Любовь и отвращение в Соликамске: обычная история про насилие над женщиной

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

— Помогите! Меня убивают! Вызовите кто-нибудь милицию, пожалуйста!

В Соликамске было 0:40.

Матерясь, я вылез из-под гостиничного одеяла и, набрав 112, начал искать в сумке трусы, чтобы не вылезать из номера с голым задом. Когда оператор ответил, я сообщил, что нахожусь в гостинице «Медео» на улице Ульянова, 75, и рассказал о криках о помощи и возможном убийстве, которое прямо сейчас происходит через номер от меня. Мне пообещали передать информацию в ближайшее отделение полиции.

Тем временем я в джинсах, футболке и кедах на босу ногу вышел из номера и немедленно столкнулся с женщиной-портье.

— Что происходит? — спросил я.

— Да уже полчаса кричит оттуда, — развела руками женщина, указывая на номер в конце коридора. — Сейчас вот просит милицию вызвать. Я вот думаю: может, на тревожную кнопку пора нажимать?

Я не стал ничего отвечать: мы дошли до двери номера и постучали.

— Молодые люди, что происходит? — спросила женщина через дверь.

— Всё нормально, — ответил с другой стороны бодрый мужской голос.

— Открой! — закричала из номера девушка.

— Откройте дверь! — попросила женщина-портье.

— Мы не одеты, — заметил мужчина.

— Завернитесь во что-нибудь, — предложила портье. Через пару минут дверь открылась. На пороге стоял парень, примерно мой ровесник, может, на несколько лет постарше. Крепко сбитый, на плече татуировка: эмблема какого-то рода войск, не успел рассмотреть, какого.

— В чём дело? — спросил он. Я почувствовал, что назревает конфликт, но девушка изнутри закричала:

— Он меня бил!

— Так выходите!

— Не могу!

— Молодой человек, пропустите девушку.

— Ну куда ты так пойдёшь? Давай поговорим, — обратился парень к своей спутнице.

— Я не могу выйти, мне нужно одеться, — сказала девушка изнутри.

— Всё нормально, — успокоил нас парень и закрыл дверь. Мы с консьержкой переглянулись.

— Ладно, сейчас оденется и выйдет, — сказала она. — Идите к себе.

Действительно, ведь парень нас успокоил, сказал, что всё нормально. Надо было, наверное, подождать пять минут и снова постучать в дверь, спросить, оделась ли девушка, может ли выходить. Но вместо этого я пошёл к себе: зазвонил телефон, нужно было ответить. Это был участковый. Он уточнил у меня, что происходит, спросил, в каком я номере, в каком номере конфликт, и попрощался. Через десять минут вновь раздались крики, мат, просьбы о помощи: пока я вылезал из постели, дверь открылась захлопнулась и кто-то пробежал по коридору. Это был неизвестный солдат. Он спешно ретировался.

Спустя несколько минут девушка из номера явилась, завёрнутая в простыни, вся в крови. Женщина портье начала кричать на неё: она испортила гостиничные белые простыни, что не могла сразу уйти, когда её начали бить?! После того, как женщина закончила лекцию, девушка начала рыдать и рассказывать, как он её бил, и насиловал, и бил, и бил, и насиловал, пока не кончил.

Полиция приехала через 56 минут после вызова. Для сведения: город Соликамск ночью можно проехать насквозь за полчаса, если не сильно торопиться.

Едва приехал милиционер, консьержка быстро сменила возникшее удивление на ощущение долгожданного свершения и, всхлипывая, начала рассказывать, как этот гость бил бедную девочку. Такое перевоплощение я встречал только в дешёвых сериалах, которые транслируют по центральному телевидению.

Девушка дала показания, простыни стали вещдоками. Наутро полиция приехала ещё раз: осмотреть место преступления. И вот я думаю: а если бы я не стал звонить ментам, а сразу в трусах побежал бы молотить в дверь с криками «Открывай, сволочь!», могла ли ситуация сложиться иначе?

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)