Почему мы пропустили библейский фильм с Захаром Прилепиным в главной роли

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

В медиапространстве очень много Захара и про Захара. Оказывается, у нас партии патриотов сейчас объединяются, и теперь вот выхухоль тоже за правду. Блин, сколько раз уже мы всё это наблюдали, но, видать, работает, раз на новый круг пошли. А про Захара Прилепина — в очередной раз порекомендую фильм с ним в главной роли. Много впечатлений.


Захар Прилепин стоит на заросшем берегу реки, сурово смотрит вдаль и пьет алкоголь из плоской хромированной фляги. Он одет в рубашку с воротником, как у Евтушенко, и бежевую замшевую куртку.

Допив, он выкидывает флягу в реку — именно в этих водах он два года назад утопил своего лучшего друга — и медленно идет к большому белому джипу. Так начинается фильм «Гайлер» с Захаром Прилепиным в главной роли.

Масштабные произведения искусства сложно пересказывать, ты поневоле упускаешь множество нюансов, но я попробую хоть как-то коряво поговорить об этом фильме.

Титр: «Два года назад». Белый джип сменяется черным «Хаммером». В машине двое — Захар (в фильме его отчего-то называют Димой, хотя всем известно, что его настоящее имя Женя) и его друг армянин. Армянин изрекает всякие там максимы и житейские мудрости (он будет делать это весь фильм). Захар в очках и в то ли берете, то ли кепке. Он поджимает губки, стараясь показывать свою боль.

Тут надо сказать, конечно, что Прилепина мы любим не за актерский талант. Мне вот нравится пара его книг, а актерская игра... Ну, изображая душевную боль, или там моральные терзания, или еще что, Захар так скорбно поджимает губки, курьей жопкой как бы, и этого вполне довольно для понимания режиссерской мысли.

Ну и про режиссерскую мысль тогда. Чувствуется, режиссер смотрел много кино. Но так и не смог до конца определиться, под кого он снимает: иногда под Звягинцева раннего, иногда под Балабанова, иногда под сериалы про ментов. Но выходит всегда одинаково занудно. Он может показывать по полминуты трепещущий колосок пшеницы, или же шагающих бандитов под гнусавый русский рок запредельной мерзотности.

Черный «Хаммер» останавливается у придорожного кафе, и армянин уходит внутрь. Снаружи сидит компания быдловато-бандитского вида. Они поносят Захара и даже кидают в него окурок, но Захар слишком поглощён собой и своей бедой, он курьей жопкой смотрит в центр стола и не дает отпора бандитам, хотя мы-то понимаем…

Друзья приезжают в городок, где Захар родился и вырос. И там зритель узнает, отчего Захар в таком подавленном состоянии. У него убили родителей. У Захара начинаются модные черно-белые трипы, украденные режиссером сразу из всех кинокартин скопом.

Останавливаются Захар с армянином в гостинице без постояльцев, зато с двумя бабами — хозяйкой и администратором... ой, администраторкой, простите. Хозяйка без промедления мутит с армянином, администраторка томно посматривает на Захара. Сразу понимает величие личности. Когда Захар уходит из номера, она с мечтательным видом нюхает его футболку.

Захар утверждает, что он логист. Он встречается с одноклассниками — все, кроме него, пьют. Один из них стал мэром. Другой играет на гитаре бардовские песни. Все вспоминают, что Захар тоже играл на гитаре, божественно играл, лучше Ричи Блэкмора (вот прям так и говорят!), но потом произошел Тот Случай. На этом месте беседы Захар делает курью жопку.

Позже в приватном разговоре мэр вспомнит Тот Случай: юный Захар спас ему жизнь, защитив от малолетки с ножом, но тот распорол ему руку и завершил тем самым карьеру музыканта.

— Если я не буду лучшим, зачем играть? — говорит Захар (так и говорит).

Захар берет бутылку виски идет к милиционеру, который задерживал убийц его родителей. Милиционер рассказывает, что их перед смертью пытали. Убийцы — пара отморозков, мужик и баба. Баба русская, а вот мужика зовут Хабиб и вид у него такой среднеазиатский. Это, конечно, самый поразительный момент фильма. Который реально вызывает восхищение. То есть вот прикиньте: в современном (!) российском (!) кино (!) среднеазиат Хабиб (!) пытает (!) и убивает (!) пенсионеров (!).

Такого не может быть, потому что не может быть никогда, подумал я. Крамола, подумал я. Измена, подумал я. Да что же это делается, товарищи, подумал я.

Впрочем, дальнейший ход кинокартины разрешил эту загадку.

Милиционер рассказывает Захару, что родителей в основном, скорей всего, пытала баба. Захар делает курью жопку, напивается, идет в гостиницу и под черно-белые трипы насилует администраторку. Так надо.

Далее кадр меняется, и Захар с армянином, переодетые в строгие черные польты и уже без очков, приезжают в сторожку на каком-то пустынном берегу. В сторожке сидят воры в законе. Все кавказцы, естественно, за исключением одного, постоянно цитирующего Библию. И тут выясняется поразительнейший факт: Захар вовсе не логист. То есть, может, и логист, но десять лет назад он был крутым авторитетом, и воры в законе его уважают.

— Я хочу мстить, — говорит Захар.

— Я волк, мне надоело быть в овечьей шкуре, — говорит Захар.

— Во мне четверть чеченской крови, и она проснулась, — говорит Захар.

Тут-то зрителю и становится ясна тайна пытателя Хабиба — его с лихвой уравновешивает чеченский Захар, ну и друг армянин туда же. И прочие гоги и магоги.

— А как ты будешь мстить? — спрашивают воры в законе, ведь Хабиб и баба находятся в разных местах: Хабиб — в СИЗО, баба — в больничке (она, кстати, на девятом месяце беременности).

— Значит, — говорит друг армянин, — я помогу своему старому корешу Захару: одного он, одного я.

— А сможете ли? — подтрунивают воры.

— Сможем, — отвечает чеченский Захар.

Захар с армянином дают ворам пачки денег и кидают жребий. Армянину выпадает баба, Захару, соответственно, Хабиб. Ночью вохровец проводит Захара в СИЗО. Хабиб сидит в одиночке. Вохровец предлагает Захару нож, но тот отказывается и давит Хабиба один на один, голыми руками. Ну, просто потому, что вот такой вот он. Армянин же после долгих задушевных разговоров с девкой душит ее подушкой. Причем если убиение Хабиба режиссер показывает до мелочей, до момента, когда Хабиб обмочился, то на убийство бабы режиссер только намекает.

Тут, естественно, у зрителя возникает мысль: а что, если бы жребий выпал по-другому? Если бы беременную пришлось давить Захару? Как бы тогда? Но сразу становится ясно: по-другому жребий выпасть не мог, просто не мог и всё.

Захар и армянин возвращаются к ворам в законе и слушают цитаты из Библии. Воры отдают Захару пачки денег. Он едет в гостиницу и отдает эти пачки изнасилованной администраторке. Администорка плачет. Захар делает курью жопку.

Армянин с Захаром на черном «Хаммере» уезжают из городка и останавливаются в придорожном кафе. Захар уже орел, без очков и не ботанического вида.

— Ты мне друг, конечно, и ради меня большой грех на душу взял, — говорит Захар армянину. — Беременную бабу завалил. Поэтому я тебе больше не могу смотреть в глаза и вообще видеть не хочу, поэтому это наша последняя встреча.

Армянин начинает танцевать лезгинку. Захар танцует лезгинку с ним.

К ним подкатывает та самая компания быдловато-бандитского вида и начинает их поносить. Захар с армянином дают отпор и убивают одного быдлована. Но армянин получает перо в печень. Они уезжают на «Хаммере». Армянин истекает кровью.

— Я обманул тебя, — говорит армянин, — я не убил беременную бабу, а подложил мертвую зечку (тут у зрителя возникает много вопросов, ну да ладно). — Нет на тебе греха, Захар. Отвези меня к реке.

Они подъезжают к реке, у Захара даже не курья жопка, а прям траур. Армянин фигачит максимы.

— Утопи меня с машиной в реке и уходи на попутках, — говорит он потом.

И умирает. Река прям явно мелкая, но нет препятствий патриотам, и, судя по всему, Захар топит машину в реке. Может, разобрал предварительно, хрен знает.

Там ещё помимо перечисленного пара разговоров со священником была, но я не думаю, что нужно их пересказывать.

Режиссер, как это свойственно многим херовым режиссерам, напихал в фильм всяческих библейских аллюзий. Есть вообще такая традиция — любую хрень припудрить типа аллюзиями и ссылками на Библию: считается, что после этого она заиграет. Ну, то есть вот ты такой: «Да это ж говнина». А тебе: «Ты просто не понял, там вот притча про блудного сына». И ты такой: «Да-а-а-а, бли-и-ин, ну, тогда да-а-а».

Через два года Захар приезжает к реке на белом джипе и бросает в реку фляжку. В городке он видит женщину с маленьким ребенком, и через черно-белый трип ему на секунду кажется, что это убийца его родителей. Но он ее не насилует, нет, просто делает курью жопку. Звучит гнусавый неизвестный говнорок. Конец.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)