем стыковки с одним или несколькими орбитальными модулями.

© Rise Entertainment

Так вот, вышеупомянутые личности из «нумеров» ближе к середине рейва стали появляться у баров, на танцполе и в vip-зонах прямо в гостиничных халатах. Некоторые — практически на голое тело. Но это позже, а пока вечеринка с ревом набирала высоту.

© Rise Entertainment

Чтобы на танцполах не собиралась критическая масса людей, способная нарушить балансировку вечеринки-аэробуса, и чтобы вообще пипл мог при желании укрыться от ревущих громче, чем авиационные двигатели, басов, организаторы ввели элемент перформанса.

© Rise Entertainment

В некоторых номерах происходили театральные мини-представления с участием настоящих актеров. Например, в одной комнате главы ведущих мировых держав конца 40-х годов разделывали натуральную свиную тушу, названную Европой, под стриптиз грудастой девушки. Лично мне в свете текущих геополитических событий предложили съесть кусочек Чехии, но я отказался.

© Rise Entertainment

В другом номере происходил съезд каких-то внеземных цивилизаций. В третьем группа фрикообразных исполнителей с музыкальными инструментами наперевес «живьем» давала стране авиакеросина.

И так далее.

© Rise Entertainment

© Rise Entertainment

Всё это вместе придавало движению привкус ирреальности и делало мероприятие чем-то похожим на весенний булгаковский бал у Сатаны. На танцполах тем временем тоже попахивало булгаковщиной.

© Rise Entertainment

Под миксы специально приглашенных из страны, в которой был распят Иешуа, музыкантов-диджеев Mita Gami и Kino Toddo вспоминался эпизод в «Грибоедове»… лучше процитировать, чем пересказывать:

Заплясал Глухарев с поэтессой Тамарой Полумесяц, заплясал Квант, заплясал Жуколов-романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. Плясали: Драгунский, Чердакчи, маленький Денискин с гигантской Штурман Джоржем, плясала красавица архитектор Семейкина-Галл, крепко схваченная неизвестным в белых рогожных брюках. Плясали свои и приглашенные гости, московские и приезжие, писатель Иоганн из Кронштадта, какой-то Витя Куфтик из Ростова, кажется, режиссер, с лиловым лишаем во всю щеку, плясали виднейшие представители поэтического подраздела МАССОЛИТа, то есть Павианов, Богохульский, Сладкий, Шпичкин и Адельфина Буздяк, плясали неизвестной профессии молодые люди в стрижке боксом, с подбитыми ватой плечами, плясал какой-то очень пожилой с бородой, в которой застряло перышко зеленого лука, плясала с ним пожилая, доедаемая малокровием девушка в оранжевом шелковом измятом платьице.

© Rise Entertainment

И никаких «Resurrection» от PPK, «Invaders must die» от Prodigy и «Звездных гороскопов» от марсианки Агузаровой. В VIP-баре же бармен-буфетчик на одном конце стойки уверял, что виски известной марки уже закончился, и предлагал гостям более дорогие (хотя не факт, что при этом более изысканные) напитки. А его собрат на другом конце стойки, видимо, будучи не в курсе концепции властелина бутылок № 1, запросто разливал якобы отсутствующую шотландскую живительную влагу. Слава богу, осетрину второй свежести не предлагали.

© Rise Entertainment

Впрочем, над всем этим парил неизбывный дух веселья, характерный для настоящего пиршества во время чумы, точнее ковидлы. Кто-то болтал, кто-то снимал халат и девушек-стюардесс, кто-то просто чилил в ауте, а кто-то извергал молнии под громы танцевального пола.

© Rise Entertainment

На балконе над толпой танцевал какой-то авиатранс. Временами казалось, что старый отель вот-вот развалится. Причем, возможно, от пафоса — столько в нем было людей-звезд или старающихся казаться таковыми. Little party never killed nobody — пугающе настойчиво вертелось в голове. Вот только пати в целом была не little, а big. Или даже great. А значит, и риск быть killed имелся.

© Rise Entertainment

Помимо прочих литературных аллюзий хотелось бы отметить, что у тех, кто всё это шикарное безумие придумал, неплохо получилось совместить на одной площадке сразу два романа Артура Хейли — «Отель» и «Аэропорт».

© Rise Entertainment

Когда автор этих строк таки набрал световую скорость, все вышеупомянутые звезды слились в единый несущийся на встречу поток, вынесший его в результате на улицу. В свете лучей восходящего солнца широкий Театральный проезд был прекрасен, как взлетная полоса утреннего аэродрома.

© Rise Entertainment

© Rise Entertainment

Всё, что происходит в отеле, остается в отеле. Люди покидали рейв-маскарад. Были те, кто из Бэтмена и Робина уже превратился в Карлсона и Малыша, а кто-то продолжал оставаться в образе. При этом практически все, улетая, в том или ином смысле обещали вернуться. А значит, скоро можно ждать продолжения движения со всеми его достоинствами и недостатками.

Хорошая вечеринка похожа на известный коктейль «Авиация», в который, согласно оригинальному рецепту 1916 года, входят джин, вишнёвый ликёр мараскино, фиалковый ликёр Crème de Violette и лимонный сок. По отдельности все ингредиенты как минимум на любителя, если не сказать жестче. А все вместе получается незабываемо.

Да, конечно, все совпадения и намеки в статье случайны, жертв и разрушений нет, автор благодарит за всё организаторов шикарного мероприятия во главе с отцом-основателем «максидромов», «нашествий» и «станций» Владимиром Месхи.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)