Тюремные университеты: как обстоит с наркотиками за решеткой

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

В голове мягкий бархат, глаза прищурены, и сознание изменилось навсегда. Пять, а быть может, пятьдесят минут назад я вяло грипповал под глянцевым от жира этапным одеялом, а уже сейчас…

Одна затяжка неизвестного мне вещества — и Ярославский централ стал моим миром без прошлого и будущего, но с мультипликационным настоящим.

За «дубком» — столом по-местному — сидят арестанты, улыбаются друг другу и хитро подмигивают. Накрыло.


Мои мозги — я вижу их! — размазаны тонким слоем по стенам полуразрушенной камеры. Жидкость из тела исчезла, рот пересох, моргать надоело. Если бы мне сказали, что я получил по затылку бейсбольной битой, я бы поверил.

Я оглядываюсь. Мне. Всё. Интересно. Ряд двухъярусных ржавых шконарей, кое-где застеленных тонкими одеялами. Под ними ворочаются, кряхтят, почёсываются невольные путники. Благо не в кандалах. Матрасы, чуть толще одеял, возможно и с насекомыми, но точно без постельного белья. «Бельё?» — удивились когда-то моей наивности тюремщики.

© pixabay.com

Картинка перед глазами задёргалась, движения соседей замедлились, за-за-загурлыкали звуки. Я помотал головой. Не помогло.

Кто я? Где я? Что я здесь делаю?

Вопросы мелькали в пустом черепе вспышками стробоскопа и смехом высыпались изо рта. Но, кроме меня, их никто не слышал.

— Как? А? Как? — прокаркал зек, угостивший нас запрещёнкой.

— Что это было? — выговорил я чуть ли не по буквам.

— Это, братан, называется «прощай, разум», — засмеялся тот.

Смеялись все, и мне было плевать на всё. Я наблюдал.

Прошла почти вечность, когда я решил встать, но не смог. Я не чувствовал ног. Подавал им команды, смотрел на них и пытался пошевелить хотя бы пальцами, но так и сидел неподвижно. Тогда я поднял руку, развернул перед носом пятерню и вгляделся в неё. Сжал и разжал кулак. Ощущение было, будто по телевизору шла передача о моей руке.

© pixabay.com

— Я режиссёр!

И вдруг испугался. Кто я?

Дрожь прошла по внутреннему миру, и меня сковал ужас: «Я всё забыл!» Я силился вспомнить детали моего прошлого: как я тут оказался, что мы все здесь делаем, куда и откуда я? Что со мной? В конце концов, не навсегда ли это? Но тишина в голове, смех в камере и паника в душе. Я и не заметил, как оказался у окна.

Ого! Так эта камера не весь мой мир! — обрадовался я, и меня тут же ошарашило: мы едем по лагерям!

«Экстремист, идём чаёк подварим», — позвали меня. «Экстремист!» — тут же вспомнил я. И слайды памяти посыпались перед глазами: жена, дочь, суд, этап, «столыпин», случайные попутчики, стекло пипетки, затяжка горьким дымом.

Отпустило. Прошло всего полчаса.

«Больше никогда!» — решил я и набросился на еду.

____________________________________________________

Автор подчеркивает, что никому не следует даже пробовать наркотики — они зло.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)