Аборты — «за» и «против»: трезвый взгляд родившей женщины

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Время от времени общественные деятели, чиновники и правозащитники муссируют тему абортов. СМИ обсуждают это с отсылкой к февральской новости о том, что «депутат Госдумы Виталий Милонов предложил закрепить в преамбуле Конституции РФ помимо веры в Бога запрет на аборты». Не будем кидаться тапками сразу — давайте поразмыслим об этом.


Убийство или «ничего страшного»?

© pixabay.com

Скажу однозначно и сразу: аборт, из каких бы побуждений он ни проводился, — это убийство. Это остановка жизни. Хоть на разрешенных 12 неделях, хоть по медицинским показаниям в середине срока. Просто люди взяли и договорились, что вот до такой-то недели это «ничего страшного, там клеточки только формируются», а после, когда уже у плода есть нервная система, это якобы все, табу.

Для чего договорились и почему на законодательном уровне аборт не считается преступлением? Потому что так морально легче, психологически. Ну, и ситуации бывают разные.

Почему легче избавиться от беременности на четвертой неделе, чем на 22-й по причине пороков плода, например? Для врачей — потому, что на самом раннем сроке можно обойтись и вовсе медикаментозным способом. А если и проводить вмешательство, то минимальное.

Для женщины — элементарно потому, что на начальной стадии беременности она ее не ассоциирует ни с собой, ни с ребенком. Даже если она и знает, что беременна, пока эта беременность — у нее в голове. А вот когда ребенок уже бьет ножками, и вдруг происходит форс-мажор и он теряется — это уже трагедия… Для тех, кто этого ребенка действительно желает.

Но это не значит, что женщины, делающие аборт, убийцы. И потом, до сегодняшнего дня это было законно, то есть не убийство, а гипотетически с завтрашнего дня будет запрещено, потому что вдруг все поняли, что это убийство?

В этом вопросе очень тонка грань между дозволенным и запрещенным, моральным и безнравственным. Можно сказать, что аборт, скорее, убийство «технически». Потому что оно происходит в условиях медучреждения, не под страхом казни за это, и вроде бы внешний мир-то не меняется — никого не убивают в нем, никого из уже рожденных и наделенных статусом «человек».

Действие происходит внутри живота женщины с эмбрионом. Не просто так ребенка в медицинской среде называют ребенком только с восьмого месяца беременности. До этого он — эмбрион, потом — плод. Скользко, и легко на всем этом поскользнуться, согласна. Но не нужно сравнивать женщину, сделавшую аборт, с реальным убийцей, мотающим срок .

«Я не вытяну третьего»

© pixabay.com

Со мной в больнице, куда я неоднократно попадала после родов, лежала девушка. Вернее, лежала я, а она бодро скакала по палате и трещала по телефону с мужем о том, с какой диагональю телевизор лучше купить. Как я заметила, в палатах чуть ли не принято интересоваться друг у друга, «у кого что болит». Одна наша соседка лежала в отходняке после операции, вторая поступила с угрозой выкидыша.

— А ты тут чего? — спросила она, дождавшись, когда девушка даст последние ЦУ мужу.

— Я? Да я на аборт, — бойко выпалила та и принялась что-то искать в сумке.

— На аборт? — поджала губы женщина. — Я тут, значит, трясусь, выносить не могу, а ты — на аборт?

Повисла липкая тишина. Девушка, немного смутившись, села на кровать и протянула:

— У меня третий. Я третьего не вытяну. Ни по здоровью, ни по ситуации в семье, ни финансово — никак.

— Авдеева, пошли! — заглянула в палату медсестра. — Чего сидишь, бегом пошли, там на аборт у врача трое, бегом! — поторопила она девушку.

Та выскочила из палаты, а женщина расплакалась.

— Ну, как так, как? Я одного не могу, а кто-то — вот так… Хотя, знаешь, — шмыгнула носом собеседница, — если бы у меня уже был ребенок, я бы крепко подумала, рожать ли еще. Здоровья нет, денег нет, муж — считай, тоже нет, — сказала она мне.

— Ну вот, вы и сами все понимаете, — сказала я, не желая развивать тему, и женщина засобиралась на процедуры.

В палате висел медицинский плакат — своеобразный ликбез на тему абортов. С картинками и пояснениями. Здоровенный такой, во всю стену над раковиной. Не агитация, не предупреждение — просто информация, что это за процедура, как проводится и каковы последствия. Женщина, проходя мимо него, на секунду задержалась, всхлипнула и вышла из палаты.

Мои соседки, хоть и с разных позиций, но озвучили одинаковые причины того, почему не стали бы рожать более одного ребенка.

  1. Здоровье и, как следствие, медицина.
  2. Финансовые возможности.
  3. Семейные обстоятельства.

Да, мы живем в цивилизованное время в цивилизованной стране, в которой якобы первоклассная медицина и куча государственных программ и гарантий, направленных на поддержку семьи, материнства и детства. Увы, разве что в фантазиях чиновников и на бумаге, которая, кроме как для упаковки рыбы, ни на что не годится.

Как человек, переживший беременность и роды, могу сказать, что от этой самой суперпупермедицины обычному человеку перепадает шиш. Я говорю о государственных женских консультациях и роддомах. Все, что делает врач женской консультации, — ставит на учет, на приемах мерит давление, вес, окружность живота и отправляет на анализы.

Никакого нормального обследования просто не проводится. При таком отношении пропустить патологию плода или проблему со здоровьем женщины — как плюнуть. Беременность «при поддержке» женской консультации равносильна девяти месяцам на пороховой бочке.

Допустим, она не рванула, и вот они — роды. Если женщина рожает не по контракту, а как я, в режиме экстрима, то это то же самое, что поехать рожать в буквальном смысле в поле.

Всё, что делают врачи в роддоме, — оформляют бумажки, бумажки, подчеркну еще раз, бумажки! А потом оставляют беднягу в полутрансовом состоянии наедине с раковиной в кафельной палате — в лучшем случае.

Ко мне за 22 (!) часа родов пришли три раза. Первые два — посмотреть, почему я не ору! Третий — почему ору. Между этими визитами акушеров заглянул анестезиолог и вжарил «не туда» эпидуралку, которая не подействовала, но на следующий день сказалась на ногах.

На секундочку, роды в нормальном месте с нормальными врачами стоят от 200 тысяч рублей. Для очень и очень многих это неподъемная сумма, особенно на фоне тех расходов, которые сосет собственно беременность и подготовка к рождению ребенка. Не говоря уже о том, что всей остальной семье тоже надо как-то жить.

Что касается здоровья: беременность — это не простуда. Она высасывает из организма всё и не оставляет ничего. Даже если женщина беременеет здоровой, из этого она выходит развалюхой. Да, организм восстановится. Но все это очень долго, болезненно, и не факт, что он снова станет «новой копейкой».

Что с поддержкой государства? Ничего. Да, на ребенка положены пособия. Если семь тысяч с копейками по сегодняшним временам — это пособие, которое реально способно «поддержать», то я даже и не знаю, что сказать, чтобы никого не обидеть. И то, еще попробуй его получи. Правда, единовременная выплата на ребенка и городские или областные единовременные выплаты будут побольше. Но это разовые деньги и совсем не золотые горы. На этом вся поддержка государства заканчивается, не успев начаться.

Но мы же граждане по большей части занятые, работающие, зарплаты имеющие — зачем нам поддержка государства? Наверное, этой логике это самое государство и следует. И не мне рассказывать, какие у нас в стране зарплаты и на что их хватает. И сколько всего нужно ребенку.

Запрещать или разрешать?

© Сергей Мальгавко/ТАСС

Давайте перечислим главное.

  • Ситуации, из-за которых женщина решается на аборт, могут быть самыми разными.
  • Женщина — полноправный хозяин своего тела.
  • Женщина — не инкубатор на ножках. Прежде чем клеймить абортниц, необходимо в каждом конкретном случае быть посвященным в их истории. Тем более — прежде чем выступать с предложениями о запрете абортов. Или об исключении их из системы ОМС.

Допустим, аборты действительно запретят или сделают их недоступными в государственных больницах. И что получится? Самоабортирование и горы трупов — как матерей, так и младенцев. В первом случае в ход пойдут таблетки, стимулирующие выкидыш, и как грибы вырастут подпольные абортарии. Где дешево, но смертельно. Естественно, кто-то сделает из этого отличный бизнес. Во втором случае — самоубийства, детоубийства и смерти из-за сепсиса, полученного при попытке избавиться от плода самостоятельно.

Как это делали женщины еще лет сто назад? В лучшем случае пили отвары, в худшем — в буквальном смысле выковыривали плод подручными средствами — железными крюками, например. Средневековье? Варварство? Бред? Нет. Реальность. И что, эти сценарии допустимы в современном мире в передовой, так сказать, стране?

Бог с ними, с миром и страной. Почему женщина воспринимается как инкубатор? На что косвенно и намекает это милоновское предложение. Я не буду впадать в сентиментальные крайности, но женщина — человек, если это до сих пор открытие. Со своими правами, в том числе на себя саму. Но почему-то ей до сих пор это приходится доказывать. И почему-то власть имущие считают, что они вправе подобным образом распоряжаться миллионами судеб. Нет ничего проще, чем взять и что-то запретить, вместо того чтобы взять и подумать, как можно лояльно изменить ситуацию.

Что такое аборт как следствие? Это следствие незащищенного полового контакта. Он может случиться по сотне причин, одна из них — «не было под рукой презерватива».

У нас по подъездам, стойкам в магазинах, гардеробам в общественных местах лежат бесплатные газеты, например. Таким образом они распространяются, веерно. Почему то же самое не сделать с контрацептивами? Ведь это и профилактика венерических заболеваний в том числе. Особенно среди подростков.

Аборты и «венерические букеты» молодеют. Подросток пойдет в аптеку за презервативами? Ну, один из десяти, может, и пойдет. Или подросткам своевременно рассказали, откуда берутся дети и что бывает, когда мальчик с девочкой слишком крепко «держатся за ручку»? У нас же тема секса и полового воспитания до сих пор из разряда стыдного. Так, чтобы во всеуслышанье, а не дома на кухне: «Сыночек (доченька), я хочу поговорить… это… объяснить…ну, это… про… ты дружишь с Машей (Васей)?»

И это ли не упущение? Чиновники хотят влиять на статистику абортов, рождаемости, ВИЧ-заболеваемости? Для этого нужно как минимум ликвидировать безграмотность в этих вопросах. Как максимум — создать действительно работающую систему поддержки института семьи и организовать достойную медицинскую помощь ВСЕМ, вне зависимости от кошелька. А не подписывать запретом на аборты приговор женщине, уничтожая ее личность и достоинство.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)