«Цветок сакуры»: как американцы уделали японцев в 1943 году

© warspot.ru

Источник

После ожесточённых боёв за остров Гуадалканал в юго-западной части Тихого океана наступило некоторое затишье. Военно-морской флот США готовился к броску через защитный барьер, созданный японцами на архипелаге Бисмарка.

В июне 1943 года в соответствии с планом «Уотчтауэр» американцы начали наступление, сопровождавшееся чередой постоянных столкновений лёгких сил противоборствующих флотов. Наши коллеги с портала worldofwarships.ru рассказывают об одном из боёв, который произошёл в ночь на 2 ноября в заливе Императрицы Августы на острове Бугенвиль (Соломоновы острова). Это событие легло в основу игровой операции «Цветок сакуры».


Адмирал Кога, сменивший на посту погибшего 18 апреля 1943 года главнокомандующего Объединённым флотом адмирала Ямамото, после поражения на Гуадалканале не торопился пускать в дело крупные силы флота. Вся тяжесть боёв этого периода полностью легла на плечи команд эсминцев и крейсеров.

Тем временем боевые действия постепенно приближались к острову Новая Британия и расположенному на нём порту Рабаул — главной базе японского флота в регионе. В свою очередь, Бугенвиль должен был стать передовой базой для американцев, с которой их истребители могли бы сопровождать дальние бомбардировщики в рейдах на Рабаул.

© warspot.ru

Уже 1 ноября, не встречая особого сопротивления, морская пехота США начала высадку у мыса Торокина в заливе Императрицы Августы. Японцы бросили против десанта самолёты авианосного соединения адмирала Одзавы, но это не помешало американцам продолжить вторжение под прикрытием огненного вала с кораблей.

© warspot.ru

Помня об удачной ночной операции японских крейсеров 9 августа 1942 года у острова Саво, адмирал Кога приказал направить против американцев все имеющиеся корабли с целью перехватить инициативу на море и перебросить свои войска для ликвидации плацдарма противника. Командующим операцией был назначен адмирал Омори, в непосредственном распоряжении которого находились тяжёлые крейсеры «Мёко» (флагман) и «Хагуро». Ему также подчинялись группы кораблей адмирала Идзюина (лёгкий крейсер «Сендай», эсминцы «Сигурэ», «Сирацую» и «Самидарэ») и контр-адмирала Осуги (лёгкий крейсер «Агано», эсминцы «Наганами», «Хацукадзэ» и «Вакацуки»). Собранные для участия в операции японские корабли не имели опыта взаимодействия друг с другом, а некоторые и вовсе не участвовали в боях. Сам Омори никогда не руководил крупными морскими операциями и ко времени назначения на свой пост преподавал в минно-торпедной школе.

Японская эскадра вышла из Рабаула 1 ноября в 17:20. Дождавшись у канала Сент-Джордж эсминцев с десантом, в 20:30 корабли Омори двинулись дальше. Над спокойным морем стелилась мгла, видимость была всего около трёх миль, дул слабый юго-восточный бриз. Когда японское соединение находилось в 15 милях восточнее мыса Сент-Джордж, его засёк своей бортовой РЛС один из американских дальних разведчиков B-24. В 21:20 самолёт по данным радара вышел в атаку на «Сендай», но бомбы легли мимо. Практически в это же время японский бортовой разведчик установил контакт с американскими кораблями, доложив на флагман: «Три линкора, много крейсеров и эсминцев противника маневрируют в бухте Императрицы Августы вблизи Торокины».

Посовещавшись со штабом, адмирал Омори отослал транспорты с эскортом обратно на базу.

© warspot.ru

В это же время адмирал Уильям Холси, получив данные о появлении противника, выслал на его перехват. Единственное, что оказалось у него под рукой — 39-е оперативное соединение под командованием адмирала Меррилла. Американская эскадра выдвинулась навстречу японцам тремя кильватерными колоннами. В центре находилась группа лёгких крейсеров: «Монпелье» (флагман), «Кливленд», «Коламбия» и «Денвер». Правее в авангарде шли эсминцы капитана 1-го ранга Бёрка «Чарльз Осборн», «Дайсон», «Стэнли» и «Клакстон», в арьергарде — эсминцы капитана 2-го ранга Остина «Спенс», «Тэтчер», «Конверс» и «Фут».

На море уже опустилась ночь, и видимость стала почти нулевой. По активным переговорам в эфире японцы понимали, что благодаря радарам противник обладает полной информацией о перемещениях их соединения. Экипажи кораблей Омори могли положиться лишь на свои глаза и данные самолётов-разведчиков. В 01:24 американский разведчик атаковал крейсер «Хагуро» и добился попадания в надстройку, из-за чего скорость соединения снизилась до 30 узлов. Спустя 14 минут уже японский самолёт заметил противника по пеленгу 330, на дистанции 20 миль к югу. Омори начал маневрировать, чтобы сбить с толку американцев и выиграть время до получения новых данных с разведчиков. Из-за череды этих манёвров строй нарушился, а дистанции между кораблями опасно сократились.

© warspot.ru

В 02:27 крейсеры Меррилла установили радиолокационный контакт с противником. Адмирал принял решение прикрыть своими крейсерами вход в залив Императрицы Августы, чтобы не дать противнику возможность атаковать зону высадки десанта. Для этого он выполнил поворот «все вдруг», развернув крейсеры курсом на север. Таким образом, эскадра могла встретить огнём главного калибра подходившего с запада противника, оставаясь при этом на безопасном расстоянии от японских дальнобойных торпед. В это же время две группы эсминцев получили приказ выйти в торпедную атаку с юга и северо-запада, взяв японцев в клещи. Крейсерам не следовало открывать огонь, пока смертоносные «рыбки» с эсминцев Бёрка и Остина не достигнут своих целей.

Один из самолётов Омори заметил корабли противника и запустил сигнальную ракету по их курсу, чтобы привлечь внимание своих. Это были американские эсминцы, уже выходившие из атаки на дистанции порядка четырёх миль от японцев. Осознав всю опасность положения, Омори повернул эскадру на юго-запад, и 25 американских торпед прошли мимо его кораблей. Во время этого манёвра «Сендай» заложил такую циркуляцию, что привёл свою колонну в полное замешательство. Эсминец «Самидарэ», уклоняясь от своего крейсера, сцепился бортом с «Сирацую», повредив ему часть палубных надстроек и орудий. После столкновения оба эсминца направились назад в сторону Рабаула.

© warspot.ru

Как только Меррилл понял, что японцы начали разворот, он приказал своим крейсерам открыть огонь. Ближайшей целью для них стал «Сендай», выполнявший непонятные манёвры, походившие на метания загнанного зверя. Благодаря данным радара американские крейсеры добились прямого попадания с первого же залпа. Море вокруг корабля буквально закипело от снарядов. Следующие накрытия шли одно за другим. На крейсере начались пожары, он стал крениться и замедлять ход. При этом «Сендай» смог дать полный торпедный залп в сторону противника. Его примеру последовали эсминцы. Американские крейсеры постоянно переносили огонь на разные корабли, внося ещё больше суматохи в действия противника.

Тем временем у самих американцев также не обошлось без происшествий. Сначала эсминец «Фут», неверно выполнив приказ, вывалился из строя. Пытаясь нагнать своих, корабль получил попадание японской торпеды, выпущенной по крейсерам. «Фут» лишился кормы, но остался на плаву. В неподвижный корабль едва не врезался «Кливленд», а идущий следом «Спенс», уклоняясь от столкновения, зацепил борт «Тэтчер», содрав с него краску.

© warspot.ru

Японцы открыли шквальный огонь осветительными снарядами, чтобы разглядеть противника. Несмотря на это светопреставление, корабли Меррилла не были обнаружены. Адмирал Омори, пытаясь выйти из-под обстрела, начал собирать корабли в первоначальный ордер. Из-за ошибки контр-адмирала Осуги его колонна перерезала курс своим тяжёлым крейсерам, в результате чего «Мёко» протаранил «Хацукадзэ», срезав ему носовую часть. Спасать повреждённый эсминец было опасно, поэтому его оставили на волю судьбы.

В 03:15 американские крейсеры сосредоточили огонь на «Мёко» и «Хагуро». В этот момент силуэты американских кораблей наконец появились в прицелах у японцев, которые сразу же выпустили торпеды и огрызнулись главным калибром. Однако крейсеры Меррилла шли на полном ходу, выполняя манёвры уклонения под стать фигурам высшего пилотажа, при этом чётко сохраняя строй, удерживая дистанцию и ведя ураганный огонь.

В свою очередь, японские залпы тоже начали ложиться всё точнее. Несколько снарядов получил «Денвер», однако они не разорвались. Чтобы избежать дальнейших попаданий, американские крейсеры выставили дымовую завесу и укрылись за ней. В это время «Спенс», находившийся на левом траверзе от крейсеров, получил попадание ниже ватерлинии: снаряд повредил топливную цистерну, что позже лишило корабль хода.

Но даже несмотря на выход из боя двух эсминцев, американская эскадра на голову превзошла своего противника, внеся в его ряды такой ужас, что после войны на допросе Омори утверждал, будто против него действовало не менее семи тяжёлых крейсеров и двенадцати эсминцев!

© warspot.ru

В 03:37 японская эскадра получила приказ отходить в Рабаул. Её командующий посчитал, что силы противника в два раза превосходят его собственные. Между тем уже были потеряны «Сендай» и «Хацукадзэ», оставшиеся на месте сражения. Кроме того, получили повреждения оба тяжёлых крейсера и два столкнувшихся эсминца. К моменту выхода из боя японцы полагали, что потопили как минимум два крейсера.

Пока японская эскадра удалялась, американские эсминцы нашли обоих «подранков» и быстро расстреляли их из 127-мм орудий. Японская подводная лодка Ro-104 успела снять с крейсера «Сендай» 38 человек, в том числе адмирала Идзюина, а эсминец «Хацукадзэ» стал братской могилой для всего экипажа.

© warspot.ru

По итогам боя в заливе Императрицы Августы адмирал Меррилл одержал уверенную победу над противником, уступая ему в артиллерийской и торпедной мощи. Американский командующий сумел оперативно отреагировать на все неожиданные изменения боевой ситуации.

Обезопасив свои силы на Бугенвиле, адмирал Холси спустя три дня приказал авианосцам нанести удар по Рабаулу, чтобы подавить японскую авиацию. После этого американские самолёты уже не оставляли японцев в покое, авианалёты следовали один за другим. Таким образом, победа Меррилла обеспечила нейтрализацию Рабаула, прорыв защитного барьера и в последующем успешное продвижение сил союзников к Японским островам.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)