Россия может лишиться половины всех имеющихся гостиниц

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Пандемия нанесла сокрушительный удар сфере гостеприимства. В одной только Москве по итогам 2020 года прогнозируется потеря до 20% номерного фонда, в будущем году эта цифра может возрасти как минимум до 50%, заявил в понедельник председатель комитета по гостиничному бизнесу московской «Деловой России» Дмитрий Шлопак на пресс-конференции в Москве.

В первую очередь это касается средств малого размещения — так называемых мини-отелей, бутик-отелей, хостелов, которые находятся в аренде. Уже мы видим тенденцию к закрытию, очень много этих отелей выставлено на продажу, — добавил он.

Эксперт отметил, что 70% столичных гостиниц так и не смогли получить субсидии от правительства города из-за проблем межведомственного взаимодействия. В их числе даже такие отели, как The Ritz-Carlton, не говоря о более скромных игроках рынка.


Дело в том, что практически каждая гостиница часть своих площадей отдает под непрофильное использование — ресторанам, магазинам, офисам банков и так далее. И Департамент имущества пытается отказать в выделении помощи, мотивируя свое решение тем, что речь идет о многофункциональном комплексе. Хотя очевидно, что это все-таки гостиница с некоторым набором дополнительных опций.

Происходят и значительные задержки в рассмотрении заявок по грантам на компенсацию арендной платы. Этим занимаются три различных уполномоченных органа: Департамент торговли и услуг города Москвы (по торговым центрам), Комитет по туризму города Москвы (по гостиницам) и префектура (в отношении объектов торговли). Но поскольку в одном здании отеля могут быть все три объекта, с одним заявителем общаются подчас все три ведомства по отдельности. И ему не отказывают, просто пересылают из одного ведомства в другое.

Неутешительная статистика

© Игорь Ставцев/Ridus.ru

Согласно статистике, гостиничный сектор, наряду с пассажирскими авиаперевозками и развлечениями, пострадал от коронакризиса сильнее всех других отраслей сервисной экономики. По данным «Сбериндекса», доходы туроператоров, ресторанов и кафе в России к сентябрю восстановились до 50—65% от уровня 2019 года, а гостиничный сектор упал на 90% весной и восстановился только до 25% от прошлого года.

Прогнозируется, что общее падение доходов по перевозкам и гостиничному сектору за 2020 год составит не менее 76%, или 1,1 триллиона долларов, по сравнению с 2019-м. При этом авиакомпании не досчитаются минимум 420 миллиардов долларов, а гостиницы потеряют не менее 600 миллиардов, рассказал Дмитрий Шлопак.

Больше всего, по его словам, пострадали отели в деловых центрах — таких как Москва, Петербург, Казань, Новгород, Новосибирск и Екатеринбург, где основную загрузку обеспечивал бизнес-туризм. А вот гостиницы в курортных районах и пригородные отели рядом с крупными городами чувствуют себя весьма неплохо.

Когда весной стали ясны перспективы разрушения сервисной экономики, очевидно, что на государственном уровне было принято решение открыть экономику. Все те деньги, которые ежегодно вывозятся из страны с туристическим потоком за рубеж, сейчас оказались заперты в стране, и люди поехали на юг, в пригородные отели, — поясняет аналитик.

Такое же решение было принято и в странах ЕС, особенно там, где высока доля туризма, и сейчас все государства, которые выбрали такую стратегию, платят за это вспышкой пандемии еще более мощной, чем весной, добавляет он.

Рассчитывать на оживление отрасли в будущем году не приходится, предупреждают эксперты. Восстановление начнется в лучшем случае во втором квартале 2022 года, а возврат к былому уровню если вообще когда-то произойдет, то не ранее 2024 года. При этом деловые поездки к прежним объемам не вернутся уже никогда: люди будут решать вопросы в онлайн-режиме и встречаться лично лишь тогда, когда без этого никак не обойтись (например, для важных конфиденциальных переговоров или подписания документов).

Два дня погоды не делают

© mos.ru

Навсегда изменится и образ мышления простого туриста, полагает инвестиционный директор по гостиничному бизнесу группы компаний «Сафмар» Татьяна Веллер. Вряд ли люди смогут так же легко, как раньше, сидя в баре в пятницу вечером с загранпаспортом в кармане, решить улететь на выходные в Париж. Поездка за границу станет делом долгого бронирования, а клиентам придется предлагать веские причины того, почему они должны посетить именно это место.

Это означает, что количество приезжающих изменится в меньшую сторону, — поясняет эксперт.

Портрет отрасли через пять лет совершенно неясен, но уже очевидно, что как раньше больше не будет, уточняет она. Крупные гостиницы в условиях кризиса чувствуют себя лучше, чем средние и малые, признает Татьяна Веллер, но и у них хватает проблем. Когда выручка падает на 90%, как бы ни были глубоки твои карманы, выживать становится очень трудно, к тому же никто не отменяет кредитную и налоговую нагрузку.

Кроме того, в отличие от небольших средств размещения, крупные отели сложнее законсервировать. И даже при загрузке в 3-5% выгоднее держать гостиницу открытой. А для отелей уровня четырех-пяти звезд остановка работы несет не только финансовые, но и имиджевые риски.

Эксперты отмечают хороший спрос на гостиницы в Москве на предстоящие праздники. Новогодняя ночь уже распродана в среднем на 60%. Причем в отелях высокого класса эта цифра даже больше, поскольку люди хотят встретить Новый год в более роскошной обстановке. Отчасти столица забрала потенциальных гостей у Санкт-Петербурга, где на праздничный период введены достаточно жесткие ограничения. Но как бы ни прошел Новый год, эти один-два дня не сыграют глобальной финансовой роли в картине года, подчеркнули представители отрасли.

Кому — пандемия, кому — новые клиенты

© pexels.com

В отличие от гостиниц, индустрия SPA-центров, которые зачастую располагаются в отелях, чувствует себя вполне неплохо, рассказала руководитель рабочей группы по SPA- и бьюти-индустрии московской «Деловой России» Наталья Филиппова. При этом меньше всего от коронакризиса пострадали как раз столичные объекты.

Этот сегмент даже наращивает обороты, потому что пандемия принесла ему новую категорию клиентов — тех, кто переболел COVID-19. Почти все SPA-центры имеют медицинские лицензии, и они стали предлагать услуги по восстановлению и реабилитации таких людей (больницы занимаются только лечением). Ситуация с небольшими салонами красоты совсем иная: из них 40% по всей стране не пережили коронакризис. Среди SPA-центров закрылись только 10%. И все же без некоторых проблем и здесь не обошлось.

Во время карантина обострился вопрос отсутствия у предприятий SPA-индустрии своего кода в общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД). В России зарегистрировано 6,2 тысячи таких компаний. Формально их можно отнести к медицинским учреждениям и поликлиникам, хотя де-факто они выполняют несколько другие функции.

Из-за того, что медицина не была отнесена к пострадавшей отрасли, некоторые наши предприятия не могли воспользоваться льготами, которые предлагало государство. Например, взять кредит на зарплату своим сотрудникам или получить скидку на аренду помещений, — посетовала Наталья Филиппова.

Еще одна проблема, которую создала для индустрии красоты пандемия, — нехватка квалифицированных рабочих рук, от которых очень сильно зависит этот бизнес. В период локдауна такие специалисты стали обслуживать клиентов на дому, да там и остались: 44% сотрудников не вернулись на работу после отмены карантина.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)