Как советская власть перемолола писателя-фантаста

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Чем больше я изучаю русскую литературу, тем меньше хочу читать зарубежную. Русские — нация книги. Мы однозначно лучшие в мировой литературе. Даже советский период со своей цензурой и железным занавесом дал огромную плеяду талантливых писателей и самую читающую нацию в мире. И стольких наших гениев пера я еще не читал! Вот, например, человек с очаровательным именем и витиеватой судьбой Север Гансовский.


Родился в Польше, когда та была частью Российской Империи, в семье поляка и латышской немки. Рос уже в советском Ленинграде. Жил насыщенной приключениями, авантюрной жизнью. Был юнгой и моряком в Мурманске. Поступил в ЛГУ, но не доучился, так как ушел добровольцем на фронт. Воевал в Балтфлоте, был тяжело ранен, представлен к орденам и наградам. После войны исколесил Союз. Работал электромонтером, почтальоном, учителем, снимался в кино. Разводил коней на конном заводе в степях Казахстана.

Уже в глубокой зрелости начал писать и с ходу стал одним из лучших советских фантастов. Им восхищались братья Стругацкие, с которыми он дружил. Иллюстрациями Гансовского была оформлена их «Улитка на склоне».

Иллюстрациями Гансовского была оформлена «Улитка на склоне»

Иллюстрациями Гансовского была оформлена «Улитка на склоне».

© архив

Как и Буковски, Гансовский раскрылся лучше всего в короткой прозе — рассказах и повестях. Он был эдаким советским гибридом Лавкрафта и Уэллса. Его интересовала встреча человека с неведомыми существами — разумными зверями, доисторическими монстрами, пришельцами из иных миров.

В лавкрафтианском рассказе «Хозяин бухты» микроскопические создания (морские муравьи) могут сплотиться в огромного монстра, который высасывает акул и людей до пустой плоской шкурки.

В знаменитом «Дне гнева» люди выращивают разумных медведей, отарков. Отарки изучают математику и владение оружием, а потом, пользуясь сочетанием человеческого интеллекта, звериной силы и инстинктов, порабощают людей.

По антивоенному рассказу «Полигон» был снят одноименный мультик. На далеком острове изобретатель-пацифист создает новейший танк, который стреляет лишь в тех, кто его боится. В итоге танк перебил весь гарнизон развитого милитаристского государства на острове. А потом остров заселяют дикари, их дети лазят по башне и пушке могучего танка. Ему не в кого больше стрелять, ведь они не знают, что это такое, и не испытывают чувства страха.

Умер Север Гансовский в 1990 году, его прах развеяли в Латвии над Балтикой. Несмотря на литературный успех и авантюрную юность, судьба Гансовского, как и многих других, была покалечена советской властью. Его мать расстреляли во время сталинских репрессий. Гансовский вместе с Валентином Пикулем, женатым на его сестре, предал своего друга Косцинского — тоже писателя, осужденного в 1960-м за антисоветчину. Косцинский отсидел четыре года на зоне и был выслан из России. Пикуль и Гансовский на его процессе поддержали сторону обвинения и обличали Косцинского.

Вот и думаешь, читая биографии великих, казалось бы, людей советской эпохи. Что же это за власть такая царила у нас 70 лет, что почти в каждой семье есть невинно убитые или отсидевшие. И как советская система умела влезть в светлые души самых лучших людей, чтобы найти там самые темные уголки и заставить отважного воина, моряка, сорвиголову и гениального писателя настрочить донос на своего близкого друга?

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)