«Адская семейка»: глава «Руси Сидящей» продолжила скандалить с родным сыном

© ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе

© ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе

Члены семьи руководителя фонда «Русь сидящая», оппозиционной журналистки Ольги Романовой третий день публично выясняют отношения из-за московской квартиры. Иск против главы правозащитной организации подал ее собственный сын — Дмитрий. Он обвиняет свою мать, а также сестру — Анну Иванову — в хищении недвижимости.

Для всех, кто следит за этой удивительной историей, Ольга Романова написала нечто вроде открытого письма, и попросила журналиста Артура Соломонова опубликовать его в своем блоге. Из этого текста выяснилось, что у Дмитрия с юности были проблемы с психикой, но это не помешало Ольге заработать на квартиру в Москве и дачу, а потом подарить их сыну. Однако свободно распоряжаться квартирой молодой человек не мог, так как Ольга Романова в ней жила.


«В своей квартире, ему подаренной, я и жила. Пока он не начал заводить разговоры о том, что ему не нравится, что я живу в его квартире и он хотел бы решить этот вопрос кардинально. В общем, дальше не важно и неинтересно даже с точки зрения грязного белья. Мы договорились, что я куплю ему маленькую собственную квартиру и на этом разойдемся. Я тогда работала в Forbes, у меня недавно закончилась работа на телевидении, и я могла себе это позволить», — пояснила журналистка.

«Потом начался совсем ад. Я была на двух фронтах: вытаскивала мужа из тюрьмы и пыталась наладить отношения с сыном. Оплачивать его долги, долги, долги, коллекторы, коллекторы, коллекторы. Поэтому у меня есть доверенность. Он всегда знал, что я молча заплачу. Однажды все стало совсем жестко, потом не однажды, и я сказала, что лишаю его наследства», — рассказала Ольга Романова.

Журналистка отметила, что Дмитрий не платил имущественных налогов и по счетам за услуги ЖКХ, переложив это бремя на нее. Что касается кота, в гибели которого он обвинял Ольгу, то он умер от рака, а не от ненадлежащего ухода, причем перед смертью животное пытались лечить в ветклинике.

«Дима оборвал все связи со мной, сестрой, тетушкой Туран, которая помогала его воспитывать, и с человеком, которого звал папой и который его вырастил. Давно. Давно я предлагала все продать и поделить на троих: ему, сестре, мне, но Дима хочет все. Юридически это невозможно. И фактически это невозможно. Квартира осталась в семье, никакие посторонние собственники не появились. У Димы проблемы, с которыми мы уже помочь не можем — Дима попросил нас всех, письменно и устно, умереть. Давно. Если вы хотите и можете помочь ему — сделайте это, пожалуйста. Умирать я раздумала, хотя и хотела», — заключила она.

Напомним, свою точку зрения на скандальную историю с квартирой Дмитрий Романов два дня назад выложил на своей странице в Facebook. Он написал, что несколько лет назад уехал за границу, а жилье хотел сдать знакомым людям, однако вмешалась мама. Она попросила пустить в «однушку» свою дочь, сестру владельца — Анну, у которой не было ни работы, ни денег. А заодно и выписать генеральную доверенность, чтобы «решать все вопросы» через родного человека, не возвращаясь в Россию.

Спустя некоторое время уже сама Ольга Романова уехала в Германию. Поводом стали обвинения в хищении бюджетных средств в крупном размере. Вскоре к маме перебралась и дочь. Узнав об этом, Дмитрий решил, что его квартира им больше не нужна и решил распорядиться ею самостоятельно. Однако там уже проживала подруга Анны — шеф-редактора сайта Harper’s Bazaar Дарья Халфина. Квартиру ей сдали, чтобы якобы «компенсировать стоимость ремонта». На получаемые от аренды деньги Иванова существовала в Германии. Квартирантку попросили пока не выгонять, и Дмитрий согласился.

Спустя какое-то время сестра сообщила Романову в соцсетях, что квартира на самом деле давно уже переоформлена на нее, и предложила небольшую сумму в качестве извинений. После этого заблокировала брата и прекратила общение. Выписка из Росреестра подтвердила ее слова — Дмитрий больше не являлся владельцем квартиры.

Выяснилось, что квартира продана по цене в один миллион рублей (в несколько раз ниже не только рыночной, но и кадастровой стоимости) Анне более трех лет назад. Весь спектакль со «сдачей в аренду» был нужен, чтобы Дмитрий не всполошился раньше срока давности, отведенного в России на оспаривание сделок купли-продажи. «Вишенкой на торте» стало усыпление больного кота, который оставался в Марьиной Роще, и о котором мама пообещала Дмитрию позаботиться.

«Самым противным и обидным» в этой истории Дмитрий считает то, что все близкие о ней знали — большая часть родственников, друзья семьи, общие друзья. Однако мать и сестра уговорили их молчать, а заодно выставили сына в дурном свете. Дмитрий пожаловался, что из-за этого «был очень близок к тому, чтобы покончить с собой», а теперь страдает от психического расстройства.

Прежде свои действия Ольга Романова объясняла общественности тем, что квартиру в Марьиной Роще когда-то купила сама на свои деньги и лишила Дмитрия этого имущества за ненадлежащее поведение. В качестве примера такового Романова выложила фрагмент переписки, в которой сын называет ее «мразью» за попытку «воевать с ним при помощи бабушки», а также в грубых выражениях просит оставить его в покое (данный текст «Ридус» не может опубликовать из-за нецензурной брани).

«Не лезьте в семейное дело!» — потребовала правозащитница. Людей, задающих неудобные вопросы, Ольга начала банить. А затем удалила и всю ветку обсуждения скользкой темы. Однако блогеры сохранили и выложили в Сеть скриншоты. Журналист Илья Азар назвал Романовых в комментариях к дискуссии «адской семейкой».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)