Ученые предупредили о вторжении COVID-19 в сны человечества

© Pikist

© Pikist

Многим жизнь в условиях пандемии напоминает альтернативную реальность. Люди больше времени проводят дома, стараются не посещать массовые мероприятия, боятся самых привычных симптомов простуды, сторонятся тех, кто ходит без маски, сами прячут свои лица в общественном транспорте и на улице. Это похоже на страшный сон. Но COVID-19 изменила не только реальность, но и наши сновидения.

В начале нынешнего года на фоне повсеместного введения самоизоляции и строгих мер карантина, общество совершенно неожиданно столкнулось с глобальным увеличением странных и ярких сновидений. Многие из них оказались связаны с коронавирусом и дистанцированием. В социальных сетях появились такие термины, как «сны о коронавирусе», «кошмары о карантине». Уже с апреля СМИ все чаще стали писать о том, что миру снится COVID-19.


Хотя в США после терактов 11 сентября 2001 года и землетрясения в Сан-Франциско в 1989 году уже сообщалось о массовых изменениях сновидений, всплеск такой силы ранее никогда не был зафиксирован. Нынешний «тотальный ночной кошмар» происходит впервые в истории. По крайней мере, впервые в эпоху социальных сетей, которые сделали сны большого числа людей доступными для изучения. В этом плане пандемия, как «событие, которое снится», оказалась беспрецедентной, пишет Scientific American.

Но что это за феномен? Почему это явление протекало так бурно? Чтобы получить ответы на вопросы, доцент Гарвардского университета и главный редактор журнала Dreaming Дейдре Барретт в конце марта инициировала онлайн-опрос о сновидениях о COVID-19. Параллельно художники из Сан-Франциско Эрин и Грейс Гравли создали ресурс IDreamofCovid.com — сайт, собирающий информацию и иллюстрации «коронавирусных кошмаров». Провели опросы и другие американские и канадские ученые и психологи. Результаты исследований пока не опубликованы в научных журналах, но доступны в предварительной форме в Сети. Все они указывают на стремительный всплеск, поразительное разнообразие снов и связанные с этим последствия для психического здоровья.

Так, выяснилось, что в марте 29% американцев вспоминали больше собственных сновидений, чем обычно. Примерно 37% видели сны о пандемии. Часто во сне люди не могли сделать что-то важное (например, теряли контроль над автомобилем на дороге) и подвергались угрозам со стороны других. Эти выводы социологических опросов подтверждаются сообщениями в социальных сетях.

«В моем телефоне появился вирус. Он опубликовал огромное количество моих фотографий в Instagram. Я никогда так не волновался», — написал в Twitter пользователь @therealbeecarey.

Исследования также указали на качественные изменения эмоций во сне и частое беспокойство по поводу здоровья. Тревожные факты отмечались в разных странах мира. В рассказах о сновидениях взрослых бразильцев, находившихся в социальной изоляции, много слов, связанных с гневом, печалью, грязью и чистотой.

Анализ описаний снов жителей Финляндии показал, что большинство словосочетаний говорит о тревоге. Примерно 55% из них были связаны непосредственно с пандемией — игнорирование социального дистанцирования, опасность для пожилых людей. Эти эмоции оказались более распространены среди тех, кто испытывал повышенный стресс в течение дня.

Опрос медсестер, помогавших лечить пациентов с COVID-19 в Ухане, показал, что 45% испытывали ночные кошмары. Это — в два раза больше, чем у пациентов китайских психиатрических больниц, и во много раз чаще, чем у 5% населения страны, страдающего кошмарными расстройствами психики.

Кажется очевидным, что в этом беспрецедентном событии сыграла свою роль некоторая базовая биологическая и социальная динамика. По крайней мере, три фактора могли вызвать или поддержать всплеск подобных сновидений. Речь идет о нарушении режима сна, увеличивающем количество «быстрых сновидений», угрозе заражения и социальном дистанцировании, которые подрывают способность регулировать эмоции, а также истерика в прессе, усиливающая реакцию общественности на всплеск, отмечают ученые.

Еще одно очевидное объяснение всплеска заключается в том, что режим сна резко изменился, когда в мире вступили в силу карантинные меры. Впервые повышенный уровень бессонницы был отмечен у жителей Китая. При этом самоизоляция, избавившая от длительных поездок на работу, улучшила сон многих людей. Респонденты из Китая в среднем проводили на 46 минут больше в постели и на 34 минуты дольше спали. Около 54% жителей Финляндии заявили, что после введения режима изоляции они стали спать больше. В целом с 13 по 27 марта продолжительность сна в США увеличилась почти на 20%.

Более продолжительный сон приводит к большему количеству сновидений. Люди, которые спят свыше 9,5 часов, вспоминают больше подробностей, чем при восьмичасовом сне. Более продолжительный сон также увеличивает частоту фазы быстрого сна, когда рождаются самые яркие и эмоциональные картины.

Еще «расслабленный график» мог вызывать сновидения утром — позже, чем обычно. В это время более распространен и интенсивен «быстрый сон». Следовательно, сновидения становятся более странными.

«Я ухаживал за новорожденной девочкой, у которой был COVID … это было так ярко и реально», — рассказал один из участников опроса.

После начала пандемии многие люди спали все дольше и дольше. В Китае среднее время отхода ко сну откладывалось на 26 минут, а время пробуждения — на 72 минуты. В Италии эти значения составляли 41 и 73 минуты, среди студентов США — 30 и 42 минуты. В отсутствие поездок на работу многие люди смогли больше оставаться в постели, вспоминая свои сны.

Некоторые «ранние пташки», возможно, превратились в полуночников, которые обычно больше спят в фазе быстрого сна и чаще видят кошмары. И поскольку люди избавлялись от недосыпания, накопленного за долгое время, они с большей вероятностью просыпались ночью и вспоминали больше снов.

Предмет многих снов о COVID-19 прямо или метафорически отражает опасения по поводу заражения и проблемы социального дистанцирования. Даже в обычное время мы больше мечтаем о новых впечатлениях. Например, люди, участвующие в программах быстрого изучения французского языка, больше думают именно о французском языке. Воспроизведение фрагментов переживаний — один из примеров функциональной роли, которую исследователи приписывают фазе быстрого сна и сновидениям. Это помогает нам решать проблемы. Другую роль играет объединение событий прошедшего дня в более длительные воспоминания, включение этих событий в непрерывный рассказ о нашей жизни и помощь в регулировании эмоций.

Ученые отметили огромное количество случаев, когда сны способствовали творческим достижениям. Быстрый сон помогает в решении проблем, требующих доступа к обширным ассоциациям в памяти. Это может объяснить, почему так много снов во время всплеска 2020 года связаны с творческими попытками справиться с проблемой COVID-19.

«Я искал крем, который мог бы предотвратить или вылечить COVID-19. Я достал последний тюбик», — рассказал один из участников опроса.

Две другие широко известные функции сновидений — устранение пугающих воспоминаний и моделирование социальных ситуаций. Они связаны с регулированием эмоций и помогают объяснить, почему пандемия и проблемы социального дистанцирования так часто появляются в сновидениях.

Многие сны, о которых сообщают в СМИ, содержат пугающие реакции на инфекцию, финансовые проблемы и социальное дистанцирование.

«У меня положительный результат на беременность и коронавирус … теперь я в стрессе», — характерный пример.

Угрозы могут принимать форму метафорических образов, таких как цунами, инопланетяне, зомби. Также широко представлены образы насекомых, пауков и других неприятных существ.

«Моя ступня была покрыта муравьями, и 5−6 „черных вдов“ укусили меня за ногу», — вспомнил один из опрошенных.

Поскольку социальное дистанцирование, по своей сути является экспериментом на невиданном ранее уровне, и, вероятно, антагонистично человеческой эволюции, нарушения привычных механизмов сновидений должно стать очевидным в массовом масштабе. А поскольку изоляция разрушает нормальные отношения, социальные симуляции во сне могут сыграть решающую роль, помогая обществу справляться с внезапными и широко распространенными социальными проблемами.

Интересен еще один вопрос о «снах про пандемию»: был ли этот всплеск усилен средствами массовой информации. Вполне возможно, что некоторые сообщения подобного рода широко распространялись в Сети, подпитывая последующие рассказы. Явление стало вирусным, заставляя людей вспоминать собственные сны, замечать в них темы COVID-19 и делиться ими.

Факты говорят о том, что сообщения прессы вряд ли спровоцировали всплеск, но, возможно, расширили его масштабы, по крайней мере, временно. Опросы подтвердили явное увеличение таких сообщений в Twitter в марте, еще до того, как о «коронавирусных снах» стали писать СМИ.

В конце апреля интерес к теме снов о COVID-19 начал неуклонно снижаться, как и количество статей в основных средствах массовой информации. Окончательный характер всплеска еще предстоит выяснить. Но, до тех пор, пока нет вакцины или лекарства от коронавируса, он продолжит вторгаться в наши сновидения, считают ученые.

Может ли пандемия привести к тому, что человечество начнет запоминать сны надолго? Могут ли опасения по поводу пандемии навсегда стать частью сновидений? И если да, будут ли такие изменения помогать или мешать людям в долгосрочной перспективе приспособиться к нашему «постпандемическому будущему»?

Медицинские работники, которые видели страдания, теперь сами страдают от повторяющихся кошмаров. А некоторые пациенты мучились от ужасных кошмаров, находясь в отделении интенсивной терапии в течение нескольких дней или недель. Это отчасти могло быть результатом приема лекарств и недосыпания, вызванного круглосуточными процедурами, бесконечными звуками монитора и сигналами тревоги. Всем им понадобится помощь специалистов, чтобы восстановить нормальный сон.

Но в целом, мы можем позволить себе расслабиться и наслаждаться лишними часами сна. Сновидения могут быть неприятными, но они также дарят яркие эмоции и временами вдохновляют.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)