Антология «хлопающего» протеста: он первый бросил вызов Лукашенко

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Борьба за гражданские права, за демократизацию началась в Республике Беларусь отнюдь не в августе 2020-го, а как минимум десятилетием раньше.

Десять лет назад белорусская милиция впервые увидела на улицах городов не штатных активистов-оппозиционеров, но обычных людей, представителей того самого зарождающегося «гражданского общества», спонтанно собиравшихся в самых неожиданным местах и мирно хлопающих в ладоши. Они не произносили никаких лозунгов, они молчали, но тишина, которую они ничем не нарушали, была оглушительной.

«Революция через социальную сеть», или акции молчаливого протеста — название серии гражданских акций протеста в Белоруссии, вызванных недовольством части населения действиями руководства страны, приведшими к финансовому кризису.

Суть акций заключалась в том, что их участники регулярно (по средам) собирались в центрах белорусских городов, не скандируя никаких лозунгов, призывов или требований, лишь аплодируя время от времени и таким образом выражая протест.

Новая форма протеста повергла милицию в растерянность, Лукашенко метал угрозы в адрес протестующих, но каждую неделю их становилось все больше.

Со временем «Революцию через социальную сеть» властям удалось подавить. Главным организатором попытки провалившейся революции глава Белоруссии назвал 24-летнего Вячеслава Дианова, координировавшего эти акции в соцсетях, и западные спецслужбы.

«Ридус» пообщался с «предтечей» Тихановской и NEXTA Вячеславом Диановым, подробно расспросив его об особенностях белорусской революции, жизни в эмиграции и его пророссийских взглядах.


«Ридус»: Вячеслав, вам всего 34 года и при этом вы политэмигрант со стажем. За вашими плечами уже есть большой политически-авантюрный багаж из прошлого. Как вас в возрасте 20 с небольшим лет занесло на передовую белорусской политической жизни конца «нулевых» — начала десятых годов?

Вячеслав Дианов: Тогда у меня было какое-то внутреннее ощущение, что политика — это «мое» и что у меня обязательно это будет получаться. Начал читать книги на общественно-политическую тематику, страстно отслеживал политические новости, как оппозиционные, так и государственные. Сходил на несколько оппозиционных мероприятий, посмотрел, как все устроено. А потом парламентские выборы 2008 года, где я, так сказать, для закрепления теоретического опыта решил приобрести опыт практический и поддержал выдвигавшегося тогда на парламентских выборах Михалевича.

«Ридус»: В 2009 году вы с помощью обычной группы во «ВКонтакте» создали и сумели зарегистрировать в Минюсте РБ общественное объединение «Движение будущего». Что это было за движение, чем оно занималось?

Вячеслав Дианов: «Движение будущего» — это было молодежное движение, которое хотело позитивных изменений в стране. Если вкратце, мы были против всего «колхозно-ретроградного» и за все прогрессивное и современное.

Опорой движения всегда были виртуальные участники, которых к 2009 году уже было более 200 тысяч человек.

«Ридус»: Какое количество реальных (не виртуальных) участников там было?

Вячеслав Дианов: Все реальные члены, которых перманентно было около 20 человек, — это актив виртуальных подписчиков, которые познакомились на базе этой группы во «ВКонтакте». Однако эти виртуальные участники никогда не воспринимались активом как просто виртуальные. Само существование движения показывало, что всё — нет никаких виртуальных, а есть только не пробужденные участники, что мы и доказали в 2011 году.

«Ридус»: Белорусские власти всегда настороженно относились к любым инициативам снизу. Просто ли было пройти проволочки регистрации?

Вячеслав Дианов: Регистрация движения в форме общественного объединения проводилась главным управлением юстиции Мингорисполкома и прошла, по моему мнению, успешно благодаря тому, что мы были люди до этого «не засвеченные», а устав ОО был «беззубый», то есть на бумаге больше напоминал клуб юных информатиков и «интернетчиков», в котором политические и общественные цели и задачи не были отражены.

«Ридус»:В 2010 году вы были уже доверенным лицом кандидата в президенты РБ экономиста Ярослава Романчука. Каковы были ваши функции в штабе Романчука?

Вячеслав Дианов: Не сказать, что я был в «штабе». Скорее я бы назвал это параллельным с его штабом движением. «Движение будущего» провело голосование, как онлайн, так и в нашем офисе. Большинство членов и сторонников проголосовали за поддержку Романчука на тех выборах.

Я как председатель движения на то время согласился с мнением большинства. Я встретился с Романчуком, рассказал о нашем движении, сказал, что у нас есть свои ресурсы для пусть небольшой, но помощи, что мы в состоянии организовать ряд пикетов и мероприятий. Помощь нашего движения его заинтересовала, и, когда стали видны первые результаты, он включил меня в число своих доверенных лиц.

«Ридус»: Были ли в те годы у оппозиции мысли, что победа над Лукашенко реальна?

Вячеслав Дианов: У молодежи всегда есть мысли, что победа близка и неизбежна — на то она и молодежь. Тогда казалось, что, если выйдет много людей, режим Лукашенко падет. Поэтому 19 декабря, когда на проспекте Независимости не было видно начала и конца колонны, мне казалось, что шанс изменить всё-таки есть.

© из личного архива героя время предвыборной кампании 2010

«Ридус»: Та избирательная кампания окончилась избиением протестующих и массовой посадкой практически всех экс-кандидатов в президенты. Исключение составил разве что Романчук. Как вы провели 19 декабря? Где были в тот исторический вечер?

Вячеслав Дианов: Хорошо помню тот вечер. Я был тогда с соратниками на площади до самого разгона. Когда люди стали отходить с площади под давлением силовиков, в толпе прошел слух, что всех участников протеста вылавливают у станций метро и задерживают. Было принято решение переждать «хапун» в одном из «демократических» офисов, от которого у нас были ключи. Офис находился на улице Ленина напротив сквера имени Грицевца (так называемая Аллейка).

Решение явно было не из лучших, потому что где-то через час, как мы туда зашли, под дверью офиса выставили наряд милиции в штатском. В итоге ту дверь распилили метровой болгаркой, после чего нас вывели оттуда уже в наручниках. После допроса хотели завести на Окрестина, даже забрали шнурки, но в итоге кому-то из старших задерживавших нас силовиков позвонили, и нас отпустили. Потом мы гадали, почему нас отпустили: то ли уже тюрьмы были переполнены, то ли в суматохе они просто не поняли, кого задержали.

«Ридус»: Почему вы покинули страну? Как долго скрывались на территории России и Литвы?

Вячеслав Дианов: После 19 декабря у меня было чувство, что для меня ничего не закончилось. При этом я понимал, что у правоохранительных органов РБ есть достаточно информации, чтобы по меркам ситуации 2010 года отправить меня за решетку. Поэтому с 20 до 25 декабря 2010 года я не жил по адресам, которые можно было связать со мной. И только 25 декабря я подумал, что смогу переночевать в квартире, где жила моя бабушка. Я позвонил и предупредил бабушку, что буду в 21:00. Но по определенному стечению обстоятельств я пришел на час позже. Возле подъезда уже стоял бусик ОМОНа, а на лестничной площадке толпились люди. Тогда я все понял, и уже через час я спешно выехал в Россию.

Сперва поехал к знакомым в Санкт-Петербург. Оттуда, пробыв там несколько дней, выехал в Литву. Выбор Литвы был ситуативным. Там на тот момент работал «Дом прав человека», и мы прознали, что некоторое время на базе этого дома можно было пожить бесплатно. Для тех, кто без некоего плана покидает страну, это была отличная возможность передохнуть и собраться с мыслями.

«Ридус»: Почему все же решили просить убежища именно в Польше?

Вячеслав Дианов: В Польшу я переехал уже в начале весны 2011 года. Как раз в это время там начиналась «программа Калиновского» (стипендиальная программа им. революционера Константина Калиновского для поддержки молодых белорусов, которые не могут получить высшее образование в Беларуси из-за своих политических убеждений. — Прим. «Ридуса»). Тогда я, как и многие, кто был в «Доме прав человека» в Литве, подались на участие в этой программе. После зачисления в программу я переехал в Краков на подготовительные курсы польского языка. К слову, убежище я в Польше попросил не сразу, а только после лета 2011 года.

«Ридус»: Уже находясь в Польше, вы стали лидером гражданской кампании «Революция через социальную сеть» (РЧСС). Александр Лукашенко обвинил лично вас в попытке «стать эпицентром сетевой революции» и в работе чуть ли не на все иностранные разведки. Благодаря вам в Беларуси даже появился тот нелепый закон, который запрещает собираться на улице больше трех человек. Бывает ли дым без огня? Какова ваша истинная роль в координации массовых акций протеста в Минске 2011 года?

Вячеслав Дианов: Ну, я бы назвал себя человеком, который взял на себя ответственность в тот момент, когда нужно было ее взять. Я был одним из тех, кто координировал РЧСС, но благодаря моей публичности СМИ меня провозгласили главным организатором. Ни с какими «разведками» я не работал и считаю оскорбительным такое суждение. Это пропагандистская уловка, которая как бы намекает на несостоятельность любых инициатив снизу. Это пропагандистская уловка, формирующая у обывателя мнение о якобы прозорливости и всесильности спецслужб и о якобы полном бессилии против них обычных граждан. Однако это далеко не так.

© из личного архива героя время предвыборной кампании 2010

«Ридус»: Была ли у вас в тот период работа, на что вы жили в чужой стране?

Вячеслав Дианов: По поводу денег. Это всегда интересно. У нас были частные спонсоры в лице ряда бизнесменов, от которых я получал гонорары за свою работу начиная с 2009 года, сумма была около 500 долларов США ежемесячно. Также я получал стипендию по программе Калиновского (около 300 долларов на то время), а чуть позже, как подал документы на беженство, мне полагалось еще и пособие (в 250 долларов). Кроме того, я получал гонорары от СМИ и отчисления от ряда некоммерческих проектов, где я был партнером.

Так или иначе, это были очень скромные деньги по меркам политических проектов такого масштаба.

«Ридус»: У этих немых хождений хлопающих людей была цель? К чему должна была привести «Революция через социальные сети»? У вас была цель сменить власть в стране?

Вячеслав Дианов: Мы до конца не понимали, во что выльются эти акции. Изначально, скорее, ставили перед собой цель объединить активную часть населения. На пике протестов мы не исключали лавинообразного развития событий и были готовы призывать именно к смене власти.

«Ридус»: Наверняка вы часто думали над причинами провала РЧСС? К чему в итоге пришли? Чего тогда не хватило?

Вячеслав Дианов: Я бы не назвал акции провальными. Такие процессы не стоит оценивать через призму «все или ничего». Но причин недостижения конечной цели много. Это и страх задержаний, и усталость, и недостаток опыта, нехватка координаторов с нашей стороны. Это как недостаток финансов, так и недостаток ресурсной базы в целом. Также важно, что не было политического триггера в виде выборов, а экономического фактора в виде резкой девальвации белорусского рубля тогда оказалось мало. В чем-то это и персонализация протестов в моем лице также сыграла отрицательную роль.

«Ридус»: Какие главные успехи и достижения РЧСС?

Вячеслав Дианов: Главным достижением акций РЧСС было то, что они вообще были. Никто до конца не мог ожидать, что в политическое межсезонье Беларуси вообще может выстрелить. А оно именно выстрелило, хоть и не так, как бы в конечном итоге тогда хотелось.

«Ридус»: В 2011 году за серию акций РЧСС белорусская националистическая организация «Молодой фронт» наградила вас премией «Люблю Беларусь» в номинации «Политика». Как тогда отнеслись к той награде? Вы приняли её?

Вячеслав Дианов: Отнесся к этому очень просто: «Награды — это хорошо, давайте еще больше всяких разных». Награду принял, хоть и не получил. Активист, который должен был передать статуэтку, где-то ее потерял. Особенных эмоций тогда это не вызвало. Наградили — и хорошо, потеряли — и ладно. В целом это просто был повод для большего числа упоминаний моего имени в СМИ.

«Ридус»: Как минимум с 2014 года белорусские националисты, ранее считавшие вас своим, начали обвинять вас в антибелорусских, пророссийских, неоимперских взглядах. Как получилось, что из кумира националистов вы вдруг стали для них «русским фашистом» и «проектом Кремля»? Когда и как в вашем сознании произошел «пророссийский перелом»?

Вячеслав Дианов: Перелом во взглядах произошел в 2014 году в связи с событиями на Украине. Было прекрасно видно, к чему приводят национализм и русофобия. Возникло глубокое понимание, что для Беларуси эти явления не менее губительны, чем были и есть для Украины. Я начал писать публицистические заметки на эту тему в разные СМИ, в блогах. Писал об опасности национализма и губительности русофобии. За это меня белорусские националисты и невзлюбили.

«Ридус»: Каких взглядов вы придерживались летом 2011-го, в разгар РЧСС?

Вячеслав Дианов: В 2011 году, я бы сказал, мои взгляды были полностью подчинены целям мирных акций. Мне было совершенно не принципиально, кто помогает протесту и какие у него (протеста) взгляды. В тот момент я был нацелен на конечный результат акций, на успех протеста. Все остальное казалось мне совершенно неважным и не принципиальным.

«Ридус»: Каких взглядов придерживаетесь теперь?

Вячеслав Дианов: Сейчас же, с пониманием политической конъюнктуры, я считаю, что не каждый протест и не каждое «действие ради действия» оправдывают себя. Я стал более избирательным и очень критичным к национализму и нетерпимым к русофобии.

Теперь сменить власть мало — надо еще не ввергнуть страну в пучину войны и кровопролития, не допустить превращения народа в националистическое, русофобское рагулье (рагу́ль — жаргонный термин, используемый городскими жителями Украины для обозначения сельчанина, не усвоившего городские обычаи и культуру. — Прим. «Ридуса»).

«Ридус»: В последние годы вы рьяно ругали белорусскую оппозицию, но воздерживались от критики Александра Лукашенко. За период эмиграции стали относиться к нему лучше?

Вячеслав Дианов: Я бы сказал, что у меня была надежда, что белорусский режим может пойти эволюционным путем. С формированием системной, но функционирующей оппозиции, с рядом прогрессивных реформ, без изменения конечной формы власти.

Как это модно было говорить, одно время было ожидание изменения белорусского режима изнутри. Поэтому моя модель поведения полностью соответствовала этим ожиданиям, и я действительно старался избегать критики Лукашенко.

© кадр из видео «Настоящее время»

«Ридус»: Как на ваше отношение к Александру Лукашенко повлияли выборы 2020 года?

Вячеслав Дианов: Надежда на модернизацию режима изнутри развеялась, как призрачная иллюзия. Стало понятно, что кондовая власть если и готова к изменениям, то только к тем, которые приведут к построению одного большого концлагеря на базе страны. Сегодняшняя власть ассоциируется у меня с волной средневекового террора и бесконечной плеядой государственных преступлений. В стране, где за сочетания цветовой гаммы в одежде отправляют на сутки, без преувеличения правовой дефолт.

Поэтому позиция после событий 2020 года у меня следующая: лучше держаться подальше от преступников во власти.

«Ридус»: Как вы отнеслись к событиям в Беларуси в августе и осенью 2020 года? Александр Лукашенко правда проиграл домохозяйке?

Вячеслав Дианов: Все указывает на то, что Лукашенко действительно проиграл эти выборы. Люди голосовали по принципу «за кого угодно, только не за Лукашенко». Этим «кто угодно» в связи с арестом Бабарико и нерегистрацией Цепкало и стала Светлана Тихановская.

К такому жесткому подавлению протестов отношусь негативно. Считаю: если ты утратил доверие людей, разгромно проиграл, ты должен уйти. Вместо этого на улицах белорусских городов Лукашенко развязал настоящую бойню, лицемерно оставшись на троне, потащив тем самым всю страну за собой в болото беззакония.

«Ридус»: Как относитесь к экс-кандидатам президентской гонки? Поддерживали кого-то лично? Изменилось ли ваше отношение к нынешним лидерам протеста?

Вячеслав Дианов: Нет, я никого на этих выборах не поддерживал и, если честно, мало интересовался ходом самих выборов вплоть до августа. До последнего думал, что будет «все как всегда». Ошибся. Потому ко всем, кто причастен к сдвигу белорусской «политической литосферной плиты», отношусь с уважением.

«Ридус»: Узнаете ли в Степане Путило (создателе YouTube- и Telegram-канала НЕХТА, признанного в Беларуси экстремистским. — Прим. «Ридуса») и его команде себя образца начала 2010-х?

Вячеслав Дианов: Не проводил таких параллелей. Да и на самом деле не вижу никаких объективных причин проводить такое сравнение. Совершенно две разные ситуации, кардинально другой бэкграунд.

«Ридус»: Как относитесь к его деятельности и профессиональным качествам?

Вячеслав Дианов: О деятельности Степана Путило могу сказать, что он оказался в нужное время в нужном месте, имея для реализации необходимый ресурс. То, что он смог всем этим воспользоваться и не упустить окно возможностей, говорит о том, что как минимум он талантливый и удачливый молодой человек.

«Ридус»: Не доводилось ли встречаться с ним в Польше?

Вячеслав Дианов: Нет, мы никогда не встречались

«Ридус»: Вы по-прежнему сторонник интеграции с Россией?

Вячеслав Дианов: Я по-прежнему сторонник белорусско-российской интеграции. При этом мне бы хотелось, чтобы Беларусь как сторона интеграционных процессов была сильной политически и экономически, правовой, современной и прогрессивной страной. Пока же все указывает на то, что Беларусь приступает к интеграционным процессам в виде невежественной отсталой деспотии. Выиграет ли от этого наш братский союз? Усилит ли это его? Очень сомнительно.

«Ридус»: Правильно ли повела себя Москва в августе, поддержав Лукашенко?

Вячеслав Дианов: Россия в августе в отношении Беларуси действовала так же, как она привыкла действовать всегда, исходя из геополитических интересов. То есть реагировала по ситуации. У протестующих был выгодный момент, когда позиция России по белорусскому вопросу еще не была сформирована и когда акции протестов были ещё на своем пике. Тогда Россия приняла бы любой исход событий и общалась бы с победителем. Белорусы сами упустили свой шанс, так стоит ли сейчас обижаться на то, что Россия поставила на победителя? Тут сработал принцип «горе побеждённым».

«Ридус»: Как сейчас складывается ваша жизнь? Где учились и работали? Нашли себя в жизни?

Вячеслав Дианов: В Польше я закончил бакалавриат по специальности «инженер по деревообработке», получил степень магистра технических наук. Помимо этого стал магистром политологии. После чего даже поступил в аспирантуру по социологии, однако в связи с деловой занятостью эту затею оставил.

Затем так вышло, что жизнь случайно свела меня со специалистами в области блокчейн и токенизации. Сейчас работаю как координатор проектов в варшавской фирме по токенизации активов. Мои интердисциплинарные знания и качества руководителя помогают мне успешно координировать реализацию подобных проектов. В этой сфере всегда нетривиальные задачи, требующие индивидуального уникального решения.

«Ридус»: У вас польский паспорт? Довольны жизнью в Польше?

Вячеслав Дианов: Польского гражданства у меня нет. У меня белорусское гражданство и статус беженца в Польше. В целом на жизнь не жалуюсь — зарабатываю больше, чем в среднем зарабатывают в Польше. При этом работаю в основном удаленно, потому сейчас подумываю над тем, чтобы перебраться страну с более мягким климатом и теплым морем.

«Ридус»: Каков ваш прогноз — чем и когда закончится нынешнее недовольство белорусов?

Вячеслав Дианов: Не люблю слово «недовольство» по отношению к политике. Недовольным можно быть невкусной едой или мерзкой погодой. Когда же мы говорим о ситуации в стране, о политической ситуации, речь идет о несогласии.

«Ридус»: Как долго у власти в РБ будет оставаться Лукашенко и что будет после него?

Вячеслав Дианов: Объективно Лукашенко власть на данном этапе удержал. Но после августовских событий маски были сброшены. Поэтому играть в «демократию» власть больше не будет. Ожидаю дальнейшего ухудшения ситуации с правами человека в Беларуси и еще большего правового дефолта. Репрессии будут расширяться, а цензуре будут подвергаться все сферы общественной деятельности. В данной ситуации без неких решительных действий со стороны несогласных и (или) серьезных внешних факторов Лукашенко может оставаться у власти вплоть до самой его смерти, то есть до глубокой старости.

«Ридус»: Как изменятся отношения Беларуси и России, если Лукашенко все же уйдет?

Вячеслав Дианов: Так как мой прогноз неутешителен и подразумевает долгие годы ожиданий, фантазировать на тему «что же будет после его ухода» я считаю нецелесообразным.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)