Какие продуктовые чудеса открыла москвичам Олимпиада 40 лет назад

© p-syutkin.livejournal.com

© p-syutkin.livejournal.com

Между прочим, именно в эти летние дни 40 лет назад в Москве проходила Олимпиада. Она стала для советских граждан открытием не только в области спортивных рекордов. Но и в обычных бытовых мелочах, которые для нас, сегодняшних, вроде что-то само собой разумеющееся — пластиковая посуда, соки в картонных упаковках с трубочкой, баночное пиво.


В уличных кафе и на стадионах в пластиковые стаканчики разливали тогда прохладительные напитки — пепси, и невиданную многими фанту. Вообще говоря, некоторые граждане СССР уже были знакомы с ней. Впервые пепси попала к нам еще в 1959 году, когда на промышленной выставке США в Сокольниках тогда еще вице-президент Ричард Никсон угощал ею Никиту Хрущева.

Уже в начале 1970-х была организовала «бартерная» схеме. Пепси стала дистрибьютором советской водки в США, а на вырученную валюту поставляла в Союз концентрат своего напитка. Его разводили газированной водой на местных заводах. Были построены даже новые предприятия в Новороссийске, Евпатории, Полюстрово (Ленинград). А во время самой Олимпиады пепси выпускалась уже на московском заводе в Очаково.

Известный конкурент Пепси — Кока-кола — тоже не дремала. Но единственное, что удалось «протолкнуть» на Олимпиаду — это «фанта», которую тоже начали к тому времени производить в СССР. Первый канал попросил меня рассказать о тех коротких олимпийских неделях в Москве.

Советских граждан во время спортивного праздника поражали маленькие пакеты с соком. Произведенные в Финляндии и разлитые в упаковку тетра-пак, они были снабжены приклеенной пластиковой трубочкой — символом заграничной жизни.

Финны действительно «сделали» общественное питание на этой Олимпиаде. Впрочем, этому предшествовала некая интрига. Мы с Ольгой Сюткиной рассказываем о ней в книге «Непридуманная история советской кухни». А сведения получили «из первых рук» — от бывшего в 1980 году главным кулинаром Москвы (была и такая должность) Александра Васильевича Куприкова:

© p-syutkin.livejournal.com

— Уже в 1977—1978 годах у нас начинается подготовка к Олимпиаде. На меня ложится полностью разработка меню. Абсолютно никакой литературы, сведений — ничего нет. Пригласили шеф-повара, обслуживавшего в 1976 году Олимпиаду в Мюнхене. Когда он начал говорить все свои тонкости — а в те годы у нас железный занавес, — начальник московского главка общественного питания Н. Ф. Завьялов говорит: «Ребята, какие артишоки, спаржа? У нас продуктов-то таких нет. Убирайте этого немца!» Но начальство решило попробовать.

В. Ф. Промыслов (председатель Исполкома Моссовета) вызывает Завьялова. Здесь же министр торговли СССР А. И. Струев. Они втроем поехали в Воронежскую область и приказали засеять поле семенами артишоков и спаржи. Потом через некоторое время приезжают посмотреть результаты. Что-то растет. Но ведь спаржа-то нужна, когда она только из земли чуть показалась. А там уже целые кусты. Колхозники хвалятся: «Вот какую мы спаржу Родине вырастили — по пояс будет!»

Подходят «инкогнито» к трактористу — типа, как дела? «Да ничего. Только покажите мне того „умника“, который приказал все поле этими шишками засеять!» Ну, про «умника» — понятно, «русским устным» говорит. Потоптались начальники, переглянулись и пошли. В общем, не задалось все со спаржей и артишоками. «Давайте все это заканчивать, — говорит Завьялов. — Без помощи извне мы просто не справимся».

© p-syutkin.livejournal.com

В это же время встречаемся в главке с руководством Макдоналдса. А американцы говорят: мы вам сделаем ресторан на 500 мест за 14 дней. Мы вдвоем — я и Завьялов — просто не могли поверить такой фантастике:

 — Этого не может быть. Привезите образцы продукции.

Ну, привезли гамбургеры. Сам глава Макдоналдса г-н Джордж Кохан представляет их нам. Говорю ему:

 — Г-н Кохан, я профессионал. Скажите мне, какие наполнители вы добавляете в мясо?

 — Есть же секреты фирмы, — отвечает он.

А Завьялов мне уже шепчет: «Если сейчас мы в санэпидслужбу с этой продукцией попадем — до суда дойдет». Так что «Макдоналдс» тогда не прошел.

© p-syutkin.livejournal.com

Дружественная Финляндия ничего не скрывала и завалила московские прилавки медом в маленьких баночках, сыром «Виола» и колбасной нарезкой. Тогда же в открытой продаже появляется пиво KOFF, произведенное финским концерном Sinebrychoff. Да-да вам не случайно слышатся в этой фамилии русские нотки. Ведь компанию основал в 1819 году российский купец (из города Гаврилов Посад) Николай Петрович Синебрюхов. И вот ведь когда его продукция снова на родине оказалась!

Жалко, что просуществовала эта сказочная система очень недолго. То есть здания — рестораны, кафе, базы и склады — работают в Москве и до сих пор. А вот витрина и апофеоз советского общепита разрушились уже через год-другой.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)