Чем застолье отличается от поедания пищи: история в деталях

© p-syutkin.livejournal.com

© p-syutkin.livejournal.com

Церемония подачи и даже разговоры за столом тоже часть его. «Нематериальное наследие» — не борщ, фуагра или селедка под шубой, а умения, позволившие их создать. Но свое выражение они находят во вполне осязаемых предметах — круге сыра, бутылке вина, супе в тарелке. А еще — в самой тарелке.


Во французском городе Шантийи 5 сентября открылась выставка, посвященная фарфору века Просвещения и искусству украшения стола. В 2020 году Франция отмечает юбилей своего гастрономического наследия. Десять лет назад, вспоминает RFI, оно было внесено в списки нематериального наследия ЮНЕСКО.

«Гастрономия благодаря французскому застолью впервые попала в списки нематериального наследия человечества ЮНЕСКО!» — писала газета Le Monde от 16 ноября 2010 года. Десять лет спустя французы отмечают первый юбилей события, закрепившего славу национальной кухни и связанных с ней ремесел.

Юбилейная осень началась с выставок, посвященных французскому искусству украшения стола, в том числе керамике и фарфору. Секрет фарфора в Европе начали искать в XVII веке, китайский экспорт стоил дорого, посуда билась, корабли, груженные привозными сервизами, могли встретиться с бурей и затонуть. В 1725 году во владении Шантийи, принадлежавшем старшему сыну Людовика XV, Людовику IV Бурбону Конде, химик Цикарий Сиру разработал, наконец, производство «мягкого» французского фарфора. 5 сентября 2020 года Музей Конде в Шантийи представляет шедевры, созданные мастерами XVIII века.

Фигурки с качающимися головами и сосудом для ароматических трав. Мануфактура Шантийи. 1735-1740.

Фигурки с качающимися головами и сосудом для ароматических трав. Мануфактура Шантийи. 1735−1740.

© p-syutkin.livejournal.com

Фарфор Шантийи не требовал каолина, драгоценной белой глины, которую использовали в Китае. При этом он получался таким же прозрачным, как китайский, и гораздо легче фаянса, который в Европе уже умели производить. Материалы для нового производства нашли на месте — опоку в окрестностях города Люзарш, песок — в соседнем Омоне. К ним добавляли перетертые в порошок кости животных. Из Гренобля в Шантийи по просьбе принца приехал живописец Жан-Антуан Фресс, чтобы перерисовывать модные в то время японские мотивы. Составленная Фрессом уникальная книга сохранилась в библиотеке Шантийи. Рисунки из нее должны были служить примерами художникам по фарфору.

Улицу города, на которой принц Конде построил мануфактуру, назвали Японской. В 1735 году Людовик XV даровал Цикарию Сиру лицензию на производство «тонкого фарфора, схожего с японским, всех цветов, видов, форм и размеров». Из печей мануфактуры Шантийи выходили фарфоровые пагоды, «японские» вазы и фигурки экзотических животных и птиц. Стиль эпохи определялся словом «экстравагантность».

Фарфор и гастродипломатия

Незадолго до того, как страстью к фарфору проникся принц Конде, другой европейский правитель, Август Сильный, курфюрст Саксонии, король польский и великий князь литовский, основал фарфоровую мануфактуру в городе Мейсене и поручил алхимику Иоганну Фридриху Бёттгеру производство «китайского» и «японского» фарфора.

Если о Цикарии Сиру известно только, что еще до Шантийи он работал керамистом и художником по керамике в Сен-Клу, то богатая биография Бёттгера описана неоднократно и похожа на роман. Заполучить к своему двору алхимика, прославившегося тем, что он якобы нашел философский камень, пытались многие европейские монархи. Август Сильный держал Бёттгера под стражей, но золота так и не добился. Зато вместе с с учёным Эренфридом Вальтером фон Чирнхаузом, который был назначен охранять пленника, Бёттгер нашел секрет «белого золота» — твердого фарфора.

Ваза с мотивами по рисункам Жана-Антуана Фресса. Мануфактура Шантийи. 1735-1740.

Ваза с мотивами по рисункам Жана-Антуана Фресса. Мануфактура Шантийи. 1735−1740.

© p-syutkin.livejournal.com

Мейсенский фарфор прославился на весь мир, а мануфактура Шантийи постепенно отошла на второй план. После смерти принца Конде Севрская королевская мануфактура получила привилегии на использование новейших техник и последних изобретений. В том числе, король даровал ей лицензию на эксклюзивное использование каолина, наконец найденного в окрестностях Лиможа, а значит, и на производство твердого фарфора. Мягкий фарфор Шантийи соперничать не мог, а вскоре мануфактуре запретили и использовать полихромию и позолоту.

Французская гастрономия, а вместе с ней и искусство украшения стола, всегда были орудием дипломатии. Международные договоры века Просвещения обсуждались за столами, сервированными фарфором из Мейсена и Шантийи. Выставка «La Fabrique de l’extravagance» («Фабрика экстравагантности») объединяет произведения двух мануфактур. Она будет работать во время празднований десятилетия внесения французской гастрономии в списки нематериального наследия ЮНЕСКО и продлится до начала 2021 года.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)