Так было принято: как мы сами себе выбрали обезьян авторитетами

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Продолжаю историю одного советского, а вскоре постсоветского гражданина. Имя его не важно. Такими были все. Так было принято.

Начало истории

Часть 4. Идеальный выбор

Пределом мечтаний молодого мужчины образца 1994−95 г. г. являлось членство в банде. Не бизнес! Не политика! Не милицейство, и не спорт, а именно — организованная преступность. 


Преступные авторитеты были известны и горячо любимы россиянами, хоть совсем и не являлись робин гудами. Не гнушались наркоты и малолетних девчонок. Зачастую обували своих же бизнесменов и партнёров по криминальному бизнесу. В дальнейшем, когда вскрывались шкафы со скелетами, выяснялось, что этот «цвет нации» являлся марионетками спецслужб и обыкновенными ублюдками, которые по пьяни давили людей на машинах, нанимали киллеров на своих близких, торчали под кайфом… 

В те, далёкие времена, не только желторотая молодёжь, но и довольно приличные взрослые, рассматривали это «публо» всерьёз. Даже с чувством некоторого уважения. Так было принято. 

Все, без исключения, видели фильмы «Спрут», «Крестный отец», «Однажды в Америке», «Криминальное чтиво». Все, без исключения, считали, что мафия — непобедима.

Самые красивые и образованные девчонки ложились под тупых, похожих на горилл, бандитских шестёрок, которые рассекали по улицам на быстрых машинах, гремели золотыми цепями и браслетами, шелестели купюрами. Купюры, кроме того, сворачивались трубочкой, чтобы нюхать «герыч» и «кокс». Красивые студентки, дочки дипломатов и просто хороших пап и мам с удовольствием постигали азы этой свободной от морали и нравственности жизни. Может, в каких-то других городах и регионах было по-другому, но у меня «на районе» было так принято. Именно так, и никак иначе. 

Создавали семьи только старомодные чудаки и неудачники. Выражение «незачем нищету плодить!» знали все от мала до велика. Люди делали аборты несметное количество раз и не стесняясь рассказывали об этом посторонним (хвала Всевышнему, сейчас этим, хотя бы, не хвастаются). А тогда… 

Со мной работал один дядька лет 35. У него были жена и дочь. Так он с гордостью рассказывал мне, что 16 раз отправлял жену на аборт, так как резинку не приемлет, а аборт нынче делают легко и просто. «Микроаборт», — с важным видом пояснял он. 

Как было принято, бандитов возвели в ранг местночтимых святых. Каждое слово, произносимое фиксатым ртом, какого-то татуированного всинь овоща, одетого в чёрные шмотки от «Версаче», воспринималось чуть ли ни как пророчество. 

Девчонки, потерявшие на время, своих женихов в тюрьмах и зонах, ловко бравировали такими словесами, как «два-два-восемь», «свиданка», «дачка», «терпила», «смотрящий», «положенец», «эсдэпэшники», «баландеры», «семейники», «воровской ход». Слышать это из уст какой-то тоненькой барышни, которая смогла бы стать женой геолога, врача или водолаза в нормальном государстве, было крайне странно… 

Забавно, что своих «зеков» эти девчонки трепетно ждали из мест лишения свободы, как фронтовиков прямо каких-то. Бывали, конечно, случаи, когда такая женщина через полгодика втихаря начинала заходить к соседу, но втихаря. При этом, продолжала аккуратно ездить в зону на свидание с суженым. С военными такого не было! Солдата, обычно, нагло и цинично бросали в течение первого месяца разлуки. Откровенно посылая его куда подальше, зачастую, ради очередной бритоголовой обезьяны в золотом браслете. Да простят меня честные женщины!

Получается, что пословица про единственных друзей — «наших армии и флота» в те времена не работала совсем. Так было принято!

Продолжение следует

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)