«Никто не спасен, кроме избранных»: как стоит трактовать вероучения

© Коллаж/Ridus.ru

© Коллаж/Ridus.ru

Меня всю жизнь «терзают смутные сомненья» относительно того, что все и каждый могут обрести Веру.

И чем больше общаешься с людьми, тем больше убеждаешься, что многие (если не большинство) либо не желают думать о посмертной участи, либо даже не вполне понимают, что собственно, утратят, в случае аннигиляции своего «я». В вечные муки заведомо большинство не верит.


Это вдвойне странно, поскольку в наши дни уже можно ориентироваться не только на свидетельства Священного Писания, но и на непосредственные «показания», переживших клиническую смерть. Казалось бы, опыт посмертного существования должен вызывать у любого живого живой интерес и желание в него поверить. Однако, наблюдается противоположное. Это самое большинство, либо его отрицает, либо просто игнорирует.

Подозреваю, что и в былые «религиозные века» большинство было (за исключением периодов апокалиптических лихорадок) тоже довольно индифферентно. Но общий консенсус относительно адских мук заставлял каким-то образом соотносить свою жизнь с этой угрозой.

Но ныне мы живем не в моменте, но в столетии истины. Ведь, несмотря на то, что впервые в истории, наука все чаще подтверждает установки Веры (или по крайней мере, дает повод о них задуматься), большинство не задумывается о том, что, собственно, важнее всего, учитывая очевидную конечность нашего на земле пребывания.

И вот, в связи с этим вспоминаешь «жестокое» учение Жана Кальвина, утверждавшего, что Вера, а через нее спасение дарованы меньшинству избранных. А остальные не могут ни уверовать, ни спастись.

Во времена Английской революции в церкви Вестминстерского Аббатства в Лондоне с 1 июля 1643 г. по 22 февраля 1649 г. богословы и пасторы со всей Европы (всего 151 делегат) провели 1163 полных дня заседаний, чтобы чётко определиться по вышеизложенному и ряду других вопросов. Итогом стало «Вестминстерское исповедание», которое почитают истиной сегодня порядка ста миллионов человек, входящих в разные деноминации, придерживающиеся доктрины Кальвина.

Вестминстерская ассамблея

Вестминстерская ассамблея

Что же там сказано на эту неважную для большинства тему:

«По Божьему предопределению, для явления славы Его, одни люди и ангелы предопределены к вечной жизни, другие предназначены к вечной смерти.

Все ангелы и люди, и предопределенные и предназначенные, предуставлены лично и неизменно, их число определено и установлено таким образом, что оно не может быть увеличено или уменьшено.

Людей, предопределенных к вечной жизни, Бог, еще прежде создания мира, согласно Своему вечному и неизменяемому намерению и тайному изволению Его благой воли, избрал во Христе в вечную славу, и это исключительно по Его благодати и любви, без какого бы то ни было предвидения их веры или добрых дел, или их верности, или чего-нибудь иного в людях, что было бы для Бога условием или причиной сделать это. Все соделано только для прославления Его великой благодати.

Предуставив избранных к славе, Бог, по изволению Своей вечной и независящей от чего бы то ни было воли, предопределил все, что для этого необходимо. Падшие в Адаме избранные искуплены Христом, действенно призваны к вере во Христа Его Духом, действующим в должное время, оправданы, усыновлены, освящены, сохраняются Его силой чрез веру ко спасению. Никто из иных не искуплен Христом, не имеет действенного призвания, не оправдан, не усыновлен, не освящен и не спасен, — никто, кроме избранных.

Остальных людей было угодно Богу, по непостижимому изволению Его собственной воли, оставить во грехах (букв. — пройти мимо), — ибо Он дает и удерживает благодать по Своему изволению, для явления славы Своей суверенной власти над творениями, — и определить их на бесчестие и гнев Божий за эти грехи, к похвале Его величайшей справедливости».

Неожиданный для большинства подход, не правда ли? Но зато, он прекрасно объясняет индифферентность этого самого большинства…

Но вот, вам еще одна неожиданность. В 1629 году, то есть за 14 лет до первого заседания Вестминстерского собора, в Женеве, цитадели Кальвинизма было опубликовано «Исповедание веры православной» за подписью Константинопольского патриарха Кирилла Лукариса. В нем были, например такие строки:

«Мы верим, что преблагий и превеликий Бог прежде создания мира предопределил избранным своим блаженство не по делам их, и что не было никакой иной причины для такого избрания, кроме благоволения и милосердия Божия. Что Он точно так же, прежде создания мира сего, отверг тех, кого отверг. Причиной такого отвержения является, учитывая абсолютное право Божие, Его Божия воля. Учитывая же право, закрепленное законами, причиной этого является праведность Божия. Ибо Господь милосерд и праведен».

Кирилл Лукарис

Кирилл Лукарис

Впоследствии текст этот Православной церковью был осужден. А сейчас даже утверждается, что он был злостно приписан Кириллу Лукарису. В самом деле, получается неприятная вещь — Кирилл погиб, как мученик, казненный османами. Признавать, что он пытался согласовать православное учение с кальвинизмом не хочется. Но с другой стороны, утверждается, что казнен то он был, в результате интриги иезуитов, как раз опасавшихся его протестантской ориентации. И они, на всякий случай донесли султану о его подозрительных контактах с царем нашим Алексеем Михайловичем.

Как оно все было, на самом деле, только Господь ведает.

Но, что характерно, никогда не была осуждена книга «О предопределении святых», написанная еще на заре христианства одним из отцов Церкви, Блаженным Августином. А в ней, собственно, все о том же, о таинственном, предопределенном неравенстве:

«Итак, быть привлеченным Отцом к Сыну, и услышать, и научиться от Отца, чтобы прийти к Сыну, есть не что иное, как получить от Отца дар, через который человек веровал бы в Сына. Потому что не между слышащими и не слышащими Евангелие, а между верующими и не верующими провел различение Сказавший: „Никто не может прийти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего“.

Блаженный Августин.

Блаженный Августин.

© wikimedia.org

Итак, вера — и начавшаяся, и совершенная — есть дар Божий; и в том, что этот дар одним дается, а другим не дается, пусть не усомнится никто, не желающий противостать яснейшим местам Священного Писания. Почему же дается не всем, это не должно волновать верного, который верует, что от одного человека все пошли в осуждение, без сомнение справедливейшее: так что не было бы никакого упрека Богу, даже если бы никто оттуда не был бы избавлен. Откуда явствует, что велика благодать, состоящая в том, что многие избавляются и узнают о том, что им бы полагалось, наблюдая за теми, кто не избавлен: так, чтобы хвалящийся хвалился не своими заслугами, которые у него равны с заслугами осужденных, но лишь Господом. Почему же Он скорее избавляет того, нежели этого? „Непостижимы суды Его и неисследимы пути Его“ (Рим. 11, 33). Ибо нам лучше и здесь услышать или сказать: „А ты кто, человек, что споришь с Богом?“ (Рим. 9, 20), — нежели дерзнуть говорить так, будто мы знаем оставшееся сокрытым по желанию Бога. А ведь Он не мог хотеть чего-либо неправедного».

И сам Христос, в самом деле, не утверждает, что пришел спасти всех. Даже, наоборот:

«После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя… Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. … Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои…»

Иоанна 17: 1−9

Да, и формулировка Символа Веры — «Нас ради человек, нашего ради спасения сшедшего с Небес» — оставляет открытым вопрос — всех ли человек ради?

С книгами автора можно познакомиться здесь

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)