Как мы спасали девять жизней из огня в подземных штольнях

© vk.com / Александр Ушаков

© vk.com / Александр Ушаков

Ниже — репортаж от первого лица о работе пожарных-спасателей во время событиий, едва не обернувшихся большой трагедий, произошедших в Сокских штольнях, что в Самарской области, в ночь с 12 на 13 декабря.


Признаюсь, это было самое интересное ЧП (чрезвычайное происшествие) за 10 лет моей службы в ПСС СО. Этот отчет будет не сухим статистическим текстом, это больше статья наполненная эмоциями и моими мыслями. Цель — поделится впечатлениями и сохранить хронологию событий, внести ясность и попытаться ответить сразу на большую часть вопросов и комментариев.

Я, Ушаков Александр, сотрудник Поисковой спасательный службы Самарской области, старший дежурной смены. В ту ночь часть принятых, но согласованных с руководителем Моцарем Олегом Петровичем решений были моими. Формально я нес ответственность за действия или бездействия спасателей находившихся в тот момент на дежурстве. Де юре, на поверхности руководил всеми спас. работами прибывший на ЧС Моцарь О. П.

Сокские штольни — «кость в горле» для многих: и для администрации Красноглинского района, и для пожарных, и для спасателей и т. д. После трагических событий которые произошли в мае 1999 года это место приобрело некий неофициальный особый статус. Напомню, в тот год погибли семь человек: три спасателя и четыре студента — туриста, но по сути за 21 год ничего существенно не поменялось.

«Пожар в штольнях» (03:17 — на видео — прим.) — эту фразу произнесла диспетчер. С этого момента все и началось.

Грузим с оперативного склада все катушки с полевым проводом для прокладки ходового конца, 3 аппарата со спаренными баллонами, (в машине еще 3 и 3 дополнительных баллона), включаем проблесковые маячки, едем. Информации точной нет, кто вызвал — не ясно, где границы дыма — не понятно, есть ли люди в подземных базовых лагерях — главный вопрос.

Начинаю звонить Петру Якубсону, это мой давний друг, спелестолог, опытный и надежный человек. Было известно, что он был вечером накануне в штольнях и информация от него была важной. С его слов становится ясным — люди под землей есть!

Минимум четыре человека собирались остаться на ночлег в лагере «Альтернатива». Не удивительно, что в ночь с субботы на воскресенье там кто-то есть.

© vk.com / Александр Ушаков

Плохо, что люди есть. Хорошо, что мы знаем где!

Мы на месте ! Ночь. Мороз за -20 С. Вход в штольни.

На парковке частный автомобиль, как еще одно доказательство, что внутри могут быть люди. Из входа идет дым как из трубы деревенской бани, дышать нечем. До нас прибыли ребята из ВГСЧ (военизированная горноспасательная часть) готовятся зайти во внутрь провести разведку и взять пробы воздуха.

Журнал записи посещений уже на поверхности (вынесли сотрудники пожарной охраны, которые прибыли самыми первыми к месту). Мы решаем проверить тем временем второй вход в систему, а также заняться изучением детально записей в журнале.

Вход нашли, он находится на расстоянии ориентировочно 100 м. от центрального, и у него говорящее название — «Очко». Из него валит дым не меньше, а скорее даже больше и соваться в него абсолютно бессмысленно. По журналу ничего не понятно, явно люди есть, но сколько и где? Решаем ориентироваться пока на слова Петра Якубсона — четыре человека в лагере «Альтарнатива».

В 04:35 Вышли на поверхность ребята из ВГСЧ. По показаниям с газоанализатора — среда не пригодна для дыхания. Превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) СО в 12 раз.

В 04:45 заходим мы: Я, Ременюк Александр, Кулаков Артем. По два баллона на каждого плюс катушка с 800 м провода. Цель — понять возможно ли ориентироваться вообще в сложившейся ситуации, попытаться пройти задымленную часть в направления лагеря «Альтернатива», установить границы задымленной части горных выработок.

Я и Александр Ременюк знаем систему весьма неплохо, посещаем это место более 15 лет и в популярных местах ориентируемся просто отлично. Кулаков Артем, который как-то сам про себя сказал: «Я вырос в этих штольнях» за неделю до эти событий взял первое место на соревнованиях по подземному ориентированию, а до того показывал незаурядные способности в любых видах ориентирования. Группа подобралась весьма неплохая.

Заходим!

Глыбовой завал на входе, ничего не узнаю, камни, бревна, не весть откуда взявшаяся проволока, очень плотный дым! Маска, одетая на морозе, плохо прилегает к лицу, стекло запотело от перепада температуры, луч фонаря в сотни люмен просто упирается в стену дыма в 20 сантиметрах от лица.

Ждем пока резина на обтюраторе прогреется и маску можно будет притянуть лучше, начинаем движение. Совершенно не знакомое место, идем прямо до конца.

Везде дым. Упираемся в стену. Понятно, что дыма очень много и пройти его просто по прямой не получилось. Где-то меньше, местами очень густо, но он везде. Ищем проход в левую часть, стараемся пройти по минимальному задымлению, но так чтобы не переломать ноги пробираясь через завалы обрушенных крепей.

Шаг за шагом в неизвестность! Живы ли люди? Где очаг? Когда закончится зона с задымления? Постепенно мы добрались до лагеря — «Маяк» (с сейфами и стеклянным столом) здесь дыма не было совсем. Принимаем решение выходить на поверхность, для смены баллонов и планирования дальнейших действий, да и катушка в 800 метром практически полностью размотана. Путь по ходовику (в нашем случае это полевой кабель) к свежему воздуху кажется легкой прогулкой. Просто идешь!

05:25 Поверхность, доклад обстановки, согласование плана эвакуации, подготовка снаряжения и оборудования.

У входа закипела работа. Силами спасателей из городского отряда и сотрудниками пожарной охраны, было организованно освещение, провешены перила на подъеме, собранно и приготовлено оборудование, копилась куча отработанных баллонов, организовывали доставку баллонов в ближайшую ПЧ для заправки.

06:25 Включаемся в аппараты. Нас три человека со спаренными аппаратами по 2 баллона на каждого, это примерно 1 час 20 минут работы в легких условиях (если не придется ничего или никого нести). Пять человек из ВГСЧ с аппаратами замкнутого цикла (Респиратор Р — 30 м) время защитного действия 4 часа, 6 аппаратов с одним баллоном для пострадавших по 40 минут запаса воздуха (взяли 6 шт. на случай, если людей там все-таки больше четверых), еще одна катушка на 800 метров, специальный проводной телефон, газоанализатор, несчетное количество всевозможных фонарей.

Дошли до лагеря примерно за 20 минут. По замерам газоанализатора стало понятно, что надежно и уверенно в этом месте можно находится без масок и дышать местным воздухом. Парни с ВГСЧ шли гружеными, так как у них запас воздуха больше и они могут выполнить более тяжелую работу в таких условиях. Когда дышишь из баллона в аппарате, то расход воздуха напрямую зависит от тяжести твоей работы. При интенсивных действиях расход возрастает в разы. Дошли, разгружаемся. Я смотрю кто-то из горноспасателей снял маску с лица и просто сливает из нее скопившийся пот. Пот струйкой течет на пол, а я думаю: «Спасибо, что донесли все это снаряжение».

Поиск! Лагерь «Альтернатива» место непопулярное, но мы его быстро и легко нашли. Люди! Мирно спят, вокруг характерный запах пирушки, их девять! Девять, а не четыре, как мы думали. Но почему было так сложно написать в журнале точное количество людей?!

Нужно что-то решать, вести их сначала шестерых потом возвратятся за тремя оставшимися или выводить всю группу через обвальную часть и систему штолен № 3 проходя все гору на сквозь и выходить уже в заброшенный карьер. Пока просто помогаем собраться, успокаиваем разговорами, даже на местной гитаре сыграли и спели. Я думаю психологически в такой обстановке это немного помогло, особенно тем, кто в штольнях первый раз (а среди разбуженных такие нашлись). Артем вышел из лагеря на перекресток и через некоторое время сообщил, что дым появляется уже ближе к нам и нужно скорее уходить.

Идем все вместе до лагеря «Маяк». Там обсуждаем дальнейшие действия. Что нам известно? Похоже, мы нашли сразу всех, кто был в системе и это огромная удача. Ситуация по нормам СО и кислорода пока в лагере «Маяк» не изменилась (СО2 0,1%, кислород 17,4%), значит можно дышать. Но дальше начинается дым. Среди нас есть минимум три человека которые знают как добраться до безопасного выхода, пройдя всю систему. Есть что взвесить и проанализировать .

© vk.com / Александр Ушаков

Приняли решение. Подготавливаем шесть пострадавших к эвакуации: надеваем на них маски, вешаем на плечи аппараты, подгоняем лямки. Повторяем 10 раз, чтобы дышали равномерно и спокойно, что воздуха хватит. На поверхность первой партией будут выходить: шесть пострадавших, я, Ременюк, три человека из состава горных спасателей.

В лагере «Маяк» остаются Кулаков, поскольку он один из тех кто может найти дальний, но скорее всего более безопасный выход на поверхность, два сотрудника ВГСЧ с газоанализатором. Поскольку очаг не был найден и мы не могли спрогнозировать дальнейшее распространение дыма по системе нужен был план «Б». Согласно этому плану «Б» оставшаяся группа в случае приближения дыма должны была двигаться вглубь системы по направления к дальнему выходу и в крайнем случае уходить через него.

Наша же группа с первой партией пострадавших стала двигаться в сторону центрального выхода. Действовать нужно было решительно и быстро на тот момент никто никаких гарантий давать не мог!

Я шел первым, в начале пути не далеко от лагеря дыма не было вовсе, я задумался какие мысли сейчас у этих ребят. Наверное они представляют, что это шутка, воспринимают происходящее как розыгрыш или сон. Постепенно дым начинал появляться, становился все плотнее и плотнее, я часто останавливался проверял состояние выводимых на поверхность нами людей. В этот момент у меня были очень мрачные мысли, что если произойдет отказ одного из аппаратов, что если кто-то запаникует, упадет, повредит себе ногу, но в какой-то момент пришлось выкинуть из головы эти рассуждения и просто идти вперед.

Свист! Он раздается из специального устройства в аппарате и свидетельствует, что ты парень ошибся в расчетах и жить тебе осталось не долго. До выхода оставалось несколько десятков метров когда не далеко за моей спиной я услышал свист. У одного из пострадавших начал кончаться воздух. Это был крупный парень и понятно, что он дышал как паровоз всю дорогу. Я подошел к нему проверил давление в баллоне, сказал ему: «Все нормально, не обращай внимание, ты дойдешь».

Выход! Свежий воздух! Все получилось, отлично! По проводной связи запрашиваю обстановку в подземной лагере «Маяк» где остались люди — все в норме. Меняем баллоны, готовимся к следующему заходу…

В 08:52 еще трое человек выведены на поверхность, травмированных нет. После того как все зарегистрированные в журнале люди оказались в безопасности мы ходили под землю еще дважды, обследовали известные нам лагеря находящиеся в задымленной части системы, пытались найти очаг. Людей не было. Очаг оставался где-то в глубине, в густом дыму, сил и сжатого воздуха на его поиски уже не осталось. Попросили администрацию района организовать дежурство сотрудников МВД у входа.

Сели в машину, доложили на базу — «отработали, возвращаемся»

Кому больше повезло на этот раз?

Спасателям! Повезло, что в составе дежурной смены были одни из опытных спелеологов и знающие систему люди. Они же восьмикратные чемпионы соревнований по спасению в горах и пещерах. Так же был опыт и анализ событий 1999 года.

Туристам повезло! Что пожар был не особо крупным, хотя он сумел окутать плотным дымом огромную площадь системы штолен. Повезло так же что в тот день тяга из системы все время гуляла, но была больше на поверхность, а не в глубь системы (такое возможно), при таком раскладе ситуация могла проходить совсем по другому сценарию. А самый главный козырь пострадавших — мы знали в каком лагере как минимум планировали ночевку четыре человека.

Выводы прошу делать самостоятельно!

Но от себя скажу уверенно, сейчас читая этот текст, зная, что все живы, никто из Вас не оценит ситуацию по-настоящему трезво! До сегодняшнего дня я собирал мнение, информацию и мысли разных людей. Беседовал с ребятами которых мы вывели, звонил людям кто помнит события 1999, пообщался с большим количеством спелеологов. Мнений много кто-то считает, что это штатно и волноваться нет причин, кто-то думает иначе. Некоторые считают, да ладно обычное дело уже такое было, 100 раз так делали. Одно не понятно какова причина возгорания и кто виноват. У нас есть подозрения, но доказать это сейчас будет сложно. Просто так под землей ничего не загорается.

Спасибо всем кто работал вместе со мной в ту ночь.

Для справки

Газоанализатор показал концентрацию СО — 125 ППл, что является превышением ПДК в 12 раз. Другими словами, человеческий организм смог бы дышать в такой среде не больше 1- 1,5 минут. Потом потеря сознания и смерть! Это для тех, кто считает, что мы кого-то зря разбудили и люди смогли бы выйти на поверхность самостоятельно, что у них есть «опыт и расчет». Те, кто погибли в 1999 году, уверен, тоже считали себя опытными и расчетливыми. Только самоуверенный и недалекий человек может всем говорить, что он все знает, все просчитал. Умный всегда будет сомневаться. Все знать и просчитать не возможно. Поэтому умные про себя никогда так не говорят, а продолжают учиться всю жизнь, в том числе на чужих ошибках!

Автор: Ушаков Александр — спасатель ПСС СО.

Редакция:

  • Моцарь Олег Петрович — Начальник ПСС СО.
  • Ременюк Александр — спасатель ПСС СО.
  • Кулаков Артем — Спасатель ПСС СО.
  • Савельев Андрей — Зам. командира пункта ВГСП г. Самара.
  • Целик Ян — Спасатель ПСО.

Фото и видео — Ушаков А., Моцарь О. П.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)