Татьяна Рыбакова

Писатель, журналист

Более 20 лет пишет об экономике и ее роли в жизни общества для ведущих деловых и общеполитических изданий. Автор книг о Сербии, ставших открытием на российском рынке. Лауреат премии «Золотое перо» за книгу «Вкусная Сербия», неоднократно награждалась за публикации по экономике в российских СМИ. Имеет экономическое, литературное и психологическое образование. В настоящее время живет в Сербии.

Все статьи автора
автор

Суэцкий урок: о чем предупреждает история застрявшего контейнеровоза

-101674

Когда 23 марта пошли первые сообщения о перегородившем Суэцкий канал контейнеровозе «Эвер Гивен» (надпись EverGreen на его боhne — это название компании-владельца), большинство восприняло это происшествие как двух-трехдневную неприятность. Однако, вызволение судна затянулось несколько дольше и даже сейчас, когда пишутся эти строки, судоходство в Суэцком канале еще не восстановлено. В результате, цена нефти снова пошла вверх, несмотря на то, что запасы велики, а начало третьей волны эпидемии коронавируса и повсеместное введение локдаунов снижает спрос.


Страхи эти вряд ли оправданы: по сообщениям из США, сланцевые нефтепромышленники вновь увеличивают количество скважин — а именно США является одним из крупнейших импортеров нефти. Более серьезные трудности испытывают потребители сжиженного газа из Катара, но отопительный сезон в Европе подходит к концу, да и российские газопроводы вполне работоспособны.

Гораздо серьезнее другая проблема: через Суэцкий канал идет более 30% мировых контейнерных перевозок — против 10% нефтяных. И подавляющая часть контейнеров направляется из Китая в Европу.

Контейнер — великое изобретение человека. Простой прочный ящик стандартных габаритов можно наполнить любым, самым сложным содержимым, а затем везти его автомобилем, поездом, кораблем, перегружая по мере надобности. Неудивительно, что самая массовая контейнерная линия начинается в Китае и заканчивается в нидерландском порту Роттердам, откуда автомобили развозят по всей Европе стальные ящики с китайскими товарами.

Однако у контейнеров есть свое слабое место: так как их перемещение связано с погрузочно-разгрузочными работами, важна равномерность загрузки портовых мощностей. Иначе контейнеры быстро заполнят все свободные площади и новые порт просто не сможет принять. Трудно будет и развезти скопившиеся контейнеры из-за несравнимо разной вместимости морского контейнеровоза, железнодорожного состава и автомобильного тягача.

Альтернатива Суэцу — путь вокруг Африки. Сейчас часть судов направилась по нему. Но альтернатива эта не только дороже и длиннее, но и гораздо хуже для тех же контейнерных перевозок. На этом пути нередки шторма, что может оказаться губительным для содержимого контейнеров. Ладно, если отсыреют модные футболки — а если речь идет об электронике? А если не просто об электронике, а о комплектующих для промышленности? Автоконцерны один за другим приостанавливают производство из-за нехватки чипов: они и раньше были в дефиците, а теперь, похоже, начался глобальный сбой. А чипы идут из того же Китая — разумеется, в морских контейнерах.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Когда в январе 2020 года появились сообщения о новом вирусе, поразившем китайский город Ухань, многие, взглянув на карту, вздохнули с облегчением: этот город оказался вдалеке от центров промышленности и торговли. Но через некоторое время стало известно, что именно Ухань является важным сборным пунктом для многих международных логистических цепочек — к примеру, именно через него пролегал путь комплектующих для продукции Apple.

Суэцкий канал для глобальной экономики еще более критичен, чем Ухань. Поэтому неважно уже, как скоро удастся вернуть работоспособность канала — основные акторы мировой экономики увидели в Суэце новый риск.

Можно попробовать предположить, к чему это может привести.

Первое, самое очевидное: продолжение тенденции на перенос производства комплектующих, особенно критически важных, из Китая поближе к месту сборки. Эта тенденция уже началась после уханьской «пробки» и призывы американской администрации к возвращению производств на родину — не только политика, но и во многом снижение рисков. Теперь эта тенденция может усилиться. Достаточно вспомнить, что именно в эти дни компания Intel заявила о начале строительства двух заводов по производству чипов, от дефицита которых сейчас страдает весь мир.

Не менее очевидно, что глобальный сбой поставок не может не привести к росту цен — а значит, инфляция уже летом может вырасти весьма значительно: с одной стороны, снятие коронавирусных ограничений вызовет взрывной рост спроса, с другой — трудно будет быстро справиться с возникающими дефицитами. Значит, и американским, и европейским финансовым регуляторам все труднее будет держать ключевую ставку на низком уровне. Может наступить момент, когда центробанки окажутся перед неприятным выбором: пожертвовать ростом ВВП или благосостоянием граждан. Причем, любой выбор может привести к экономическому кризису.

© dpa/picture-alliance/ТАСС

Так как перенос производств из Китая — дело не одного года, не исключено, что начнется поиск альтернативных путей для доставки товаров в Европу. Тут у России есть сразу два непризрачных шанса: Транссиб и Северный морской путь. Сумеем мы предложить адекватный по стоимости, скорости, безопасности и объемам маршрут — можно надеяться на серьезную долю «пирога» от транснациональных перевозок.

А вот для Египта снижение популярности Суэцкого канала может стать катастрофой. Страна и так потеряла доходы от туризма, третьего по величине источника валютных доходов. Потерять еще и источник валюты номер один — плату за проход по Суэцу, — страна позволить себе не может.

Тут стоит вспомнить, что знаменитая «арабская весна» пришла в Египет на плечах экономических проблем: растущей безработицы, инфляции, дефицита бюджета. Мало кто сейчас вспоминает другое: революционные настроения привели страну отнюдь не к расцвету демократии. Свободные, независимые выборы выиграла исламистская партия «Братья-мусульмане». После чего Запад деликатно отвернулся, когда военные взяли власть в свои руки: лучше дружеская военная хунта, чем воинствующие радикалы. Но если экономика Египта сейчас обвалится — никакие штыки страну не удержат. А ведь только-только удалось притушить огонь войны на Ближнем Востоке. Да и для западных стран, с их раздутыми в пандемию бюджетными дефицитами новая миротворческая миссия в регион может оказаться не под силу. Правда, нефть в этом случае опять пойдет на рекорд, что для российского бюджета как раз неплохо.

Можно, конечно, порадоваться, что опять все идет по поговорке «что русскому здорово, то немцу смерть». Но ЧП на Суэцком канале — второе, после Ухани, доказательство того, что радость от чужих проблем долговременной не бывает.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)