«За модерацию ответишь!»: Как России бороться с цензурой IT-гигантов

Крупнейшие западные IT-корпорации прикладывают все больше усилий в борьбе с распространением деструктивного контента в Сети. Но на практике непрозрачные механизмы модерации контента оказываются инструментом откровенной цензуры.


К примеру, видеохостинг YouTube удалил документалку «Беслан. Фильм Александра Рогаткина», настаивая на том, что распространение этой картины недопустимо из-за демонстрации сцен насилия или жестокости. При этом экстремистские призывы украинских националистов без проблем находятся в YouTube — наряду с тысячами видео о жестоким обращении с животными и прочей «запрещенкой», на которую администрация видеохостинга закрывает глаза.

Подобные действия нарушают ч. 5 ст. 29 Конституции РФ, о чем Роскомнадзор уведомил Google, потребовав строгого соблюдения законодательства по распространению информации. Впрочем, американская корпорация неоднократно позволяла себе демонстративно игнорировать требования российского законодательства.

«С политической и моральной точек зрения, данный факт очень неприятен. YouTube в очередной раз продемонстрировал, „кто в доме хозяин“. Тем более что на авторском канале режиссера Александра Рогаткина и на некоторых каналах других все того же YouTube этот фильм, насколько я знаю, продолжает демонстрироваться без каких бы то ни было ограничений», — комментирует действия Google первый замглавы комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова.

Как бы это горько ни звучало, но с юридической точки зрения, без эмоций, любой канал, размещенный на площадке YouTube, является собственностью данной площадки, а не чьей-либо еще, включая авторов каналов. Мы об этом постоянно забываем, но нам об этом регулярно и законно напоминают. Точно таким же образом дело обстоит с популярными социальными сетями — Facebook, Instagram, TikTok, с любой площадкой — хоть иностранной, хоть отечественной, — которая бесплатно или возмездно позволяет размещать у себя какой-то контент.

«Нравится нам это или нет, но только администрация YouTube имеет полное право решать, какой именно контент она готова позволить размещать у себя и на каких именно каналах, — продолжает сенатор. — Россия может потребовать от администрации YouTube заблокировать на территории РФ или удалить тот или иной контент, противоречащий российскому законодательству».

Это укладывается в рамки международного права. Но обязать данную площадку разместить тот или иной интересующий нас контент там, где этого хочется нам, мы можем только по договоренности с администрацией конкретной площадки либо через суд. Иных рычагов решения проблемы в международном праве не предусмотрено, — констатировала Рукавишникова.

К сожалению, не только Google и его YouTube занимаются выборочной модерацией, больше похожей на цензуру. Facebook привлекает в качестве цензоров контента откровенно предвзятые организации, которые вызывают массу вопросов даже у западных СМИ. А корпорация Apple готова удалить из App Store на территории Украины приложения «Россия 1», «Россия. Телевидение и радио», «Вести ФМ» и «Вести.Ру» по первому требованию Службы безопасности Украины.

Не стоит забывать и о введенной администрацией Facebook маркировке «Это издание находится под контролем государства» для российских СМИ «РИА Новости», Sputnik и Russia Today. Эксперты сходятся во мнении, что такое решение соцсети — это акт откровенной политической цензуры.

Первый заместитель председателя комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты России Александр Малькевич неоднократно подчеркивал, что Россия сталкивается с информационной дискриминацией со стороны крупных западных социальных площадок.

«При этом практически все социальные сети и иностранные информационные ресурсы не имеют юридического представительства в России», — напоминает эксперт.

По мнению Малькевича, депутатам нижней палаты парламента стоит вплотную заняться этой проблемой в ходе стартовавшей осенней сессии.

В России в кратчайшие сроки должен быть принят закон о саморегулировании социальных сетей, о чем я также неоднократно упоминал. Закон должен определить четкие рамки для социальных сетей в части регулирования запрещенного и экстремистского контента, — убежден Малькевич.

Эксперт полагает, что в России необходимо принять закон, аналогичный принятому в Турции, где социальные медиа-платформы обязаны открывать местные офисы и выполнять требования правительства по блокировке или удалению контента.

И у нас должен быть соответствующий законопроект, который напрямую обяжет западные социальные сети и все IT-корпорации, работающие на российском рынке, иметь здесь свое представительство. Более того, представительство должен возглавлять именно гражданин РФ, а компаниям необходимо работать в российском правовом поле, платить налоги и взаимодействовать со всеми необходимыми структурами нашей страны в части защиты прав российских пользователей, — подчеркивает Малькевич.

Третьим шагом в этом алгоритме должна стать максимальная поддержка российских разработчиков со стороны государства. «Сегодня мы остро нуждаемся в новых дополнительных сервисах, стартапах, IT-платформах, мессенджерах, видеохостингах. Прежде всего, нам нужна альтернатива», — заключил эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)