Как правильно воспринимать ислам с точки зрения христианства

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Не так давно, в интернет-дискуссии один мусульманин упрекнул меня в расистском подходе, поскольку у него сложилось впечатление, что для меня белый содомит предпочтительней, чем праведный последователь ислама.

Я ответил, что расизм тут совершенно ни при чем. Что логика тут совсем другая — грешник имеет гораздо больше шансов покаяться и прийти ко Христу, нежели праведный мусульманин. Оппонент ответил молчанием. Но разве для спасения праведности недостаточно?


Вот, что прямо и недвусмысленно отвечает по этому поводу в одном из писем святитель Игнатий Брянчанинов:

«Напрасно ж, ошибочно вы думаете и говорите, что добрые люди между… магометанами спасутся, то есть вступят в общение с Богом! напрасно вы смотрите на противную тому мысль как бы на новизну, как бы на вкравшееся заблуждение! Нет! таково постоянное учение истинной Церкви, и Ветхозаветной, и Новозаветной. Церковь всегда признавала, что одно средство спасения: Искупитель! она признавала, что величайшие добродетели падшего естества нисходят во ад. Если праведники истинной Церкви, светильники, из которых светил Дух Святой, пророки и чудотворцы, веровавшие в грядущего Искупителя, но кончиною предварившие пришествие Искупителя, нисходили во ад, то как вы хотите, чтоб… магометане, за то что они кажутся вам добренькими, непознавшие и неуверовавшие в Искупителя, получили спасение, доставляемое одним, одним, повторяю вам, средством, — верою в Искупителя? — Христиане! познайте Христа! — Поймите, что вы Его не знаете, что вы отрицались Его, признавая спасение возможным без Него за какие-то добрые дела! Признающий возможность спасения без веры во Христа отрицается Христа и, может быть не ведая, впадает в тяжкий грех богохульства».

Вот, так! А вы, как думали?

© pixabay.com

Но ведь, мусульмане чтят «пророка Ису», чтят «Мариам». Разве этого, с христианской точки зрения недостаточно?

Это все очень старые вопросы. Еще в далеком XIV веке на них очень четко отвечал святой Григорий Палама. Причем, спор с мусульманами он вел, находясь у них в плену. И надо отдать им должное, несмотря на откровенные ответы, отрезать ему голову им в голову не пришло.

Вот, как проходила дискуссия:

«Председательствующий Палапан, после того, как призвал всех к тишине, сказал епископу: «Владыка требует от тебя ответа на вопрос, как мы принимаем Христа, любим его, уважаем его, исповедуем его Божественным Словом и дыханием, и мы также помещаем его матерь рядом с Богом, а ты всё ещё не принимаешь нашего пророка, не любишь его?» Тогда епископ сказал: «Кто не любит слова учителя, тот не любит самого учителя, вот почему мы не любим Мухаммада. Господь наш и Бог Иисус Христос сказал нам, что Он придёт опять судить весь мiр. Он также повелел нам не принимать никого, пока Сам не вернётся к нам опять. Он также сказал неверовавшим в Него: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придёт во имя свое, его примете» (Ин.5:43). Вот почему ученик Христа пишет нам: «Но если бы и ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8).

В самом деле, в христианской логике абсолютно невозможно допустить мысль, что после того, как Бога сам сошел на землю, то есть, свершились Боговоплощение, Его проповедь, Крестная смерть и Воскресение, может возникнуть необходимость еще что-то «досказать».

После слов самого Бога, запечатленных в Евангелиях, добавить уже нечего. Остается, только их понять…

Иеромонах Серафим Роуз, отвечая на вопрос — одному и тому ли же Богу поклоняются христиане, иудеи и мусульмане — писал:

«Можно было бы сказать, что в этих трех религиях, не касаясь прошлого, допустимо согласиться с тем, что Иисус Христос — существо необыкновенное и исключительное и что Он был послан Богом. Но ведь мы, христиане, допустив, что Иисус Христос — не Бог, уже не можем считать Его ни «пророком», ни «посланцем Божиим», а только великим, ни с кем не сравнимым самозванцем, который провозгласил себя Сыном Божиим, приравняв себя этим Богу (Мк. 14, 61−62)!»

Нет! У нас вовсе не тот же самый Бог, как у нехристиан!

Непременное условие познания Отца есть Сын: «Видевший Меня видел Отца; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6,9). Наш Бог — Воплощенный, «…что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши…» (1Ин. 1, 1). «Невещественное стало вещественным ради нашего спасения, — как говорит св. Иоанн Дамаскин, — и Он «проявил» Себя в нас». Но когда же Он проявил Себя среди современных иудеев и мусульман, чтобы мы могли предположить, что они знают Бога? Если у них есть знание Бога, кроме Иисуса Христа, значит, Христос воплотился, умер и воскрес напрасно!».

Серафима Роуза в миру звали Юджин, он был американцем, изучал в Калифорнии мировые религии и был… гомосексуалистом. Кстати, когда у меня проходил диспут, с упоминания о котором начата статья, я еще не знал этого удивительного факта, наглядно подтверждающего мой исходный тезис.

© pixabay.com

Дело в том, что, приняв православие с именем Серафим, Юджин не только покаялся в свое грехе и отрекся от него, но принял на себя подвиг подлинно отшельнической жизни. А позже написал немало книг, которые в 90-х годах прошлого века активно переводили и печатали в России и благодаря которым очень многие пришли в православие. И я, в частности.

Однако из этой поучительно истории никак не следует, что прав Папа Римский с его инициативой легализации гражданских гомо-союзов. Это ведь ведет совсем не к покаянию и отречению от содомии, а напротив к более комфортному в ней пребыванию.

Но, как же, исходя из всего этого христиане могут взаимодействовать с мусульманами? По-разному. В личном плане, так, вообще, богословские вопросы, вряд ли могут помешать общению адекватных людей. Но они не мешают и в более глобальных делах, причем, при полном осознании, всего того, что выше было из святых отцов процитировано.

Один из ярких примеров — судьба того же Григория Паламы. Он смог занять свою епископскую кафедру в Фессалониках, благодаря тому, что оттуда были изгнаны мятежники, а в самой масштабной в истории Византии гражданской войне победил его сторонник и последователь император Константин Кантакузин, опиравшийся на помощь турок…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)