Ирина Белозёрова

Политолог

Все статьи автора
автор

Зачем России лимитрофы

301660

На фоне колоссального усиления антироссийской риторики со стороны всех имеющихся в распоряжении Западных стран и США трибун особое значение приобретают события в странах, непосредственно граничащих с Российской Федерацией.


К сожалению, эта мысль очевидна все еще не для всех, и, соответственно, значение правильного осмысления этих событий в нашем обществе остается недооцененным. Пусть, дескать, сами там у себя разбираются как могут.


Но вот какая незадача: что может отдельно взятая небольшая и небогатая ресурсами страна мочь?


А если уж совсем честно, что она вообще может сделать против скопища самых влиятельных стран мира, желающих прибрать ее к рукам?


Для России в связи с этим проблема не только и не столько в том, что страны постсоветского пространства превратились в арену для оттачивания сценариев главного удара, целью которого является Россия, ее целостность и суверенность. Главная проблема в том, что, как учит нас весь исторический опыт, подобная обвинительная риторика — лишь способ открыть для граждан своих стран «окна Овертона» в отношении прямых военных действий.


Сначала образ врага, следом некий локальный конфликт, в котором нужно «защитить страдающих от агрессора», дальше — прямое военное нападение на этого «агрессора» объединенными силами. Безусловно, для такой огромной страны, как Россия, одной спички явно не хватит — нужно весь периметр поджечь, ну, так ведь и курочка клюет по зернышку… Обложить со всех сторон, понатыкать своих баз, и пусть экономика этой страны истощает себя вливаниями в разработку средств защиты, а не в развитие полезных для благосостояния граждан этой страны проектов.


Как все до обидного просто, и каждый раз срабатывает. Ну, почти каждый раз. И вот это самое «почти» — повод одновременно и для гордости, и для серьезных выводов.


Да, веками все агрессоры обламывали себе зубы о Россию, но какой ценой? Жизни простых граждан, заслоняющих всякий раз собой государство, бесценны, но и это лишь надводная часть айсберга.


А что после победы? Шантаж со стороны тех, кто подстрекал, спонсировал и берег собственные ресурсы в ожидании обескровливания победителя, чтобы спокойно навязать потом свои условия.


Много ли людей, которые могут вспомнить век, когда англичане в последний раз воевали за свои интересы на своей собственной территории? А американцы? Так давно, что к современному миру уже и отношения не имеет. И с чего бы им менять столь удачно придуманную стратегию? Что же можно противопоставить ей, кроме попыток поддержать мир если не во всем мире, то хотя бы в сопредельных государствах?


Если исходить из этой логики, многие решения руководства России становятся вполне оправданными, а попытки их критиковать на практике означают игру в свои ворота. Едва ли не самой наглядной иллюстрацией сложности, с которой сталкивается Россия в своих попытках иметь дружеские отношения с соседями, могут быть отношения с Республикой Беларусь, бесконечная многовекторность личности действующего президента которой вызывает весьма неоднозначную реакцию.


Более того, неоднозначно уже выглядит и долготерпение президента России по отношению к такому союзнику.


На что же можно ориентироваться, выстраивая отношения с Белоруссией?


Ответ прост. На геополитические интересы России в их реальном выражении.


Ну, с интересами все понятно. В чем же реальность?


Лидеры приходят и уходят, а народы остаются. И несмотря на то, что сейчас любой блогер может заявлять о себе как о гласе народном, тем не менее никто из них не сможет отменить того простого факта, что у лжи короткие ноги. Реальная жизнь всегда демонстрирует неопровержимые факты.


Так что же думают граждане Белоруссии?


Ну, во-первых, даже по самым скромным подсчетам, они думают по-русски. По данным сборника ИАЦ «Республика Беларусь в зеркале социологии», на белорусском языке говорят только 3,5% жителей. Именно русский язык повсеместно слышен и на улицах, и в СМИ, претендующих на широкую аудиторию, а не на картинку для отчета. И это при том, что уроки белорусского всегда были обязательными и всегда существовали школы с белорусским языком обучения.


Реальные люди категорически не желают менять язык своего мышления, несмотря на все призывы к националистической самоидентификации в совершенно другом русле. Впрочем, как и четверть века назад, когда именно под обещания защиты русского языка в качестве государственного и создания Союзного государства с Россией, а отнюдь не возрождения Речи Посполитой, пришел к власти Лукашенко. В этом ключ к пониманию и сложности отношений его со своими гражданами, и усидчивости в вечно шатающемся, но до сих пор не рухнувшем кресле.


Белоруссия до сих пор, несмотря на отмену в паспортах графы «национальность», создавшую путаницу между гражданством и национальностью, очень интернациональная страна, в которой общим знаменателем была и остается ориентация именно на русскую культуру и язык. И сегодня в ней, несмотря на наличие миграции, не произошло тотального изменения менталитета, как можно было бы подумать, поверив не слишком добросовестным официально цитируемым опросам.


Живы многие из тех, кто всю жизнь трудился над восстановлением республики из руин после войны, кто приехал для работы на отстроенных предприятиях — по комсомольским ли путевкам, из юношеской ли жажды мир повидать, те ли, кого демобилизация послевоенная здесь застала. Живы их дети и внуки, привыкшие смотреть на мир через призму интернационалистического воспитания.


Для справки. На белорусской земле немецкие захватчики сожгли, разрушили и разграбили 209 из 270 городов и районных центров, 9200 деревень. Экономика республики по промышленным и энергетическим мощностям была отброшена на уровень 1913 года. Прямой материальный ущерб, нанесенный Беларуси оккупацией, исчисляется в 75 миллиардов рублей (в ценах 1941 года), что, по данным Национального архива, в 35 раз превышало бюджет республики 1940 года. Практически полностью были уничтожены энергетические мощности, станочный парк, полностью или частично — здания школ, вузов, научно-исследовательских центров, Академии наук, уничтожены библиотеки, музеи, клубы и театры, больницы и амбулатории, детские учреждения.


Другая показательная в этом отношении часть населения РБ — военнослужащие и члены их семей. Белорусский военный округ был важной составной частью советской армии. В силу географического расположения здесь были и пограничные войска, и войска для защиты рубежей СССР, и войска для защиты стран содружества за непосредственной границей. Это была широчайшая сеть военных городков со своим населением. И эти люди были тоже настоящими интернационалистами и при этом патриотами своей Родины — настоящей, а не придуманной правителями с комплексом политической неполноценности. Они получали образование и воспитывались в разных уголках огромной страны, так как представляли почти весь спектр военных специализаций, обучение которым велось за пределами региона. Количество людей, непосредственно профессионально занятых в оборонном комплексе, к 1990-м годам составляло около 280 тысяч.


Сейчас уже невозможно найти полную статистику по количеству членов их семей, но простой здравый смысл подсказывает, что взрослые люди обычно имеют семьи. Соответственно, для понимания количества людей с менталитетом, далеким от националистических идей, без умножения не обойтись. И все эти люди до сих пор воспринимают себя как часть той культуры, которую в современном мире олицетворяет Россия, а отнюдь не Запад.


Но есть и очень важная антитеза. Это люди, которые ориентированы на свои исторические, во всяком случае по их мнению, корни. Это польская диаспора. По данным переписи 2009 года, когда еще сохранялась графа «национальность», в РБ проживали 294 тысячи поляков. И это не просто диаспора. Это люди, с которыми давно и плотно работают деятели из соседней страны, считающей эту территорию исторически своей.


По последним данным, число людей в РБ, получивших карту поляка, уже приближается к 150 тысячам. По данным польской стороны, карту поляка на сентябрь 2019 года получили уже свыше 131 000 человек и большое количество заявлений находится в стадии рассмотрения. Обладатели этих карт имеют право на значительные льготы на территории Польши. Например, бесплатное проживание, денежное пособие на срок до девяти месяцев, бесплатный курс польского или профессиональные курсы, право через год стать гражданином Польши. И другие более мелкие радости: скидки на проезд по железной дороге, бесплатная экстренная медицинская помощь. 43% карт выдано гражданам Беларуси. И это при том, что польская зарубежная диаспора в целом превышает население Польши и составляет свыше 50 миллионов человек.


Месяц назад состоялось очередное заседание «Люблинского треугольника», где представители Польши, Литвы и Украины — государств, еще на памяти живущих ныне людей успешно «перепрофилировавшихся» из братских государственных образований в упорото русофобские — не стесняясь обсуждали, как же побыстрее присоединить к своей борьбе с «агрессивной политикой Российской Федерации в Европе» Республику Беларусь. При этом у них не возникает вопроса, а надо ли вкладывать средства в привлечение на свою сторону граждан страны-соседки.


И все же, несмотря на все антироссийские вбросы и искусственную белорусизацию, количество людей, связывающих свои надежды с развитием интеграции на Восток, как минимум достаточно велико. Об этом же говорит направление трудовых миграционных потоков, если рассмотреть ситуацию до начала проблем с перемещением граждан, спровоцированных пандемией.


По данным Центра изучения перспектив интеграции, две трети трудовых мигрантов из РБ приходится на РФ. В количественном выражении это около миллиона человек, официально зарегистрированных по месту пребывания с указанием работы как цели въезда. Что в условиях безвизового перемещения, отсутствия особой заинтересованности сторон в строгом контроле за перемещениями граждан Союзного государства и наличия ряда возможностей для трудоустройства, минуя официальные каналы, отражает далеко не полную картину с численностью граждан РБ, выбирающих территорию РФ в качестве места пребывания.


Если вспомнить при этом, что население РБ — 9,5 миллионов, среди которых половина — старики, не склонные к перемене мест, дети и учащиеся, не претендующие на трудоустройство, цифра должна впечатлить тех, кто готов поверить, будто умонастроения народа Беларуси выглядят так, как это пытаются внушить противники интеграции с обеих сторон.


Статистика по странам ЕС в этом смысле отличается гораздо большей степенью точности. Около 100 тысяч человек, или 1,8% трудоспособного населения, предпочитают «западный вариант» в своей жизни. Разница ощутимая и внушающая надежду сторонникам интеграции.


Интернациональный, со школьной скамьи воспитывающийся на русской классике белорусский народ отнюдь не потерян для решения общих задач по отстаиванию общих ценностей и поэтому заслуживает всемерной поддержки со стороны России.


Что же касается набившей всем оскомину «многовекторности», то стоит вспомнить, что риторика политиков подвержена моде и внешним обстоятельствам, а их реальные действия обычно обусловлены умонастроением большинства граждан.


Белорусское общество пытаются оторвать от России уже три десятилетия. Такое огромное количество мимо пролетевших западных средств и сил — лучшее доказательство близости двух стран на самом высоком уровне. На уровне рядовых граждан.


Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Что дальше? Мы будем памятник Георгию Жукову сносить по петиции внуков ветеранов СС?

Я, когда помру, не уверен, что мне нужна будет могила.

Можно ль в одну телегу «впрячь коня и трепетную лань»?

|статья
Олег Новиков

Каждому мужчине внедряются в сознание три непреложные истины.

О проблематике российского культурного влияния.

Лень полюбить себя, или Чем плоха «новая нормальность»

Больше тут обсуждать нечего.

Нам нужен несуразный скандал.

|статья
Олег Новиков

Две такие разные, но похожие картины.

Я бы в блогеры пошел: вся правда о мартышкином труде

|статья
Олег Новиков

Я не буду восхвалять его в своих речах

На что ориентироваться, выстраивая отношения с Белоруссией?