Лишит ли Европа Россию «самого главного»?

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Под занавес прошедшей недели лидеры ЕС договорились ужесточить план по сокращению выбросов углекислого газа в атмосферу. Теперь к 2030 году они должны снизиться минимум на 55% (вместо прежних 40%) от уровня 1990 года. Об этом в Twitter написал глава Евросовета Шарль Мишель.

Ранее еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон предупреждала, что для выполнения программы потребление нефти должно снизиться почти на треть, а газа — на четверть. В денежном выражении Евросоюз намерен снизить расходы на импорт углеводородов на 100 миллиардов евро. А к 2050 году содружество рассчитывает полностью отказаться от ископаемых видов топлива. На смену им должны прийти «декарбонизированные газы», прежде всего водород.


Слишком короткий срок

Планы весьма амбициозные, отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Если не брать в расчет почти прошедший 2020 год и финальный 2030-й (когда, по идее, они уже должны реализоваться), на достижение новой цели остается всего девять лет. Этого слишком мало, считает эксперт.

Большую часть нефти потребляет транспортная отрасль (автомобили, самолеты, корабли) — там ее доля составляет около 65%. Чтобы на треть снизить потребление черного золота к 2030 году, необходимо половину транспорта Европы перевести на другие виды топлива или сделать так, чтобы этот транспорт стал вполовину меньше потреблять нефтепродуктов, поясняет аналитик.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Безусловно, процесс модернизации идет: увеличивается количество электромобилей, корабли перешли на другой класс топлива, более экологичный, воплощаются в жизнь проекты по запуску водородных двигателей, например, на железных дорогах. Но этого все равно пока недостаточно для решительного отказа от дизеля и бензина, считают эксперты.

Электромобили еще очень нескоро завоюют рынок, их еще очень мало. Водородных еще меньше, просто мизерное количество. Поэтому бензиновые и дизельные машины не надо списывать в утиль, они еще долго будут основным средством передвижения, — уверен ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Газ, по словам Сергея Пикина, в Европе используется в основном для отопления помещений и генерации энергии. А поменять жилые здания еще сложнее, чем автомобили. Конечно, сейчас строятся дома новых классов, но старые-то тоже никуда не деваются. Произвести существенный апгрейд домостроения за девять лет невозможно, для этого все-таки потребуются десятилетия.

И наконец, на данном этапе для Европы с точки зрения снижения выбросов парниковых газов, скорее, более актуально полное закрытие угольных станций. И если, скажем, Германия спокойно может себе это позволить, то Польша пока что нет: для нее это будет означать резкое ухудшение экономической ситуации.

Пересмотр целей может быть связан с общеэкономическим кризисом, который был вызван коронавирусом, допускает Игорь Юшков. Европейцы понимают, что 2020 год оказался провальным в плане экономики, но зато выбросы СО2 сильно уменьшились, поэтому можно скорректировать планы.

Это, скорее, вынужденная, но в плане климатологов очень приятная вещь. И они это, может быть, воспринимают как шанс форсировать декарбонизацию — восстанавливать экономику и энергетику после COVID-19 уже на новых основаниях: например, не возвращать в работу угольные станции, а сразу заменять их возобновляемой энергетикой — ветряками или солнечными панелями, — рассуждает аналитик.

Конец нефтегазовой эры?

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Четкий и стабильный курс Европы на «зеленую» энергетику — серьезный вызов для России. Это уже не размытая энергетическая стратегия, как было еще несколько лет назад, а элемент бизнес-плана среднесрочного характера, отмечает Сергей Пикин.

Европа взяла очень быстрый темп. Не факт, что они смогут исполнить это к 2030 году. Но на протяжении 15 лет такие цифры абсолютно достижимы, — сказал он «Ридусу».

По словам эксперта, это нужно закладывать и в бюджеты нефтегазовых компаний, и в бюджет государства. Тот же «Северный поток 2» строится не просто как альтернатива существующим газопроводам, но и с прицелом на рост экспорта в будущем. Однако прошлогодний рекорд (чуть больше 200 миллиардов кубометров) уже вряд ли получится преодолеть, полагает аналитик.

Я думаю, больше мы не сможем в Европу поставить. Потому что слишком быстро сейчас меняется энергетическая реальность с влиянием климатической повестки, — уточнят он.

Благодаря сокращению добычи внутри ЕС и отказу от тех же угольных станций, возможно, удастся избежать существенного падения поставок, но и увеличения не будет, добавляет эксперт.

Европейцы настроены весьма серьезно, соглашается Игорь Юшков. Этого не стоит пугаться, призывает он, но надо понимать, что топливная энергетика когда-то закончится. Вопрос только в том, когда именно. Пик потребления нефти если еще не пройден, то уже близок, оно начнет сокращаться во всем мире. Но нефтяной век закончится не завтра, на это уйдут десятилетия. И если в Европе будет спад спроса на нефть, Россия просто перенаправит поставки на другие рынки.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Ситуация с газом, по словам эксперта, несколько сложнее. С одной стороны, из него можно делать водород, на который планирует перейти ЕС. Сами европейцы произвести столько водорода, сколько им будет нужно, не смогут, будут импортировать. И «Газпром» уже пытается встроиться в водородную стратегию ЕС, позиционировать свои трубопроводы как инфраструктуру для доставки газа не только как такового, но и в качестве сырья для выработки водорода. И это плюс.

Минус в том, что перенаправить газ на другие рынки так же легко, как нефть, не выйдет. Российская газотранспортная система ориентирована прежде всего на европейский рынок, равно как и все месторождения Западной Сибири. И пока нет газопроводов, которые могли бы вывести оттуда голубое топливо, например, на азиатские рынки. Сейчас обсуждается строительство «Силы Сибири 2», которая ресурсной базой будет иметь западносибирские месторождения. Но все 200 миллиардов кубометров в Китай все равно не получится пристроить.

Есть еще вариант строительства заводов по сжижению природного газа. Но в этом случае от государства потребуется давать огромные налоговые льготы, и тогда встанет вопрос целесообразности: зачем вообще стране нужны предприятия, которые не приносят доходов в казну.

Очевидно одно: нефтегазовое благополучие России уже далеко не безоблачно, так что следует внимательно смотреть, куда движется мировая энергетика, и вовремя подстраиваться под меняющиеся обстоятельства.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)