Рыцарский крест Летучего голландца: история знаменитого подводника Рейха

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Приведя U 99 в Лориан 5 августа 1940 года, Отто Кречмер триумфально завершил свой поход: во французскую гавань вошла не просто лодка, а субмарина подводного аса.

Правда, её командир узнал о своём награждении Рыцарским крестом лишь по возвращении на базу. Поводом для него стал доклад Кречмера о своих успехах в штаб подводных сил. Получив радиограмму с U 99 о потоплении семи судов на 56 168 брт, Карл Дёниц решил, что достижения Кречмера превысили планку в 100 000 брт. По мнению командующего, теперь на счету этого командира было 117 367 брт, а значит, он был достоин награды. Дёниц обратился к главкому ВМС Германии гросс-адмиралу Редеру, и тот 4 августа 1940 года утвердил награждение Кречмера. Так Молчаливый Отто, как прозвали Кречмера, стал шестым по счёту командиром подлодки, получившим Рыцарский крест за успехи в битве за Атлантику.


Однако мы знаем, что на самом деле награждение Кречмера произошло с натяжкой. В том походе он действительно торпедировал семь судов, но затонули из них лишь четыре, и в реальности на момент награждения общий счёт подводного аса составил только 63 664 брт (брутто регистровая тонна — единица измерения грузоподъемности судна).

Вероятно, Дёниц из донесений радиоразведки знал, что доклад U 99 не соответствует действительности, однако его это не остановило, и Кречмер стал кавалером Рыцарского креста.

Как показали дальнейшие события, такой ход Дёница оказался верным — награждение послужило командиру U 99 стимулом для достижения новых успехов. Их Кречмер и продемонстрировал в своём следующем походе в Атлантику в сентябре 1940 года.

Гросс-адмирал Редер награждает командира U 99 Отто Кречмера Рыцарским крестом. Лориан, 8 августа 1940 года.

Гросс-адмирал Редер награждает командира U 99 Отто Кречмера Рыцарским крестом. Лориан, 8 августа 1940 года.

© en. wikipedia.org

Рыцарский крест, отпуск и испорченный холодильник

6 августа U 99 встала на ремонт на верфи Лориана. Для экипажа наступило время отдыха и получения наград. Церемония награждения командира лодки состоялась 8 августа, когда на базу приехал сам гросс-адмирал Редер. В 17:30 экипаж субмарины построился, и под щёлканье затворов фотоаппаратов главком кригсмарине вручил Кречмеру Рыцарский крест. Вместе с новоиспечённым подводным асом его сослуживцы «обмыли» полученный орден пивом. Уже на следующий день половина экипажа лодки уехала в Германию, получив десятисуточный отпуск, а на долю оставшихся выпала работа на верфи, так как U 99 встала в док для покраски и ремонта.

18 августа отпускники вернулись из Германии, сменив трудившихся в доке коллег — теперь пора отпуска наступила и для них. 28 августа в Лориане для подготовки корабля к новому походу собрался весь экипаж. Спустя трое суток U 99 вышла в море, чтобы проверить качество произведённого ремонта. Оно оказалось неважным, и 1 сентября лодка для устранения недоделок вернулась на верфь, где простояла ещё двое суток. Повторный выход в море показал, что у неё есть проблемы с компасом и холодильником. Последнее очень удивило Кречмера, так как за месяц ремонтных работ на верфи там не удосужились даже проверить, как работает холодильная установка.

На устранение выявленных проблем ушли ещё сутки, поэтому «семёрка» смогла выйти в поход лишь вечером 4 сентября. Любопытно, что Дёниц отправил на ней стажёром итальянского подводника Примо Лонгобардо, чтобы тот мог перенять опыт у немецких коллег. Как позже вспоминал Кречмер, он был не очень рад неожиданному гостю, но подчинился приказу командующего. Впрочем, лёд сдержанности между союзниками треснул, когда выяснилось, что не говоривший по-немецки итальянец хорошо владеет английским. Кречмер был рад, что может попрактиковаться в языке. Лонгобардо прямо заявил, что командиру U 99 не стоит беспокоиться, так как итальянец готов беспрекословно выполнять приказы и сделать всё, чтобы его пребывание на борту оказалось полезным.

Отто Кречмер, 1940 год.

Отто Кречмер, 1940 год.

© commons. wikimedia.org

Другим любопытным фактом стало задание U 99. Согласно приказу штаба, Кречмер, покинув Францию, должен был обогнуть Ирландию с запада и в дальнейшем действовать в районе Северного канала. Перед выходом в море Дёниц собрал у себя командиров подлодок и сообщил, что полученные приказы могут измениться в связи с готовившейся высадкой вермахта в Англию. Вот как передал его слова английский писатель Теренс Робертсон, биограф Кречмера:

«Вторжение начнётся (…) 15 сентября. Те из вас, кто будет находиться на боевом дежурстве в Атлантике, получат приказ зайти в Шербур для дозаправки топливом и пополнения запаса торпед. Ваша задача — закрыть проход в Ла-Манш с запада».

Однако сомнительно, что Дёниц мог назвать своим офицерам именно эту дату. Как следует из записей его журнала боевых действий (ЖБД), 5 сентября он встретился с Редером и доложил о положении дел в подплаве и планах использования лодок в операции «Морской лев». Выслушав его, гросс-адмирал сказал, что сам назначит дату прекращения приготовлений к высадке.

Торпеды в «молоко»

Своей позиции на подходах к Северному каналу Кречмер достиг к вечеру 8 сентября и сразу же занялся делом. В 18:25 лодка заметила самолёт, который немцы приняли за сопровождение одного из конвоев. Предположение оказалось верным: спустя полтора часа акустик доложил о множественных шумах винтов. Конвой появился в поле зрения в 21:48, когда U 99 находилась в надводном положении. Кречмер решил преследовать, обогнать и атаковать противника, заняв позицию прямо по его курсу. К полуночи ему удалось исполнить задуманное. Однако подводник не смог выявить расположение эскортных кораблей перед конвоем, так как вскоре лодку обнаружил эсминец.

Попытки Кречмера удрать от «англичанина» в надводном положении оказались безуспешными — эсминец быстро приближался. «Семёрке» пришлось уклоняться от него погружением. Вражеский корабль начал поиск лодки под водой и произвёл почти точное бомбометание. Однако судьба благоволила U 99: лодка уцелела и вскоре продолжила преследовать конвой. В 03:14 Кречмер смог обойти его слева и занял позицию для атаки. Подводного аса беспокоило, что состояние моря не благоприятствовало торпедной стрельбе, и тем не менее он решил рискнуть:

«Хотя по ночам я часто замечал влияние сильных волн на глубину хода торпеды, я атакую прекрасное большое гружёное судно, в которое невозможно промахнуться торпедой, несмотря на состояние моря».

Дальнейшие события показали, что Молчаливый Отто был излишне оптимистичен. Три одиночных выстрела, произведённых им с 04:43 по 05:35, ушли «в молоко». Любопытно, что верхняя вахта U 99 наблюдала в ордере конвоя четыре взрыва, но Кречмер справедливо отнёс их не на счёт своих «угрей», а к результату действий другой подлодки. И он был прав. «Семёрка» атаковала конвой SC-2, против которого в это же время действовали её «сёстры»: U 47 Гюнтера Прина и U 28 Гюнтера Кюнке. Вероятно, на U 99 наблюдали результат атаки последней — как раз в это время Кюнке торпедировал и потопил британское судно «Мардиниан».

Потерпев неудачу, Кречмер решил больше не испытывать судьбу и отказаться от атаки конвоя. Своё решение он объяснил плохой погодой, не способствовавшей торпедной стрельбе. По мнению подводного аса, он не допустил ошибок в определении элементов движения цели во время залпов, однако сильное волнение моря «неблагоприятно повлияло на глубину и угол хода торпед». Из-за этого Кречмер отказался от дальнейших атак и стал поддерживать контакт с конвоем, служа радиомаяком и наводя на него другие лодки. В таком качестве он работал до утра 9 сентября, пока его не обнаружил и не оттеснил корабль эскорта. Контакт с SC-2 лодка потеряла у входа в Северный канал, где дальнейшее преследование уже не имело смысла.

Возникшую паузу «семёрка» использовала для перезарядки торпедных аппаратов. Однако применить их по назначению помешала погода: волнение моря достигало 7 баллов, стоял туман и лил дождь. 10 сентября погода немного улучшилась, однако действиям лодки помешал выход из строя левого дизеля на три часа. После ремонта Кречмер решил отойти западнее, к банке Роколл. Там он и открыл счёт в этом походе: утром 11 сентября U 99 атаковала и потопила английское судно «Альбионик» (2468 брт), которое следовало в одиночном плавании из Канады в Великобританию с грузом руды:

«05:55. Освещённый пароход, пеленг 40°, курс 70°, 7 узлов. Тип „Вирджиния“, греческий 2041 брт.
07:16. Квадрат АМ 0173 (…) Одиночный выстрел (G7е) из сумерек с 1200 метров. Попадание перед мостиком. Пароход затонул за 20 секунд».

Не ясно, принял ли Кречмер «Альбионик» за греческое судно или речь идёт о двух разных пароходах. Если последнее предположение верно, то описание гибели данного парохода можно признать одним из самых лаконичных в ЖБД немецких подлодок. Увы, выяснить это не представляется возможным: из экипажа «англичанина» никто не выжил, и записи Кречмера являются единственным свидетельством этой атаки.

Британское судно «Альбионик», потопленное Кречмером 11 сентября 1940 года.

Британское судно «Альбионик», потопленное Кречмером 11 сентября 1940 года.

© clydeships. co. uk

Пустые хлопоты

После потопления «Альбионика» произошло ещё одно любопытное событие. В 13:48 того же дня U 99 пришлось уклониться погружением от летающей лодки «Сандерленд». Когда опасность миновала, Кречмер всплыл, но спустя полчаса самолёт появился вновь и загнал лодку под воду. Уже находясь на глубине, командир «семёрки» сделал в ЖБД следующую запись:

«14:44. Уклонился погружением от летающей лодки (Шорт Сандерленд). До всплытия лодки самолёт бесцельно сбросил 45 бомб».

Вероятно, подводники, находясь на глубине, слышали 45 взрывов и приписали их бомбам, сброшенным с самолёта. Но вряд ли «Сандерленд» был их источником. Зато им мог быть наведённый на цель противолодочный корабль. Правда, о каких-либо шумах винтов Кречмер не упомянул.

U 99 оставалась под водой до наступления темноты. Когда лодка всплыла, стало ясно, что волнение на море не позволяет использовать торпедное вооружение. Тем не менее субмарина провела на поверхности всю ночь, не имея никаких контактов с противником. Лишь к полудню 12 сентября в дождевом шквале на горизонте появилось неизвестное судно. Попытка преследовать его оказалась неудачной: пароход совершил резкий поворот и начал радировать о контакте с подводной лодкой. Из его сообщений немцы узнали, что имеют дело с английским грузопассажирским теплоходом «Уаипава» (10 800 брт). Удержать визуальный контакт с ним не получилось, так как судно давало 17 узлов, а из дизелей лодки удавалось выжать лишь 14,5 узла.

Австралийский вооружённый теплоход «Уаипава» 8 сентября 1941 года, через год после встречи с Кречмером в Атлантике.

Австралийский вооружённый теплоход «Уаипава» 8 сентября 1941 года, через год после встречи с Кречмером в Атлантике.

© awm. gov. au

Отказавшись от преследования, Кречмер продолжил патрулирование района. Погода вновь испортилась, делая поиск целей бессмысленным, так как стрелять торпедами было невозможно. Остаток дня 12 и весь день 13 сентября прошли без происшествий. 14 сентября к непогоде прибавились ещё и самолёты с неизвестного авианосца, от которых лодка трижды уклонялась погружением. Её бездействие продолжалось до полуночи, пока радист лодки не принял сообщение от U 48 Генриха Бляйхродта об обнаружении конвоя южнее банки Роколл. Кречмер немедленно взял курс на нужный квадрат и отправился на поиски противника.

Немцы топят «немца»

Утром 15 сентября верхняя вахта U 99 заметила дымы на горизонте, оповестившие немцев о приближении конвоя. Это был SC-3. Его уже успела потрепать лодка Бляйхродта, потопившая два судна и океанский эскорт — шлюп «Данди».

Кречмер обнаружил цель в тот момент, когда эскортная группа ещё не подошла, и конвой был беззащитным. U 99 погрузилась для атаки. Однако пароход был не вооружён, и, экономя торпеды, Кречмер всплыл в 11:40, чтобы расстрелять судно из орудия. Артиллеристы выпустили 49 снарядов и добились около срока попаданий. Стрельба прекратилась, когда пламя полностью охватило пароход. Так свой конец встретил канадский лесовоз «Кернодок» (1780 брт).

Канадское судно «Дж. Ар. Донован». 15 сентября 1940 года его под именем «Кернодок» потопил Кречмер. Снимок сделан в ноябре 1938 года. Bascom collection.

Канадское судно «Дж. Ар. Донован». 15 сентября 1940 года его под именем «Кернодок» потопил Кречмер. Снимок сделан в ноябре 1938 года. Bascom collection.

© ourontario. ca

Расправу над «канадцем» прекратило появление «Сандерленда», который загнал лодку под воду. Выждав, когда тот улетит, Кречмер всплыл, но тут в поле его зрения появились два сторожевика — корабли эскортной группы, пришедшей на помощь SC-3. U 99 пришлось быстро погрузиться, уклоняясь от преследователей. Оторваться от них удалось лишь спустя несколько часов. Когда шумы винтов стихли, «семёрка» всплыла и направилась к месту атаки «Кернодока», где немцы обнаружили на поверхности только его дымящийся нос.

Свою следующую жертву Кречмер встретил в 01:45 16 сентября. Ею оказался норвежский пароход «Лотос» (1327 брт), отставший от конвоя. Потратив час на погоню и предзалповое маневрирование, U 99 торпедировала его и потопила.

Норвежское судно «Лотос», потопленное Кречмером 16 сентября 1940 года.

Норвежское судно «Лотос», потопленное Кречмером 16 сентября 1940 года.

© warsailors.com

Но не все цели Кречмера были легкодоступны. Например, c вооружённым транспортом «Краун Арун» U 99 пришлось повозиться более полусуток. Этот пароход отстал от конвоя НХ-71 и был обнаружен «семёркой» вечером 16 сентября. Дождавшись, когда луна скроется за тучей, Кречмер начал атаку и выпустил в шедшую зигзагом цель торпеду. Хотя дистанция до неё не превышала 450 м, «угорь» из-за ошибки в определении скорости транспорта прошёл мимо. В полночь лодка снова пошла в атаку. Однако появившееся луна демаскировала немцев: «Краун Арун» заметил субмарину, и его манёвры сделали торпедную атаку невозможной. Начать с ним артиллерийскую дуэль Кречмер не рискнул из-за двух орудий «англичанина». Тогда подводник решил изменить тактику.

После четырёхчасового преследования «Краун Арун» U 99 удалось обогнать транспорт, и в 04:00 17 сентября она погрузилась для атаки. Хотя из-за волнения моря инженер-механику было непросто удержать лодку на 11-метровой глубине, Кречмер отметил, что при полной луне видимость в перископе была хорошей. Потратив на предзалповое маневрирование 44 минуты, лодка атаковала транспорт торпедой с дистанции 500 м. Промах! Сразу после залпа «Краун Арун» совершил резкий поворот. Кречмер объяснил это тем, что на судне могли заметить ход «угря» или рубку, которую лодка несколько раз показала над водой.

Хотя атака закончилась неудачей, Молчаливый Отто упрямо продолжил погоню за целью. Перейдя в надводное положение, он снова обогнал транспорт и в 07:42 погрузился для атаки. На этот раз маневрирование длилось почти час, после чего U 99 вновь выпустила торпеду:

«08:32. Одиночный выстрел с дистанции 650 метров. Попадание в носовой грузовой отсек. Пароход, груженный древесиной, оседает в воду, но не тонет. Подождал, перезарядив G7а в V торпедный аппарат.
09:44 Всплыл для атаки судна артиллерией.
10:01—10:23. 102 выстрела из 8,8 см орудия, из них 30 попаданий. Дистанция 3500−2100 метров. Пароход перевернулся.
10:33 Сделал 6 вентиляционных пробоин (6 выстрелами) в район кормы, ещё выступающей над поверхностью.
10:36 При этом уклонился погружением от английской летающей лодки, пеленг 150°.
10:46. Всплыл, подошёл к ближайшей из спасательных шлюпок, находившихся теперь на расстоянии 11 или 15 миль, чтобы определить название. Это был „Краун Арун“, принадлежавший Британской судоходной администрации (имеется в виду министерство военного морского транспорта (Ministry of War Transport (MoWT) — прим. авт.), бывший немецкий пароход „Ханнах Бёге“ судоходной компании Блюменталь, мобилизованный на военную службу британцами как приз, конфискованный и вновь введённый в эксплуатацию. 2372 брт, на пути из Канады в Гулль».

Действительно, данное судно некогда принадлежало гамбургской компании «Йохан М. К. Блюменталь». 9 сентября 1939 года его остановил в Атлантике британский эсминец и отправил в Киркуолл с призовой командой на борту. Призовой суд конфисковал пароход в пользу правительства Великобритании, введшего его в строй под названием «Краун Арун». Любопытно, что после гибели судна весь его экипаж из 25 человек подобрал британский эсминец и высадил в Ливерпуле.

Немецкое судно «Ханах Бёге», потопленное Кречмером 17 сентября 1940 года как британское «Краун Арун».

Немецкое судно «Ханах Бёге», потопленное Кречмером 17 сентября 1940 года как британское «Краун Арун».

© shipspotting.com

Первый успех «волчьей стаи»

После успеха с «Краун Арун» для U 99 наступил период безделья. После полуночи 18 сентября лодка приняла сообщение с U 65 об обнаружении конвоя к северо-западу от банки Роколл. Предположительно, корабли шли к Северному каналу. Из-за снизившейся видимости поиск конвоя завершился неудачей. Лишь в полдень 20 сентября с U 47 Прина пришла радиограмма о конвое далеко к западу от Роколл. Кречмер решил подключиться к его преследованию, надеясь установить контакт до полуночи. Его расчёт оправдался: 21 сентября в 02:25 верхняя вахта обнаружила колонну судов. Это был злосчастный конвой НХ-72, которому судьбой было отведено стать первой жертвой «волчьей стаи».

Конвой обнаружил Прин. У Быка Скапа Флоу к тому моменту оставалась всего одна торпеда, которую он безуспешно потратил, атакуя судно из ордера НХ-72. Не добившись успеха, Прин начал работать радиомаяком, наводя других «серых волков» на цель. Он передал, что видит конвой из 38 судов, включая два танкера. Оценка командира U 47 была точной: НХ-72 состоял из 40 единиц и шёл без охраны в точку встречи с эскортной группой. Рандеву должно было состояться утром 21 сентября. Однако «волчья стая» опередила британские противолодочные корабли. Первым удар нанёс Кречмер.

Сначала U 99 находилась на неблагоприятной для атаки лунной стороне. Когда же луну закрыла туча, лодка атаковала большой танкер. Однако во время нападения вновь показалось «волчье солнышко», так что Кречмеру пришлось стрелять с дальнего расстояния:

«03:12. Квадрат AL 5432. Одиночный выстрел G 7e, дальность 1350 метров, попадание в нос, танкер отворачивает, остаётся лежать, погружаясь баком до уровня моря. Экипаж покидает судно. Позже, вероятно, нужно будет произвести coup de grâce („удар милосердия“ в переводе с французского; в немецком подплаве это было жаргонное название добивающего торпедного выстрела — прим. авт.). Это британский „Инвершэннон“ 9154 брт».
Командир U 47 Гюнтер Прин — участник разгрома конвоя НХ-72, первым обнаруживший его суда.

Командир U 47 Гюнтер Прин — участник разгрома конвоя НХ-72, первым обнаруживший его суда.

© pinterest.com

Во время манёвра верхняя вахта U 99 заметила лодку Прина, поддерживавшую контакт с конвоем. Этот момент Робертсон описал с юмором. Прин будто бы не заметил Кречмера, и U 99 «подкралась» к U 47 сзади и мягко толкнула её носом:

На мостике неизвестной лодки явно возникла паника. Моментально заработали винты, и лодка стала уходить на полной скорости в полной уверенности, что подвергалась атаке. Но перед тем как скрыться в темноте, она всё же развернулась и передала опознавательный сигнал. Сигнальщики с «U-99» ответили, после чего отошедшая лодка медленно вернулась. Кречмер и его офицеры приветствовали её громким смехом, поскольку она «атаковала» Прина на «U-47″. — У тебя бы не прошёл этот номер, Отто, — крикнул Прин, — если бы я был на мостике. Совершенно незачем было пугать мою вахту.
— Замени сигнальщиков, — ответил Кречмер».

Робертсон пишет, что Кречмер был раздражён таким беспечным поведением Прина. Однако ЖБД U 99 не подтверждает этот рассказ. В нём лишь есть запись, что в 03:50 лодки обменялись сигналами. Возможно, эта история не более чем байка.

Далее Молчаливый Отто продолжил атаку конвоя:

«04:19. Квадрат AL 5462. Одиночный выстрел G 7e в тяжелогружёный пароход. Дальность=580 метров. Попадание в середину. Судно разламывается и тонет. Это британский пароход „Барон Блайтвуд“ 3668 брт, груз железная руда, как выяснилось позже».

Сделаем ремарку касательного этого «позже». В ЖБД U 99 нет комментариев. Однако Робертсон пишет, что люди Кречмера подобрали со спасательного плотика одинокого английского моряка, который сообщил им название потопленного парохода и его груз. Когда англичанин был опрошен и получил необходимую помощь, Кречмер высадил его в одну из спасательных шлюпок танкера «Инвершэннон». Однако сайт uboat. net указывает, что с «Барона Блайтвуда» спасённых не было, а часть команды танкера действительно подобрали британские корабли. То есть с какого судна был тот моряк, непонятно.

Вернёмся к U 99. Потопив «Барон Блайтвуд», лодка продолжила избиение конвоя. В 04:47 она произвела залп электроторпедой в британский лесовоз «Элмбанк» (5156 брт). «Угорь» поразил его в середину, после чего судно начало передавать в эфир своё название и координаты, имея сильный крен на правый борт. Кречмер решил добить его из орудия. С 05:34 до 05:50 артиллеристы выпустили в «Элмбанк» 41 снаряд. Ещё девять выстрелов по пароходу произвела U 47, когда Прин решил помочь приятелю добить «англичанина».

Последняя жертва Кречмера в этом походе — британское судно «Элмбанк», потопленное 21 сентября 1940 года.

Последняя жертва Кречмера в этом походе — британское судно «Элмбанк», потопленное 21 сентября 1940 года.

© bankline. wordpress.com

Так умирают корабли

Хотя обе лодки как следует разбили «Элмбанк» снарядами, они не смогли его потопить из-за груза древесины, придавшего судну плавучесть. Тогда в 06:56 Кречмер решил добить его парогазовой торпедой, хранившейся под палубой внутри лодки. Однако выпущенный «угорь» сдетонировал, не дойдя до цели — вероятно, он столкнулся с одним из дрейфующих обломков. Теперь у субмарины осталось всего две парогазовых торпеды, хранившихся в контейнерах под верхней палубой. Потратив два часа на их загрузку внутрь лодки, Кречмер решил израсходовать «угри» на «Инвершэннон». Предоставив «Элмбанк» своей участи, «семёрка» подошла к «раненому» танкеру:

«10:06. Танкер осел баком в воду. Верхняя палуба затоплена до кормовой настройки. Корма на поверхности. Поскольку весь боезапас к 8,8 см орудию израсходован, попытались наделать дырок в корме с помощью 2-см зенитки. Однако её снаряды рикошетят без всякого эффекта».

Эпизод из известного фильма «Das Boot», где показано, как субмарина наносит «удар милосердия», добивая повреждённый танкер торпедойПроисходящее на экране можно соотнести с уничтожением Кречмером британского танкера «Инвершэннон», 21 сентября 1940 года — с поправкой на то, что на «Инвершенноне» уже не было людей, так как пережившие торпедирование моряки покинули тонущее судно на шлюпках

На упрямство судна, не желавшего тонуть, Кречмер ответил своим упрямством, намереваясь потопить его окончательно. Он отправил на танкер в маленьком ялике своего первого вахтенного офицера и одного из старшин с подрывными зарядами. Однако ялик перевернула волна, и обоих подрывников пришлось вылавливать из воды. Тогда U 99 выпустила в судно одну из двух своих торпед:

«11:42. (…) Детонация следует сразу за сильным взрывом нефтяных газов. Высокое чёрное облако дыма стоит над судном и медленно развеивается. Дым выходит из трюма даже спустя долгое время. Судно опустилось глубже, даже кормой, но всё ещё не тонет. Отчётливо слышимый на лодке треск показывает, что поперечные переборки ломаются за мостиком. Палуба начинает сильно прогибаться, мачты наклоняются друг к другу. Поскольку судно неизбежно переломится в скором времени, я не жду его окончательного затопления».

Свою последнюю торпеду Кречмер истратил в 16:07 на всё ещё не затонувший «Элмбанк». После её взрыва судно ушло кормой под воду, а затем встало вертикально, возвышаясь на поверхности несколькими метрами своего носа. Торпед больше не было, и U 99 взяла курс на Лориан, доложив в штаб о своих успехах. Кречмер сообщил, что потопил семь пароходов на 25 498 брт, причём один танкер и два сухогруза были уничтожены из состава атакованного конвоя.

Горящий американский танкер «Ар. Пи. Ресор», торпедированный U 578 в конце февраля 1942 года у побережья США. Это фото может наглядно передать, что происходило с танкером «Инвершеннон» утром 21 сентября 1940 года.

Горящий американский танкер «Ар. Пи. Ресор», торпедированный U 578 в конце февраля 1942 года у побережья США. Это фото может наглядно передать, что происходило с танкером «Инвершеннон» утром 21 сентября 1940 года.

© whyy.org

По дороге во Францию U 99 привлекли к поиску пилотов «Хе-111», упавшего в море. Придя в указанный квадрат, Кречмер искал лётчиков до 23 сентября, пока не встретил там U 48. Бляйхродт морзянкой предупредил его о том, что рядом находится вражеская подлодка. После этого обе субмарины взяли курс на Лориан. Утром 25 сентября они встретились с эскортом, который сопроводил их на базу.

Так завершился очередной поход Кречмера, который он провёл уже в статусе подводного аса.

Правильные расчёты

Дёниц остался доволен докладом командира U 99. Правда, не обошлось и без критики. Командующий «вставил пистон» Кречмеру за бестолковый расход торпед при стрельбе в непогоду. Дёниц посчитал, что если бы не этот факт, результат лодки мог бы быть и выше. Отметим, что в этот раз заявка Кречмера на потопление 25 498 брт была точна. Реальный тоннаж его жертв составил 25 925 брт, то есть расхождение оказалось минимальным. Теперь его официальный счёт увеличился до 142 865 брт, а реальный — до 89 589 брт.

Можно предположить, что Дёниц всё-таки сообщил Молчаливому Отто, что, награждая его Рыцарским крестом, командующий «натянул» ему тоннаж трёх повреждённых и не затонувших судов из прежнего похода. Именно этим можно объяснить прямо-таки фанатичное стремление Кречмера добить повреждённые суда во чтобы то не стало, хотя три последние торпеды он мог потратить на другие цели в конвое. Вероятно, Дёниц чётко объяснил своему асу, что нужно следовать правилу «лучше меньше потопить, чем много повредить». И Кречмер его усвоил.

В завершение упомянем судьбу несчастного НХ-72. Вместе с U 99 в ночь с 20 на 21 сентября его атаковал и Бляйхродт, потопив одно судно. На следующую ночь, несмотря на прибывший эскорт, конвой разгромила U 100 Йоахима Шепке. Она проникла внутрь ордера и расстреляла там все торпеды, за три часа отправив на дно сразу семь судов общим тоннажем свыше 50 000 брт. Дерзость Шепке, принесшая ему Рыцарский крест, побудила Кречмера попробовать действовать внутри конвоя. В своём следующем походе Молчаливый Отто решил придерживаться такой же тактики.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)