Что такое настоящий экзамен: что мы можем потерять

Это я на лекции. © nikolaeva.livejournal.com

Это я на лекции. © nikolaeva.livejournal.com

Эх, напишу-ка я про экзамены, пока они не стали легендой, не ушли в далекое прошлое и не переплавились в былины.

Не, конечно, экзамены и нынче присутствуют вроде. ЕГЭ, например. Но разве это экзамены?! Это одно название осталось. Ведь что на экзамене главное?! Личность преподавателя! И творческая смелость испытуемого!

Напряженный диалог-поединок, в котором один рискует всем, а второй…

Вот тут и в мое время по-разному бывало. Но помнятся почему-то те экзаменаторы, которые превращали процедуру проверки знаний в фееричный спектакль.

Сейчас такое трудно представить. Ныне бал правят стандарт, умеренность и здравый смысл. А во времена моей юности…

Эх. Да, были люди в наше время… какие реплики удавалось подслушать в гулких аудиториях факультета на Моховой!

 — Молодой человек, вы убийца, — гневно, но сдержанно произносила крошечная и сухонькая преподавательница античной литературы, гордо и неприступно глядя снизу вверх на сжавшегося от ужаса студента. — Да-да, вы не просто убийца, а убийца вдвойне, вы убили уже умерших великих людей своим холодным и безжалостным незнанием. Вам нет оправдания!

Это Елизавета Петровна Кучборская. Незабываемая.

«Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына…»

И она же — восторженно хохочущая, когда в раскрытую дверь аудитории на детской пластмассовой лошади, скрипящей белыми колесиками, вкатывается известный балагур курса, сжимающий в поднятой руке круглую палку от швабры и восклицающий громогласно: «Это я, твой Одиссей, о моя Пенелопа!»

А однажды на факультете распахнулась дверь экзаменационной аудитории и из нее вылетел туго набитый портфель, вслед за портфелем — огромный брюнет, за брюнетом выбежала, мелко семеня, крошечная Людмила Евдокимовна Татаринова, которая, пихая этого смуглого богатыря в спину маленькими кулачками, кричала: «Вон с факультета, здесь останетесь либо вы, либо я».

Оказалось, этот легкомысленный студент пришел на экзамен по древнерусской литературе, почти совсем ничего не зная. Только за несколько минут до экзамена он спросил у однокурсников, кто такой протопоп Аввакум. О том, что Татаринова часто просит рассказать именно об этом историческом персонаже, столь ею любимом, знал даже он. И неразумные товарищи ответили ему, что Аввакум похож на Паниковского из «Золотого теленка». Все его бьют — никак не добьют.

Людмила Евдокимовна, которая читала лекции о судьбах героев нашей истории так, как будто она держит этих героев за руку и плачет вместе с ними, не выдержала такого повествования о мученическом пути русского подвижника и выпихнула ничего не понимающего кощунника за дверь факультета.

Не, скучно на экзаменах тогда точно не было.

Но помню не только забавные сценки, эмоции. Напряженные диалоги. Умение поднять студента на невиданную высоту, умение видеть в нем коллегу и дерзновенного исследователя.

 — Ах, бегите скорее в библиотеку, а потом ко мне, сразу ко мне, я хочу узнать, что вы увидели в этой статье! — Кучборская.

 — Переходите ко мне на филфак, — профессор Ковалёв после дискуссии на экзамене.

Как все это помогало, поддерживало и окрыляло. Экзамен как бой и как награда.

Не было у нас тогда бланков, шифров, всевидящих камер, но было что-то другое, что и сейчас вспоминается с удовольствием.

Великий поединок всех времён и народов — экзаменатора и экзаменующегося.

Диалог учителя и ученика. Вечный как сама жизнь.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)