Как в тяжелом 1941-м Красная армия зажала нацистов в Крыму

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Высадка в Феодосии 29 декабря 1941 года стала ключевым эпизодом Керченско-Феодосийской операции. В отличие от предыдущих высадок, она оказалась не только полностью неожиданной для противника, но и произошла в том месте, где фельдмаршал Эрих фон Манштейн не имел никаких резервов для её отражения. 

Вдобавок наличие крупного порта позволило командованию Кавказского фронта быстро нарастить силы на занятом плацдарме: у десанта возникла реальная возможность отрезать пути отхода немецким войскам на Керченском полуострове.


План операции и его изменения

Идея десанта на Керченском полуострове возникла у командования Закавказского фронта в конце ноября 1941 года в ходе подготовки к наступлению на Ростов. Впервые она была озвучена в телеграмме начальнику Генштаба от 26 ноября 1941 года. Однако первоначальный план предполагал только высадку в восточной части полуострова «с задачей развивать наступление на фронт Тулумчак, Феодосия». 

Мысль о высадке в Феодосии впервые была высказана вечером 6 декабря и принадлежала командующему Черноморским флотом вице-адмиралу Ф.С. Октябрьскому, при этом ближайшим сроком готовности моряков к десанту называлось 21-22 декабря.

Согласно директиве Ставки от 7 декабря, высадка в Феодосии планировалась «с развитием наступления высадившихся войск по Керченскому полуострову» — то есть должна была состояться уже после того, как войска противника будут связаны боем с десантом у Керчи. Тем не менее, на совещании Октябрьского с командующим Закавказским фронтом генерал-лейтенантом Д.Т. Козловым, состоявшимся 9 декабря в Новороссийске, было решено высаживать десанты одновременно.

Разработанный 13 декабря план операции подтверждал это решение: в Феодосии предполагалось высадить две дивизии и одну бригаду со средствами усиления, задачей операции ставилось окружение Керченской группировки противника путём выхода к Арабату. Кроме того, предполагалось высадить вспомогательный морской десант у основания Арабатской стрелки, а воздушным десантом захватить аэродром Владиславовка и перебросить сюда истребители для прикрытия выгрузки в Феодосии.

Однако 17 декабря началось немецкое наступление на Севастополь, и первоочередной задачей стало его отражение. 

С 20 декабря Севастопольский оборонительный район передавался в подчинение Закавказского фронта, сюда спешно направлялись приготовленные для Феодосии 345-я стрелковая дивизия и 79-я отдельная морская стрелковая бригада. Вместо них в состав 44-й армии передавалась 63-я горнострелковая дивизия. Все силы флота полностью переключались на переброску снабжения и подкреплений, поэтому высадку в Феодосии пришлось перенести на неделю.

Десантная операция на Керченском полуострове 26-29 декабря 1941 года Керченская операция (декабрь 1941 г. — январь 1942 г.).

Десантная операция на Керченском полуострове 26-29 декабря 1941 года Керченская операция (декабрь 1941 г. — январь 1942 г.).

© warspot.ru

Окончательно сроки высадки были установлены телеграммой штаба Закавказского фронта за №01822/оп вечером 23 декабря: 51-я армия с помощью Азовской флотилии и Керченской военно-морской базы начинала высадку в районе Керчи 26 декабря в 5 часов утра; главные силы Черноморского флота осуществляли высадку 44-й армии у горы Опук в юго-восточной части Керченского полуострова 26 декабря (отряд «Б»), а в Феодосии — 29 декабря (отряд «А»).

Состав сил десанта

Отряд высадки «А» перевозил три дивизии (157-ю, 236-ю и 63-ю горнострелковые), а также 251-й полк 9-й гсд. Отрядом командовал капитан 1-го ранга Н.Е. Басистый, в его состав входили два крейсера, 6 эсминцев, 5 быстроходных тральщиков, 18 катеров типа «МО» и 14 транспортов. 

Он было разделён на отряд корабельной поддержки, два отряда транспортов (каждый с охранением из эсминцев и тральщиков), а также отряд высадочных средств — 2 тральщика, 12 «малых охотников», 2 буксира и несколько моторных баркасов.

Крейсер «Красный Кавказ» M.J. Whitley. Cruisers of World War Two. Annapolis: Naval Institute Press, 1995

Крейсер «Красный Кавказ» M.J. Whitley. Cruisers of World War Two. Annapolis: Naval Institute Press, 1995

© warspot.ru

Наиболее трудной была задача отряда корабельной поддержки — одновременно он должен был высаживать первый бросок десанта в составе 251-го полка, а также 633-го полка и двух батальонов 716-го полка из 157-й сд и батальона морской пехоты. Тут же находились две полковые батареи и 2-й дивизион 256-го артиллерийского полка. В итоге на кораблях разместилось:

  • крейсер «Красный Кавказ» — 1586 человек, шесть 76-мм пушек, два 107-мм миномёта, 15 автомашин;
  • крейсер «Красный Крым» — 2000 человек и два миномёта;
  • эсминец «Железняков» — 287 человек;
  • эсминец «Незаможник» — 289 человек, одна 76-мм пушка;
  • эсминец «Шаумян» — 330 человек, две 76-мм пушки, два 107-мм миномёта;
  • 12 катеров «МО» (из отряда высадочных средств) — штурмовой отряд старшего лейтенанта А.Ф. Айдинова в составе 300 человек.
Крейсер «Красный Крым» в Севастополе

Крейсер «Красный Крым» в Севастополе

© waralbum.ru

Командовал силами первого броска командир 633-го полка майор Г.И. Андреев, находившийся на крейсере «Красный Кавказ». Кроме того, на крейсере «Красный Крым» находился командир высаживаемого в Феодосии 9-го стрелкового корпуса генерал-майор И.Ф. Дашичев. Сюда же входил транспорт «Кубань» (6800 т), переданный из отряда «Б»: по одним данным, на нём находился штаб 236-й дивизии и две роты 2-го батальона 814-го полка, по другим — два батальона 716-го полка. Теплоход, имевший скорость всего 9,5 узла, вышел из Новороссийска раньше боевых кораблей и сопровождался двумя «малыми охотниками».

Всего на кораблях для высадки первого броска находилось около 5400 бойцов, 18 орудий и 6 миномётов, 30 автомашин, а также 100 т боеприпасов и 56 т продовольствия.

Погрузка войск на крейсер «Красный Кавказ» А.В. Скворцов. Гвардейский крейсер «Красный Кавказ» (1926-1945). СПб.: Галея-Принт, 2005

Погрузка войск на крейсер «Красный Кавказ» А.В. Скворцов. Гвардейский крейсер «Красный Кавказ» (1926-1945). СПб.: Галея-Принт, 2005

© warspot.ru

1-й отряд (8 транспортов) перевозил 236-ю стрелковую дивизию. Всего на суда было погружено 11 270 человек, 20 танкеток Т-38 (на транспорте «Жан Жорес»), семь 122-мм, восемнадцать 76-мм и двадцать шесть 45-мм пушек, 199 автомашин, 572 лошади, 313 т боеприпасов и 139 т прочих грузов. Отряд был разделён на две группы: три транспорта с 8-узловым ходом и пять транспортов с 6-узловым, вторая группа вышла из Новороссийска на час раньше.

2-й отряд (5 транспортов) перевозил 63-ю горнострелковую дивизию (без 346-го полка), а также тылы других соединений: 6365 человек, двадцать семь 122-мм и тридцать одну 76-мм пушку, 14 танков Т-26 (на транспорте «Калинин»), 199 грузовиков ГАЗ-АА, 906 лошадей, 321 т боеприпасов и 224 т других грузов. Этот отряд также был разделён на две группы в зависимости от скорости судов.

Утро 29 декабря: высадка первого броска в порту Феодосии

Отряд корабельной поддержки с первым броском десанта вышел из Новороссийска 28 декабря в 17:20. Вместе с ними шли катера и тральщики отряда высадочных средств. К 3 часам ночи корабли без помех подошли к Феодосии, где сориентировались по огням подводных лодок Щ-201 и М-51, выполнявших функции навигационных указателей. В 3:50 крейсера и эсминцы из района мыса Ильи начали обстрел порта Феодосия и посёлка Сарыголь, а тем временем катера со штурмовой группой отделились от колонны и вдоль берега двинулись ко входу в порт. Противник отвечал артиллерийским огнём с мыса Ильи, но попаданий в корабли не добился.

Эсминец «Незаможник». Примерно так же выглядели два других старых эсминца, участвовавших в высадке — «Шаумян» и «Железняков» П.В. Лихачев Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР 1920-1955 гг. Самара-СПб, 2005

Эсминец «Незаможник». Примерно так же выглядели два других старых эсминца, участвовавших в высадке — «Шаумян» и «Железняков» П.В. Лихачев Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР 1920-1955 гг. Самара-СПб, 2005

© warspot.ru

В 4:03 по сигналу с «Красного Кавказа» (две зелёные ракеты) огонь был прекращён, а охотники направились в гавань. Катер №0131 подошёл с внешней стороны Защитного мола, высадив сюда штурмовой отряд мичмана А.И. Куликова (43 человека) и группу навигационного обеспечения. Подавив сопротивление противника, отряд захватил маяк на молу и две стоявшие здесь противотанковые пушки.

Одновременно катер №013 с командиром отряда высадочных средств капитан-лейтенантом А.П. Ивановым подошёл ко входу в гавань. Он должен был подорвать боновое заграждение на входе, а затем развести его. Обнаружив, что боновые ворота открыты, катер в 4:12 выпустил две белые ракеты — сигнал «Вход в гавань свободен!» После этого он высадил на Широкий мол разведчиков и швартовочную команду (всего 16 человек), а остальные катера вошли в гавань и высадили на причалах свои группы. При этом катер №056 получил попадание лёгкого снаряда в корму; жертв не было.

Меньше всего повезло катеру №098, на котором находилось 37 десантников: он отстал от группы, потерял ориентировку, забрал вправо и выбросился на берег в районе станции Сарыголь, где был расстрелян противником. Из команды в 21 человек на катере осталось шестеро, все бойцы штурмовой группы числились пропавшими без вести. Впрочем, это означало лишь то, что они не вернулись в свою часть к моменту составления донесения: немцы отметили эту высадку, но не отчитались о её уничтожении; десантники и часть моряков могли просто присоединиться к сухопутным войскам.

Малый охотник №098, выскочивший на мель у Сарыголя feodosia1945.

Малый охотник №098, выскочивший на мель у Сарыголя feodosia1945.

© blogspot.com

Всего в порту было высажено 266 бойцов штурмового отряда, которые быстро заняли гавань. Уже в 4:40 сюда вошёл эсминец «Шаумян», начавший швартовку, за ним под огнём противника ошвартовались «Незаможник» и «Железняков». Одновременно корабли стреляли по вражеским огневым точкам из 102-мм орудий.

В 4:48 на молу зажглись навигационные огни, и высвободившиеся «охотники» занялись перевозкой людей с крейсеров, а «Красный Крым» дополнительно начал высадку войск с помощью собственных баркасов. В то же время «Красный Кавказ» подошёл к Широкому молу и в 5:02 попытался пришвартоваться с его наружной стороны. Из-за сильного отжимного ветра это не удавалось сделать в течение двух часов. Выделенный для швартовки крейсера буксир «Кабардинец» отсутствовал — его гражданский капитан развернулся на полпути и ушёл обратно в Новороссийск, за что позднее был отдан под трибунал.

Маневрирование кораблей при высадке десанта в порту Феодосия В.С. Бирюк. Всегда впереди. Малые охотники в войне на Черном море 1941–1944. СПб.: Наука, 2005

Маневрирование кораблей при высадке десанта в порту Феодосия В.С. Бирюк. Всегда впереди. Малые охотники в войне на Черном море 1941–1944. СПб.: Наука, 2005

© warspot.ru

Тем временем немцы обнаружили крупные корабли и сосредоточили на них огонь своих орудий — в первую очередь 105-мм береговых пушек 3-й батареи 147-го артдивизиона, стоявшей на высотах мыса Ильи. Открыли огонь и другие расположенные в городе артиллерийские подразделения — правда, судя по немецким отчётам, часть их орудий не была развёрнута для боя.

Уже в 5:08 в район первой трубы «Красного Кавказа» попал снаряд, вызвавший небольшой пожар. В 5:21 ещё один снаряд попал в лобовую часть второй башни главного калибра, легко пробив 25-мм броню. В башне возник пожар, но и его удалось быстро потушить.

Лишь в 7:15 крейсер «Красный Кавказ» наконец-то удалось пришвартовать наискось носом к молу, и он начал разгрузку десанта по сходням прямо на причал, без помощи катеров. Тем временем эсминцы разгрузились и покинули гавань, куда в 7:20 в гавань вошёл транспорт «Кубань». При швартовке он получил попадания двух тяжёлых снарядов в шлюпочную палубу, погибло 32 десантника.

К счастью для транспорта, основное внимание немецких артиллеристов привлёк крейсер, получивший в общей сложности два десятка попаданий. На корабле было убито 27 моряков и ранено 66, погибли фланг-связист штаба высадки капитан-лейтенант Васюков, командир БЧ-4 лейтенант Денисов и несколько сигнальщиков, получили ранения военком крейсера Щербак и бригадный военврач Андреев. Из-за этого командир крейсера приказал отклепать якорь и в 8:10 отойти от мола, не успев разгрузить артиллерию и автотранспорт. Их удалось выгрузить только к середине следующего дня путём перегрузки на транспорт «Азов».

Около 10 часов утра с «Красного Кавказа» на берег перебрался командир десанта майор Андреев, но командир 9-го стрелкового корпуса генерал-майор И.Ф. Дашичев со своим штабом оставался на корабле до следующего утра. По этой причине фактическое командование силами на берегу до середины 30 декабря осуществлял майор Андреев.

Командир штурмового отряда старший лейтенант Аркадий Федорович Айдинов

Командир штурмового отряда старший лейтенант Аркадий Федорович Айдинов

ru.hayazg.info

В 9:13 выгрузку десантников закончил крейсер «Красный Крым», а к 11:30 — транспорт «Кубань». Отходя от причала, теплоход получил новое попадание — на этот раз в грузовую стрелу правого борта, на мостике погиб капитан судна Вислобоков.

Всего в «Красный Кавказ» попало 17 снарядов и 5 мин, на корабле было 27 погибших и 66 раненых. «Красный Крым» получил 11 попаданий, у него было 12 погибших и 26 раненых, причём вышли из строя три 130-мм орудия. На эсминце «Железняков» единственным попаданием были убиты 7 бойцов корректировочного поста, на «Шаумяне» — сбита грот-мачта, погибли два моряка, и было ранено шестеро. Кроме того, на 11 катерах, обеспечивавших высадку, погибло 13, и было ранено 27 моряков. «Незаможник» при швартовке врезался носом в пирс и повредил форштевень, после разгрузки его отправили в Новороссийск.

Уже с половины десятого начались налёты немецкой авиации, но из-за торопливой организации в этот день успеха они не имели. Вдобавок с 10:50 над Феодосией периодически появлялись истребители из состава 7-го авиаполка Черноморского флота (МиГ-3 и И-153), а также армейские машины из 25-го истребительного авиаполка — в частности, армейскому МиГ-3 младшего лейтенанта Н.Т. Китаева удалось сбить двухмоторный Ju 88. Всего истребители флота и 44-й армии за этот день сделали 166 вылетов, над Феодосией был потерян один флотский МиГ-3.

Силы противника

Немецкий гарнизон Феодосии состоял из нескольких разрозненных частей и подразделений. Главной проблемой немцев оказалась сложная система подчинённости этих структур и отсутствие единого командования. Комендантом города был подполковник фон Колер, но при этом старшим воинским начальником здесь являлся полковник Бёрингер, начальник сапёрных войск 11-й армии — таким образом, он вообще не относился к оборонявшему Керченский полуостров 42-му армейскому корпусу.

Оборону Феодосии должен был осуществлять 2-й батальон 97-го полка 46-й пехотной дивизии этого корпуса, но уже 27 декабря он был спешно направлен в сторону Керчи. Зато в ночь на 29 декабря в городе расположился 46-й моторизованный инженерный батальон (по одним данным, им командовал майор Алвин Бундесен, по другим — на этот момент исполняющим обязанности командира являлся капитан Штрайт). Батальон вместе с двумя строительными ротами был направлен штабом 11-й армии для оборудования тыловой оборонительной линии на Ак-Монайском перешейке и остановился в Феодосии на ночь. Всего в городе и его окрестностях к утру 29 декабря находились:

  • 617-й сапёрный полк армейского подчинения (подполковник Ганс фон Альфен);
  • 46-й моторизованный инженерный батальон корпусного подчинения;
  • 442-й батальон связи корпусного подчинения;
  • 624-й мостостроительный батальон;
  • штаб и ряд частей 147-го артиллерийского дивизиона из состава 766-го артиллерийского полка армейского подчинения;
  • 1-й дивизион 77-го артполка;
  • 2-й дивизион 54-го артполка;
  • батарея 2-го дивизиона 64-го зенитного полка;
  • часть 240-го противотанкового дивизиона (из состава 170-й дивизии), развёрнутого вдоль побережья для отражения десантов и антипартизанской борьбы;
  • 14-я (артиллерийская) рота 186-го полка 73-й пехотной дивизии;
  • 2-я и 3-я роты 505-го строительного батальона;
  • 902-я команда штурмовых лодок.

В самом городе располагалось в общей сложности до 2500 человек, включая подразделения полевой жандармерии, занятые борьбой с партизанами и подчинённые антипартизанскому штабу майора Штефануса.

Парад немецких войск в Феодосии, декабрь 1941 года.

Парад немецких войск в Феодосии, декабрь 1941 года.

© Архив автора / warspot.ru

Таким образом, войска противника не имели единого командования и были разбросаны по большой территории. Непосредственно в Феодосии береговая артиллерия состояла из 3-й батареи 147-го артдивизиона (четыре 105-мм орудия на мысе Ильи), двух 150-мм гаубиц из состава перечисленных артполков, а также двух 150-мм полевых гаубиц 2-го учебно-артиллерийского полка. Один противотанковый взвод 240-го дивизиона (две 37-мм пушки) размещался на Защитном моле, другой такой же взвод находился в Сарыголе. Здесь же находилась 902-я команда штурмовых лодок (100 человек).

Первое донесение о появлении советских кораблей и обстреле города поступило в штаб корпуса от командира 1-го дивизиона 77-го артполка ещё до высадки десанта — в 2:55 по Берлину, то есть в 3:55 по Москве. В 4:00 по Берлину он же сообщил о высадке на причал десанта с двух катеров, а в 4:15 из батальона связи поступило донесение о десанте с трёх катеров.

Одновременно в штаб армии пришло донесение от командира 617-го сапёрного полка подполковника фон Альфена. Он сообщал, что противник неизвестной численности начал высадку в Феодосии. После этого по приказу штаба армии фон Альфен отправился в Феодосию, где по приказу Манштейна принял командование над всеми немецкими силами на участке от Коктебеля до Дальних Камышей. К этому времени (7:30 по Берлину) для обороны города был развёрнут 46-й инженерный батальон и 14-я рота 186-го полка. Обеим строительным ротам полковник Бёрингер приказал отойти на северную окраину к развилке шоссе.

Решение генерала фон Шпонека

Первая осмысленная информация о происходящем поступила в штаб 42-го армейского корпуса в 7 часов утра по Берлину (то есть в 8 по Москве): три больших корабля противника вошли в гавань Феодосии, ошвартовались у Большого мола и высадили десант. В 7:10 от командира 1-го дивизиона 77-го артполка поступило оптимистичное сообщение о том, что в гавани Феодосии находятся 9 кораблей, в том числе больших, но место высадки десанта уже блокировано. Однако уже через 20 минут командир противотанкового взвода в Сарыголе сообщил о новом десанте северо-восточнее посёлка и запросил подкреплений. Таким образом, случайная гибель охотника №098 дезориентировала противника и во многом обеспечила успех десанта.

Другим важным фактором, повлиявшим на дальнейший ход событий, стало решение полковника Бёрингера вывести 46-й сапёрный батальон из Феодосии — несмотря на то, что уже в 7 часов утра он получил из штаба армии приказ оборонять город любой ценой. Впоследствии Бёрингер объяснял это необходимостью сохранить многочисленный автотранспорт батальона, иначе бы он достался русским. Возможно, полковник счёл, что боеспособность моторизованного батальона в незнакомом городе будет сильно ниже, чем на открытой местности. В итоге батальон занял позиции на горе Лысой и у развилки шоссе на Симферополь и Джанкой, а оборонять город остались только артиллеристы и разрозненные гарнизонные подразделения, не имевшие единого командования.

Тем временем 3-му румынскому мотокавалерийскому полку (из состава 8-й кавбригады), двигавшемуся на Керчь, был срочно направлен приказ: поворачивать обратно на Феодосию. К 8 часам утра (9 по Москве) к Феодосии были развёрнуты другие немецкие и румынские части, ранее направленные к Керчи и уже прошедшие Ак-Монайский перешеек: 173-й моторизованный противотанковый дивизион майора Штиффатера (из состава 73-й пехотной дивизии), вся 8-я кавалерийская бригада полковника Йона Данеску и моторизованный отряд Раду Корне (в 10:25 по Берлину он отчитался, что движется с востока обратно на Парапач). Сюда же направлялась и основная часть 240-го противотанкового дивизиона.

Одновременно Манштейн собрал в штабе 11-й армии срочное совещание для выяснения путей ликвидации кризиса. Было решено срочно направить к Феодосии два пехотных полка (один — из 170-й дивизии). Ближе к полудню Манштейн отдал 42-му армейскому корпусу приказ, категорически запрещавший отход с Керченского полуострова. При этом корпус нёс ответственность за ситуацию в Керчи, а удержание Феодосии и Ак-Монайского перешейка брала на себя армия.

Феодосия и окрестности. Фрагмент карты-полукилометровки 1942 года. ЦАМО, ф. 216, оп. 1143, д. 41

Феодосия и окрестности. Фрагмент карты-полукилометровки 1942 года. ЦАМО, ф. 216, оп. 1143, д. 41

© warspot.ru

Однако командир 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант граф Ганс фон Шпонек, герой высадки в Голландии, оценил обстановку иначе. Он осознал, что корпусу грозит окружение: возможности удержать Феодосию одним полком у немцев не было, в сложившихся дорожных условиях (метель и заносы) румынские моторизованные части могли подойти к городу только через сутки. Непонятно, какую информацию Шпонек имел о высаженных частях, но наличие крупных боевых кораблей говорило о масштабе десанта, а высадка в порту позволяла русским быстро наращивать силы.

Ещё в Голландии фон Шпонек продемонстрировал умение принимать быстрые и не всегда приятные решения. В 8:15 он запросил у штаба армии разрешение на отход в западную часть Керченского полуострова, чтобы избежать окружения. Манштейн не ответил ни «да», ни «нет», хотя находился в своём штабе (год спустя он так же двусмысленно поведёт себя под Сталинградом при переговорах с Паулюсом). Тогда в 8:30 Шпонек отправил 46-й дивизии приказ: немедленно сниматься с позиций и отходить в район Турецкого вала в центре Керченского полуострова. Командный пункт дивизии следовало перевести в Ислам-Терек, куда переводился и штаб корпуса. Затем предполагалось собрать вместе все наличные силы корпуса и резервы армии, после чего атаковать Феодосию. Заметим, что речи об оставлении Керченского полуострова пока не шло.

Около 9 часов командир корпуса сообщил о своём решении в штаб армии, а затем приказал сворачивать радиостанцию. Отправленного лишь в 11:30 приказа Манштейна, запрещавшего отход, он уже не получил.

Манштейн в ярости

Отметим, что все вышеописанные шаги немецкое командование принимало ещё до занятия Феодосии десантом. Лишь к 12:00 отряд первого броска занял Феодосийский порт и прилегающую к нему равнинную часть города, потеряв при высадке 99 человек убитыми и 136 ранеными (не считая погибших моряков и 37 бойцов на «охотнике» №098).

Быстрому занятию порта сильно помогла окружавшая его высокая каменная ограда, сыгравшая роль «крепостной стены» в первые полчаса высадки, когда десант был наиболее уязвим. Заняв территорию порта, десантники начали распространяться по городу, наступая по расходящимся от порта улицам. Бои вспыхивали, в основном, за отдельные объекты — например, каменное здание банка или дом, где размещалась служба безопасности. В какой-то момент продвигавшиеся вперёд батальоны утратили единое руководство, но у них были заранее намеченные маршруты продвижения, что предотвратило дезорганизацию.

С полудня была установлена связь кораблей с корректировочными постами (их было высажено четыре), после чего оба крейсера и два эсминца весь день маневрировали в заливе и вели артиллерийский огонь. «Железняков», повредивший при швартовке форштевень, ушёл в Новороссийск.

Тем временем над гаванью появились немецкие самолёты. Несмотря на обещание штаба 11-й армии, выслать сюда пикировщики не удалось, поэтому советские суда были атакованы 15 «Хейнкелями» He 111, затем прибыли двухмоторные «Юнкерсы» Ju 88. Из-за плохой погоды и зенитного огня с кораблей атаки с горизонтального полёта оказались неудачными: ценой потери одного Ju 88 немцам удалось потопить лишь один «малый охотник».

Генерал Манштейн на командном пункте 50-й пехотной дивизии под Севастополем Erich v. Manstein. Verlorene Siege. Bernard & Graefe Verlag, Bonn, 2004

Генерал Манштейн на командном пункте 50-й пехотной дивизии под Севастополем Erich v. Manstein. Verlorene Siege. Bernard & Graefe Verlag, Bonn, 2004

© warspot.ru

Манштейн рвал и метал: из Феодосии шли тревожные сообщения, резервы были ещё далеко, штаб 42-го армейского корпуса не отзывался. Тогда командующий 11-й армией пошёл на нетривиальный шаг: приказом от 16:00 он объявил о подчинении корпуса Шпонека румынскому горнострелковому корпусу. Также в подчинение румын переходили все войска в Феодосии и двигавшиеся к ней резервы (отряд Корне в тот момент проходил Парапач). Помимо оперативного смысла — штаб румын оставался на связи — это означало крайнюю степень недовольства действиями фон Шпонека.

Освобождение Феодосии

В центре города 633-й стрелковый полк майора Андреева с полудня наступал вдоль Симферопольского шоссе на гору Лысая (высота 167,4). На правом фланге 716-й полк майора И.А. Калинина продвигался вдоль берега в сторону Сарыголя. На левом фланге 251-й горнострелковый полк полковника И.И. Магелашвили наступал на гору Митридат, расположенной в старом городе над гаванью.

К 17 часам полк майора Андреева вышел к горе Лысая, прикрывавшей город с северо-запада. Здесь у кирпичного завода немцы впервые попытались контратаковать силами двух рот. Тем не менее, 2-й батальон полка овладел заводом, после чего вместе с 1-м батальоном атаковал саму высоту, в то время как 3-й батальон полка захватил городскую тюрьму.

Уличный бой в Феодосии. Постановочные фото, предположительно, сделанные уже в начале января фотографом газеты 44-й армии «На штурм!» Б.А. Боровских

Уличный бой в Феодосии. Постановочные фото, предположительно, сделанные уже в начале января фотографом газеты 44-й армии «На штурм!» Б.А. Боровских

© crumfeodosia.blogspot.com

К наступлению темноты был захвачен только второй ярус горы, но после прибытия батальона из 716-го полка командир десанта майор Андреев решил продолжить штурм ночью, используя корректировочный пост с крейсера «Красный Кавказ». В итоге к 23 часам десантники вышли на гребень горы. Это был решающий успех: немцы всё ещё занимали мыс Ильи и высоты хребта Тете-Оба к югу от Феодосии, но лишились возможности контролировать выход из города на север и северо-запад. 46-й сапёрный батальон немцев отступил к Ближней Байбуге и занял здесь оборону.

Тем временем на правом фланге другой батальон 716-го полка, продвигаясь вдоль берега, занял станцию Сарыголь; здесь в одном из санаториев был захвачен немецкий госпиталь. Около 23 часов возле Сарыголя с тральщика Т-411 высадился десант в составе усиленной роты.

Немцы, пленённые в Феодосии. Кадр кинохроники

Немцы, пленённые в Феодосии. Кадр кинохроники

© crumfeodosia.blogspot.com

На левом фланге 251-й гсп через старый центр города и лабиринт узеньких улочек пробился к горе Митридат, но не смог окончательно ликвидировать противника в западной части города. Вдобавок ко всему ночью в районе Феодосии разразилась снежная буря, а температура воздуха опустилась до 20° ниже нуля.

Борьба за город практически завершилась. На следующий день советским войскам предстояла борьба за расширение плацдарма. В то же время Манштейн спешно сосредотачивал силы, не теряя надежды сбросить десант в море.

Продолжение следует

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Когда классика ролевых игр Baldur's Gate: Dark Alliance выйдет на Switch

© Baldur's Gate: Dark Alliance

© Baldur's Gate: Dark Alliance

Ролевая игра Baldur's Gate: Dark Alliance наконец-то выйдет на Nintendo Switch.

Переиздание двадцатилетней консольной классики должно было выйти еще 7 мая, однако в последнюю минуту разработчики решили перенести релиз.


Изначально Baldur's Gate: Dark Alliance вышла как спин-офф известнейшей игры BioWare и являла собой представителя жанра hack'n'slash. Релиз игры состоялся в 2001 году для приставки PlayStation 2, а затем продукт был портирован на другие консоли. 

Релиз для Nintendo Switch должен был состояться еще две недели назад, однако в итоге был перенесен. Студия Black Isle принесла свои извинения за сложившуюся ситуацию:

Из-за непредвиденной проблемы в магазине Nintendo Switch нам пришлось отложить запуск на несколько дней. Мы невероятно сожалеем об этом и прилагаем все усилия, чтобы исправить ситуацию как можно быстрее

Причиной задержки разработчик называет «неудачное стечение обстоятельств, не поддающихся контролю».

На прошлой неделе Black Isle заявили, что переиздание второй части уже находится в разработке.

Теперь Baldur's Gate: Dark Alliance выйдет на портативной консоли 20 мая.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)