Megadeth: как насладиться миллионом смертей

Обложка альбома Rust In Peace. © Megadeth, warspot.ru

Обложка альбома Rust In Peace. © Megadeth, warspot.ru

Источник

О чём мы думаем, когда слышим название Megadeth? О том, что мир продаётся, да кто ж его купит? О священных войнах? О суперколлайдерах и антиутопиях? Именно! И главное: мы вспоминаем крутейшего гитариста нашей эпохи Дэйва Мастейна, намурлыкиваем его цепляющие за живое риффы и непроизвольно топаем в ритм ногой. И как это у него так получилось…


Итак, группа Megadeth! Одна из «Большой четвёрки» трэш-метала (наряду с Metallica, Slayer и Anthrax) с названием «про войну» и с песнями про войну и людей. Это группа с активной социальной позицией, записавшая полтора десятка альбомов, которые повлияли на современный метал основательно и без сомнения! Давайте же поговорим о Дэйве Мастейне и созданной им легенде.

Ребёнок с подковой в заднице

Джеймс Хэтфилд, старый коллега и друг Мастейна, как-то заметил, что тот родился с подковой в заднице. В том смысле, что Дэйву вроде как по жизни везло, но сопровождалось всё это неимоверной болью.

Дэйв родился 13 сентября 1961 года в городе Ла-Меса в Калифорнии. В семье Дэйв был единственным мальчиком и самым младшим из четырёх детей. Отец не был особо добр к Дэйву; особенно сильно это ощущалось, когда предок был подшофе. Когда Дэйву стукнуло четыре, родители развелись. Но отец не прекращал досаждать семейству, и это было причиной постоянных переездов в поисках спокойного места. Когда Дэйв вёл себя плохо, мать грозилась отправить его жить к папочке — настолько всё было сложно в их отношениях.

Мастейн молится за мир.

Мастейн молится за мир.

© warspot.ru

С религией в семье тоже было нестандартно. Тут господствовали Свидетели Иеговы, и Дэйв, которого раздражал их догматизм и сопутствующая ему атмосфера, постепенно накапливал в себе протестный потенциал. Немало этому поспособствовало то, что в школах, где учился Дэйв, ему было трудно наладить контакт с ровесниками: те шарахались от него, как от чумного, узнав, к какой конфессии принадлежат его родичи.

Во многих своих проблемах юноша винил Свидетелей Иеговы. В своё время он даже увлекался сатанизмом назло родным и их окружению. И, хотя много лет спустя Мастейн вернулся к христианству, он не раз признавался, что до сих пор не любит Рождество. В его детстве этого праздника было слишком много.

Важное место в жизни юного Дэйва занимал спорт. Он занимался бейсболом и был начинающим кетчером, а на протяжении примерно трёх лет он также увлекался сёрин-рю каратэ, в котором достиг приличных успехов. Забегая вперёд, отметим, что сейчас у него есть чёрный пояс по таэквондо.

Однако потихоньку всё больше места в жизни Мастейна занимала музыка. Дэйв музицировал вместе с сестрой Дебби (он играл на гитаре, она на фортепиано). Сестра активно стремилась занять руководящую роль в дуэте — так, однажды, повздорив с братом, она разбила гитару ему о голову. Позже Дебби вышла замуж и потеряла интерес к музыке, чего нельзя сказать о Дэйве. Однажды младший брат мужа Дебби предложил Дэйву поиграть вместе с ним в группе, и тот, естественно, согласился. Правда, гитары у него к тому моменту не было, и мы уже знаем, почему. Так или иначе, акустическая гитара для Дэйва нашлась.

И Мастейн такой молодой, и весь Megadeth впереди

И Мастейн такой молодой, и весь Megadeth впереди

© warspot.ru

Группа играла чужие песни — Дэвида Боуи, Mott The Hoople, и, разумеется, Led Zeppelin. Но по-настоящему из всего сыгранного Дэйва зацепила Kiss. Это была и одна из первых групп, на концерте которой он побывал (да, это повод для зависти).

Случилось так, что в 15-летнем возрасте Дэйв оказался предоставлен сам себе, со всеми вытекающими последствиями. О каком-либо здоровом образе жизни говорить не приходилось. Дэйв был по-настоящему трудным подростком, единственной конструктивной вещью для которого осталась гитара.

Первая группа Мастейна называлась Panic, потому что это было дико, вызывающе и анархично. На концертах она исполняла песни групп Def Leppard, Scorpions, Judas Priest. Было написано и несколько собственных тем, которые позже вошли в репертуар Metallica. Особых амбиций у участников группы не было, хотелось просто жить на всю катушку. Поэтому Panic, по словам Мастейна, и не распалась, а просто исчезла. Хотя и сопровождалось это кучей приключений.

А дальше началась совсем другая история.

Неуживчивый, но чертовски талантливый

После «панического» периода Дэйв наткнулся на объявление некой безымянной группы, искавшей гитариста в одной местной альтернативной газете. Поскольку в объявлении ориентирами обозначались целых три любимых группы Дэйва: Iron Maiden, Motorhead и Budgie, — не позвонить он не мог.

На другом конце телефонной линии ему ответил парень с непонятным акцентом по имени Ларс. Факт, что Дэйв был знаком с творчеством Budgie не понаслышке, привёл Ларса в восторг: дело в том, что эти пионеры хэви-метала так никогда и не стали звёздами первой величины (что прискорбно, ведь группа невероятно достойная).

Мастейн и Хэтфилд. Молоды, переполнены надеждами, силами и пивом

Мастейн и Хэтфилд. Молоды, переполнены надеждами, силами и пивом

© warspot.ru

У группы Ларса уже имелась сырая демо-запись Hit The Lights, прослушав которую Дэйв решил, что парням явно не хватает гитарных соло. Об этом он и сообщил Ларсу. После переговоров Дэйв был принят в коллектив, в котором в то время Джеймс Хэтфилд был просто вокалистом и ещё не уделял должного внимания гитаре. Рон Макговни стал первым басистом Metallica (да, речь о ней) — этим он и запомнился её фанатам. Джеймс, Дэйв, Ларс и Рон — вот он, первый состав.

Но Дэйв был столь же неуправляем, сколь и талантлив, и надолго влиться в группу ему было не суждено. Он пронёсся в истории Metallica ярким метеором, повлиявшим на путь этой звезды, но в его жизни это был всего лишь бесшабашный, пусть и полный событий эпизод.

Поначалу у Metallica многое не ладилось. Дэйв был недоволен посредственным уровнем барабанной игры Ларса, хотя и признавал за тем упорство в оттачивании мастерства; у него также были вполне обоснованные претензии к Хэтфилду, который, желая быть свободным фронтменом, в общении с публикой был очень немногословен (а это большая оплошность). Бывало и так, что ведение концерта брал на себя Мастейн.

К тому же группе не хватало второй гитары для более плотного звука и, испробовав несколько вариантов, Джеймс Хэтфилд расширил свои полномочия от вокалиста до вокалиста с ритм-гитарой.

Между участниками группы нарастали противоречия. И вот однажды один из стаффордширских терьеров, заведённых Дэйвом ещё до Metallica, попрыгал по Pontiac GTO Рона, оставив на нём незабываемые следы. Хэтфилд отвесил псу смачного пинка — и стало ясно, что драки не избежать.

Ну вот я и в «Металлике»

Ну вот я и в «Металлике"

© warspot.ru

И действительно, произошла серьёзная драка. Мастейн применил свои знания боевых искусств, и даже объединёнными усилиями остальная банда не смогла спасти лицо Хэтфилда от деформации, а старую видеоигру Pong с куском телевизора — от уничтожения. Беснующегося Дэйва остановил Рик Солис, его друг и спарринг-партнёр. Для этого он защемил локтевой нерв Мастейна, и тот стал недееспособным. Когда все пришли в себя, произошла словесная перепалка, суть которой заключалась в изгнании соло-гитариста прочь из группы, потому что терпение остальных лопнуло.

Впрочем, ушёл Дэйва не сразу. Даже после такой баталии он продолжал играть в команде, хотя о нормальном общении с коллегами уже не могло быть речи. Вместе с ними он перебрался в Сан-Франциско. Холодная война в группе тянулась около года. Дэйв ушёл в себя, у него были серьёзные проблемы с образом жизни; группа также охладела к нему. О событиях этого периода вполне можно снять неплохой сериал. А кончилось все в Нью-Йорке, когда Ларс просто констатировал, что Мастейн более не является членом группы и может отправляться куда пожелает. Занавес.

Следующий период в жизни Дэйва стал ещё сложнее: переезды, случайные заработки, случайные связи и вообще ничего хорошего. Впереди было не пойми что.

Как-то раз, трясясь в автобусе Дэйв подобрал на полу антивоенную брошюру сенатора Калифорнии Алана Крэнстона, в которой прочёл следующее:

«От арсенала мегадет (англ. megadeth, «оружие массового поражения») нельзя избавиться, неважно какие мирные договоры заключены». И, хоть голова Дэйва болела, в ней родилась песня, которая позже послужила основой для композиции Set The World Afire.

Межзвёздное пространство и сотворение монстра

В межзвёздном пространстве между Metallica и Megadeth Дэйв провёл не так уж и много времени, которое понадобилось ему для того, чтобы собраться. Полгода просуществовал проект Fallen Angel, ничем особым не запомнившийся миру. Мастейн был возмущён тем, что в дебютный альбом Metallica были включены его песни. The Four Horsemen (бывшая Mechanix), Jump In The Fire, Phantom Lord и Metal Militia — в создании всех этих тем Мастейн принимал непосредственное участие, однако его имя на альбоме указано не было.

Надо было как-то мстить. Лучше всего — делом.

Так появился Megadeth. В его первый состав входили сам Мастейн, басист Дэвид Эллефсон, гитарист Грег Хэндевидт и барабанщик Диджон Каррутерс. Барабанщики, впрочем, регулярно менялись.

В самом начале истории Megadeth Мастейн не особо доверял своим вокальным данным, поэтому в группе был свободный вокалист. Звали его Лоуренс Кейн. Хотя он и недолго продержался в группе, но именно ему мы обязаны названием Megadeth: зная, что песня на эту тему уже написана, он настоял на том, что это действительно крутое и подходящее название для команды. На ранних порах к Megadeth также присоединился Керри Кинг, основной гитарист Slayer. Дэйв надеялся, что тот останется с ними надолго, но у Керри были другие планы на будущее.

На первых концертах на сцену Мастейн выходил с патронташем и увешанный гранатами. С таким антуражем говорить о мирных намерениях группы не приходится. Уже с немного другим составом группа подписала свой первый контракт с Combat Records и выпустила первый альбом Killing Is My Business… And Business Is Good!

1985 год. Самый огонёк!

1985 год. Самый огонёк!

© warspot.ru

О, чуть не забыл. К тому времени у группы уже имелся свой талисман, персонаж по имени Вик Рэттлхэд — скелет в деловом костюме, со стальной пластиной, закрывающей глаза и с ушами, заткнутыми металлическими пробками. Этот образ, объединяющий в себе символику трёх обезьян, придумал и нарисовал сам Мастейн, и уже на первом альбоме он был изображён на обложке.

Далее был Peace Sells… but Who’s Buying?, а потом… Потом группа звучала всё лучше и лучше, и вот теперь мы видим то, что видим.

Гитарист, входящий в сотню лучших гитаристов, группа, входящая в «Большую четвёрку» трэш-метала, полсотни миллионов дисков, проданных во всем мире, и много-много классных песен. Давайте познакомимся с некоторыми образцами.

Песни о войне и оружии

Начнём мы с одного из самых ранних произведений группы.

Killing is my Business.. . And Business is Good!

Песня о снайпере, который рассказывает о своей работе, о том, насколько он хорош и сколько стоят его услуги. Работать приходится ночью, через инфракрасный прицел, но результат всегда удовлетворяет заказчика. Впрочем, и заказчик тоже может попасть в прицел. Такая работа не может не нравиться, ведь она приносит сплошное удовольствие — и вам лучше поверить в это.

Музыкально эта вещь из двух разнотемповых частей: если в начале мы слышим замечательный рифф, не побоюсь сравнения, в лучших традициях Оззи Осборна, то завершает тему скоростной кусок, эталонный спид-метал. В этой части предупреждение от снайпера переходит в трудовой задор, курок явно спущен, раздался звук выстрела — бум! Пуля летит в цель, убийство — мой бизнес, и бизнес этот хорош! Заглавная песня сногсшибательного альбома 1985 года, к прослушиванию обязательна.

Идём дальше.

My Last Words

О, вы только послушайте басовую партию в этой теме! Она прошибает, как стрельба из автоматической винтовки. Песня, которая создана по канонам спид-метала, с ярким риффом и пульсирующим ритмом, но благодаря общему звуку немного вводит в психоделическое состояние. Опять две части: первая чистый спид, во второй мы слышим несколько иной размер, что заставляет насторожиться.

Песня раскрывает вечную хэви-метал тему — человека с оружием. И этот человек играет в русскую рулетку — один шанс из шести, что ему повезёт… Но везение ли это?

Вторая попытка — мимо. Пауза на крепкие напитки — и вот попытка номер три…

Кто умрёт следующим? Кого выберет судьба?

Альбом 1986 года, классика метала. Peace Sells… But Who’s Buying?

My Last Words — закрывающая песня в альбоме, и это просто бомба.

Продолжим, друзья! Сегодня мы зацепим в первую очередь песни первого десятилетия существования группы, без них бы она не стала великой. Вот одна из главных песен в истории группы, мы о ней уже вспоминали:

Set the World Afire

Альбом So Far, So Good… So What! 1988 год.

Это та самая песня, основа для которой была написана Мастэйном после ухода из Metallica и от которой пошло название группы. Она повествует о ядерной войне, о миллионах смертей, о горящих в радиоактивном огне людях и городах. Поджечь мир!

Дети, которые родятся после взрывов, будут уродцами, они будут умещаться на ладони, накануне миллениума всё превратилось в прах. Следующая война будет, как и завещал Эйнштейн, вестись камнями и палками — вот чем кончились игры с огнём, поджёгшим целый мир. Пройдёт ещё немного времени, и выживших не останется.

В этой песне Мастейн очень ярко проявил себя как виртуозный гитарист. Тут не только сама тема захватывает энергетикой и мелодизмом, который пробирает до костей своей жёсткостью. Гитарные соло Дэйва звучат здесь как выбросы солнечной энергии, обжигающе и величественно. В этой песне он на самом деле умудрился звуком устроить ядерный апокалипсис. И я не преувеличиваю. 10 из 10, живая история метала.

Следующая песня — без прикрас гимн эпохи.

Holy Wars… The Punishment Due

Песня из альбома Rust in Peace 1990-го года. Посмотрите этот клип внимательно. В нём можно увидеть отрывки теленовостей с фронта: в это время в Персидском заливе шла война. Клип соткан из фрагментов репортажей с полей битв восьмидесятых годов прошлого века, большинство из которых велось на Ближнем Востоке.

При этом сама песня не о Ближнем Востоке, хотя, когда мы слышим словосочетание «Священные войны», ассоциации могут возникнуть как раз с ним. Песня посвящена конфликту между католиками и протестантами в Северной Ирландии, и Мастейн в ней настроен весьма антиклерикально. Что и неудивительно, если вспомнить, под знаком какой религии прошло его детство.

Брат убивает брата, любой святоша может решать чужую судьбу, отбирать у тебя родину и лить кровь во имя сотворённого кумира. Текст песни достаточно красноречив, он на простых примерах показывает нелепость религиозных войн.

Люди убивают друг друга из-за выдуманных вещей — что может быть безумнее?

В музыкальном плане это просто жемчужина. Имею все основания полагать, что платиновым статусом альбом, который она открывает, во многом обязан именно этой вещи. Просто насладитесь риффом и мастерством музыкантов!

Впрочем, этот альбом и закрывается феноменально крутой антивоенной вещью.

Rust In Peace… Polaris

Ну вы же знаете Polaris? Так вот, он теперь будет ржаветь с миром. Или нет. Ядерный убийца, повелитель стихий — ракета с ядерной боеголовкой. Нажатие кнопки — и ветер дунет из самых глубин Ада. Бомбоубежища вряд ли вас спасут, там просто не хватит места для всех. А вот после всего этого Ада те боеголовки, которые не успеют достать своих жертв, и будут ржаветь с миром…

Megadeth буквально два года назад

Megadeth буквально два года назад

© warspot.ru

В музыкальном отношении песня состоит из двух частей, одна другой быстрее. Она не столь инструментально ориентирована, как допустим, Holy Wars, но именно тем и хороша. Это просто метал ураган на тему ядерной войны.

О да, в творчестве Megadeth ядерная война ожидаемо находится на главных ролях. И тут стоит напомнить, что тема и в XXI столетии не перестала быть актуальной. То и дело в новостях двадцать пятым кадром проявляется физиономия Рэттлхэда, который ничего не видит, не слышит и не говорит, пока угроза войны нависает над миром.

Обложка альбома Rust In Peace

Обложка альбома Rust In Peace

© warspot.ru

Но всегда остаётся надежда, что разум победит. Слушайте качественную музыку, друзья!

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)