Мир ждет новая катастрофа

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Опасность не миновала: импульс восстановления мировой экономики после пандемии достиг пика и начинает слабеть, а на горизонте уже маячат новые угрозы, способные привести к мировому кризису, предупреждают экономисты.

Среди основных рисков — возможность второй волны COVID-19 (холода наступают, а массовой вакцинации все еще нет) и напряженность в отношениях США и Китая, которая может обостриться в преддверии президентских выборов в Штатах. Кроме того, истекает срок действия мер государственной поддержки уволенных работников и банковских мораториев на погашение кредитов.


И все это на фоне переизбытка дешевых денег в западных странах, правительства которых вложили почти 20 триллионов долларов, чтобы вернуть экономику в нормальное состояние. Есть определенные успехи, но уже формируются и встречные ветры. Так, в США в августе резко упал уровень безработицы, однако уже в этом месяце некоторые из самых известных мировых промышленных брендов (в частности, Ford Motor и United Airlines) анонсировали масштабные сокращения.

Оптимисты указывают устойчивое восстановление Китая как пример того, куда движется остальной мир, но потребители в Поднебесной по-прежнему неохотно тратят деньги, а крупнейшие банки страны только что сообщили о максимальном снижении прибыли более чем за десятилетие из-за роста «плохих» долгов.

Германия публикует некоторые приличные промышленные данные, но в целом в Европе показатели деловой активности падают, фабрики и компании пытаются сократить расходы из-за слабого спроса, снижения цен и падения прибыли, пишет Bloomberg.

Насколько серьезны эти угрозы, и стоит ли миру готовиться к новому кризису?

Возможно все

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Мировая экономика, по сути, до сих пор находится в кризисе и лишь постепенно из него выходит, отмечает ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский. Усугубить ситуацию может очередная волна распространения коронавируса, если она повлечет полную или частичную самоизоляцию экономик в разных регионах мира, соглашается он с выводами опроса Bloomberg. Особенно это касается крупнейших экономик — США, Китая и других мировых лидеров.

Президентские выборы в США, по мнению эксперта, потенциально тоже могут стать триггером нового падения экономики. Например, если новый президент США продолжит вести торговую войну с КНР с новой силой или же перестанет поддерживать национальную экономику, которая медленно восстанавливается. Да и излишняя ликвидность может добавить масла в огонь.

Это обусловлено тем, что капитализация компаний продолжит необоснованно расти и в определенный момент может резко обвалиться. В этом случае, например, могут посыпаться инвестиционные банки, которые вели рискованную инвестиционную политику, покупая ценные бумаги на деньги, вырученные от залога купленных ранее бумаг. Это может произойти из-за того, что кредитор в случае падения залоговой стоимости потребует ее увеличить, а денег у банка не окажется. За банковской системой начнут падать остальные отрасли, — поясняет аналитик.

На самом деле вариантов тут можно придумать очень много, добавляет он. Например, кризис может усугубиться из-за эскалации торговой войны между ЕС, Китаем и США, или из-за обвала нефти, потому что ОПЕК+ не сможет договориться об увеличении добычи, и т. д.

Вопрос здесь, скорее, в том, с какой вероятностью эти варианты могут реализоваться. Риски, конечно, присутствуют, но оценить их сложно, — говорит аналитик.

Обновленная классика

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Глобальный кризис уже идет, и в его основе лежат как классические циклические причины, так и нечто новое, имеющее структурный характер, разделяет мнение коллеги эксперт информационно-аналитического центра компании Hamilton Антон Гринштейн. Уже в 2018 году мировая экономика оказалась в ситуации «инфляционного разрыва», напоминает он: уровень совокупного спроса превысил производственные возможности бизнеса, что легко проверить по рекордно высоким показателям занятости с 2017 по 2019 год.

Вроде бы ничего плохого в этом нет, замечает аналитик, но занятость всех ресурсов — и прежде всего трудовых — неизбежно вела к инфляционному всплеску и росту процентных ставок, что, в свою очередь, ведет к новому спаду. Этот стандартный циклический механизм сработал и в 2020 году. Правда, для начала спада потребовался триггер в виде пандемии.

Коронавирус и чрезмерная экономическая реакция на него отправили мир на другой полюс, называемый «рецессионный разрыв»: совокупного спроса и расходов стало недостаточно для полной занятости ресурсов. И от позитивных рекордов рынка труда мировая экономика быстро перешла к негативным. Монетарные и финансовые власти привычно залили дыру в спросе деньгами, в результате чего для рынков акций стали доступны новые исторические рекорды, а для реальной экономики — скромный отскок.

И вот на этом самом моменте в дело начали вступать те самые новые структурные причины кризиса. Если раньше проблемы спада совокупного спроса решались простым снижением процентных ставок, что позволяло потребителям и бизнесу продолжать покупать, перекредитовываясь под более низкий процент, то теперь еще до начала кризиса ставки фактически уже были на нуле, — говорит аналитик.

В итоге, даже несмотря на гигантские вливания со стороны ЦБ и правительств, перехода к устойчивому росту не получается, констатирует он. Влитые в мировую экономику деньги лишь выигрывают время, но на более длинной дистанции неизбежно ведут к новому инфляционному всплеску и еще более глубокому спаду экономики.

Проще говоря, этот кризис не стандартный циклический V-образный, с быстрым спадом и восстановлением, а W-образный, с двойным спадом и медленным восстановлением. И мир сейчас стоит как раз перед вторым падением. И опрошенные агентством Bloomberg специалисты, понимая все эти процессы, играют в любимую игру: угадай, что станет следующим «черным лебедем», — указывает эксперт.

По его мнению, наиболее вероятные кандидаты на роль триггера второго спада — проигрыш Дональда Трампа на президентских выборах и вторая волна пандемии COVID-19 осенью-зимой.

У страха глаза велики

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Из всех перечисленных рисков реален лишь один: риск будущей гиперинфляции и в долларах, и в евро (в меньшей степени) из-за уже беззастенчиво разогнанного на полную мощность «денежного принтера», возражает шеф-аналитик «ТелеТрейд» Пётр Пушкарёв. Но и эта тема станет актуальной не ранее чем через два-три года, уточняет он. До тех пор резкому росту цен будет мешать слабая потребительская активность из-за снижения доходов населения и неуверенности в завтрашнем дне, которая стимулирует копить, а не тратить.

Деньги «с вертолёта» распылили в основном над банками и распределили между элитарными компаниями, а больше всего пустили на выкуп американского госдолга. И к тем, кто инвестирует миллиарды долларов или правит миром, деньги эти попали, а к широким массам, которые могли бы тратить много на потребление, нет. Поэтому пока и неоткуда быть инфляции: производителям и торговым сетям никак нельзя увлечься подъёмом цен, когда и так в дефиците покупатели, а не товар, — поясняет эксперт.

Конечно, со временем проблема обесценивания главных резервных валют всплывёт, добавляет он, но решать её придётся уже следующему президенту США, который придёт после 2024 года, и новым лидерам Европы. Поэтому нынешние правительства западных стран и ведут себя соответственно: «после нас — хоть потоп».

Вторая волна пандемии, по мнению аналитика, экономике не угрожает. Да, массовой и всеми признанной вакцины еще нет, но целая куча их уже на подходе. Число инфицированных растёт больше за счёт бессимптомных носителей: люди приучаются держать санитарную дистанцию и тем самым минимизировать проблему. А к широким национальным карантинам с закрытием целых отраслей экономики никто из вменяемых правителей мира больше не готов.

Как повод напечатать по максимуму денег эту историю уже и так использовали все истинные интересанты текущего кризиса. Ещё один кризис реальной экономики им не нужен. А за счёт обнуления процентных ставок в США и Европе уже начала активно решаться и главная проблема мировых финансов: кризис пирамиды госдолга, — рассуждает Пушкарев.

По его словам, эту пирамиду удаётся рефинансировать за счёт размещения новых займов у инвестсообщества почти под 0% в Америке и даже под отрицательный купонный процент в Европе. В эти бумаги часть инвесторов гонят страхи, другую часть — безысходность: им непонятно, в чём ещё хранить капиталы в текущих условиях.

Что же касается выборов в США, они вряд ли смогут серьезно расшатать американскую политическую систему, отмечает эксперт. Да и в экономической политике резких перемен ожидать не стоит, по крайней мере, в том, что касается работы печатного станка.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)