Саурская революция: анатомия военного переворота

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

В седьмой день месяца саура 1357 года — что в переводе с афганского календаря соответствует 27 апреля 1978 года — в Кабуле произошёл военный переворот. В обнародованном новым правительством коммюнике говорилось: «Вооружённое восстание, совершённое по воле трудового народа Афганистана под руководством Народно-демократической партии Афганистана патриотически настроенными офицерами и отважными солдатами, являясь отправной точкой национально-демократической революции, открыло новую страницу в истории нашей любимой и славной Родины». 

Никто в Афганистане, да и во всём мире, тогда ещё не знал, что Саурская (Апрельская) революция станет отправной точкой для беспрерывной череды войн и конфликтов, которые не утихают уже более 40 лет.


Кризис

Оглядываясь назад, на вторую половину 1970-х, сложно не увидеть, что Афганистан находился в состоянии постоянно углубляющегося кризиса. Страна прочно оставалась в числе беднейших государств мира. Больше 40% афганцев жили в условиях нищеты, 92% мужчин и 95% женщин были неграмотны. При этом прирост населения составлял 2,5% в год, а экономика никак не успевала за темпами рождаемости. Так, если в 1957 году сельское хозяйство обеспечивало 183 кг пшеницы на одного афганца, то двумя десятилетиями позже — только 151 кг. Средняя площадь земли, обрабатываемой одним крестьянским двором, за тот же период сократилась с 0,5 до 0,35 га и оказалась втрое ниже оптимального для афганских условий размера. Большая часть потребностей населения удовлетворялась за счёт импорта — 47% зерна ввозилось из США, СССР и Пакистана. 

В условиях дефицита постоянно росли цены на муку и хлеб, что формировало самые благоприятные условия для дестабилизации ситуации внутри страны.

Президент Афганистана Мухаммед Дауд, 15 августа 1976 года

Президент Афганистана Мухаммед Дауд, 15 августа 1976 года

После переворота 1973 года, когда Мухаммед Дауд сверг своего двоюродного брата короля Захир-шаха и упразднил монархию, ни один год не проходил без ликвидации очередного антиправительственного заговора. Первый из них возглавил бывший премьер-министр Мохаммад Хашим Майвандваль, арестованный в сентябре 1973 года. В декабре того же года раскрыли заговор бывшего руководителя службы госбезопасности Афганистана генерала Хабибуллы Рахмана, которого поддержали консервативные слои духовенства. 

В июле 1974 года была разгромлена группировка «Мусульманская молодёжь», получавшая из арабских стран деньги и оружие, а в июле 1975 года в Панджшере войска подавили восстание исламистов, значительная часть которых прошла подготовку в Пакистане. В декабре 1976 года был ликвидирован заговор начальника артиллерийского управления Минобороны генерала Сейида Мир Ахмад Шаха, планировавшего установить власть «прогрессивного ислама» и искоренить влияние коммунистов. Коммунисты, действительно, были немаловажной силой в стране. 

Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), практически сразу после своего создания в 1965 году расколовшаяся на две фракции, — «Хальк» («Народ») и «Парчам» («Знамя»), — под нажимом советских товарищей смогла преодолеть разногласия и в 1977 году восстановила единство. Партия насчитывала 17 800 членов, причём среди них было более 2000 офицеров и унтер-офицеров (солдат-срочников среди членов НДПА не было). Это не удивительно, учитывая, что обучение в СССР прошли 3700 афганских офицеров — около трети всего офицерского корпуса страны, в то время как в те же 1960-е и 1970-е гг. в США учились 487 афганских офицеров. 

Ещё около 600 членов насчитывал союзный НДПА «Объединённый фронт коммунистов Афганистана», объединявший под началом полковника Абдула Кадыра пилотов и технических специалистов ВВС. Фракционные противоречия в НДПА не были, однако, полностью искоренены, и особенно это было заметно по взаимодействию с армией — военные организации «Халька» и «Парчама» всячески избегали интеграции, продолжая действовать самостоятельно.

Десять дней до дня «Д»

Вечером 17 апреля 1978 года в Кабуле двумя неизвестными был убит член ЦК НДПА Мир Акбар Хайбар, руководитель армейской подпольной организации фракции «Парчам». Его застрелили на проезжей части улицы недалеко от центра афганской столицы, когда он возвращался домой со встречи с другими членами партии. Мир Акбару Хайбару было 53 года. Он родился в бедной крестьянской семье, окончил Военный лицей и пехотный факультет Военного училища в Кабуле, преподавал английский язык в Полицейской академии. За время своей революционной деятельности он провёл шесть лет в тюрьме и два года — в ссылке в провинцию Пактия. Хайбара считали талантливым пропагандистом, хорошо известным и популярным среди военнослужащих, студентов и рабочих промышленных предприятий Кабула.

В полиции ответственность за совершение преступления возложили на Исламскую партию Афганистана, однако соратники Хайбара считали происшедшее делом рук спецслужб — 83-го отделения афганской жандармерии, действовавшего при поддержке САВАК — министерства госбезопасности Ирана. Ещё позже начали говорить, что за убийством стоял прямой конкурент Хайбара в тайной борьбе за контроль над армией Хафизулла Амин — тоже член ЦК НДПА и глава военного отдела фракции «Хальк». В начале 1980 года по обвинению в убийстве Хайбара арестуют, а затем казнят двух братьев Алемьяров, входивших в круг доверенных лиц Амина. 

Восемь дней до дня «Д»

По призыву руководства НДПА на похороны Хайбара 19 апреля вышло до 30 000 человек. Собравшиеся несли красные флаги и плакаты «Долой произвол!», «Да здравствует демократия!», «Мир Акбар Хайбар пал смертью героя за дело народа!» Многотысячные толпы с красными тюльпанами сопровождали траурную процессию от крупнейшей кабульской мечети Пули-Хишти к кладбищу Праведных Мучеников. Демонстрации и митинги, ставшие видимым проявлением мобилизационного потенциала НДПА, продолжались ещё два дня и были объявлены правительством Афганистана противозаконными и антиконституционными.

Вид с птичьего полета на Кабул – от проспекта Майванд на дворец Арк, на заднем плане – аэродром Ходжа Раваш, 1970-е гг.

Вид с птичьего полета на Кабул – от проспекта Майванд на дворец Арк, на заднем плане – аэродром Ходжа Раваш, 1970-е гг.

Ожидалось, что НДПА поднимет новую волну протестов уже через неделю — на традиционные первомайские шествия должны были выйти рабочие, служащие, студенты и учащиеся не только в Кабуле, но и в крупных городах по всей стране. 

Три дня до дня «Д»

24 апреля в ресторане, который принадлежал министру обороны генерал-полковнику Расули, президент Афганистана Мухаммед Дауд, его младший брат Мухаммед Наим, министр внутренних дел и замминистра иностранных дел провели закрытую встречу с послом США Теодором Элиотом. 

Американский дипломат рекомендовал афганцам принять меры по скорейшей нейтрализации НДПА. Через 14 лет посол Элиот скажет в интервью: «Я думаю, он [Дауд] не знал, что некоторые из его приближенных были коммунистами и, без сомнения, находились на службе у Советов. Его наивность и — что я до сих пор не могу понять — странная неспособность действовать беспощадно в критический момент в апреле 1978 года стоили ему власти и жизни… Он не арестовал достаточное число людей. Он не убил их, что, я думаю, он сделал бы в начале своей карьеры. Он не арестовал лидеров коммунистов в вооружённых силах, он не перерезал связь арестованных с армией… Я упорно и не без успеха работал над тем, чтобы Дауд понял, как это поняли многие из его окружения, — я не был единственным, кто говорил с ним об этом, — что единственная в мире угроза Афганистану исходит от Советского Союза. Но он начал действовать слишком поздно, а советские идеологические и империалистические императивы были слишком сильны». 

Один день до дня «Д»

Около часа ночи 26 апреля афганская полиция арестовала ряд членов ЦК НДПА, в том числе генерального секретаря ЦК партии Нур Мохаммада Тараки и секретаря ЦК Бабрака Кармаля. Одновременно начались аресты госслужащих, состоящих в партии или симпатизирующих ей. Всего в списках полиции на задержание было более 500 человек, обвинявшихся в государственной измене, намерении свергнуть правительство, а также в совершении уголовно наказуемых преступлений. Хафизулла Амин, до 11 часов дня остававшийся под домашним арестом, успел передать сторонникам партии среди офицеров указание начать вооружённое восстание утром 27 апреля. Согласно плану, 22 офицера-халькиста должны были взять командование воинскими частями в столице и нанести удар по президентскому дворцу Арк, а также захватить аэродромы Кабула и Баграма, радиостанцию «Радио Афганистана», ряд министерств и ведомств. Пароль и указание действовать получили только те военнослужащие, кто был лоялен фракции «Хальк» — большинство парчамистов зачастую даже после начала восстания не знали, что за происходящим стоит руководство партии.

Через лейтенанта Саида Мохаммада Гулябзоя, бортрадиста самолёта Ан-26 373-го транспортного авиаполка, сигнал от Хафизуллы Амина получили офицеры 4-й танковой бригады и штаба ВВС и ПВО. В течение суток партийные связные установили контакт с халькистами в рядах армии, передав им приказ быть в готовности к 08:00 следующего дня. Вечером по радио зачитали специальное сообщение правительства страны об аресте руководства НДПА. Тогда же министр обороны генерал-полковник Гулам Хайдар Расули отдал приказ утром 27 апреля провести во всех воинских частях торжественные мероприятия в связи с ликвидацией заговора коммунистов. 

Лейтенант Гулябзой успел известить о назревающих чрезвычайных событиях не только товарищей по партии, но и кабульскую резидентуру КГБ СССР, в материалах которой он проходил под кодовым именем «Мамад». В тот же вечер подтверждение этой информации было получено и от другого члена НДПА — начальника штаба 4-й танковой бригады майора Мохаммада Рафи (агент «Нируз»). Резидент КГБ в Кабуле Вилиор Осадчий незамедлительно передал информацию в центр. 

День «Д»

В 06:30 27 апреля на остановке близ кабульского зоопарка офицеры, которым вскоре предстояло стать героями Саурской революции, провели последнюю перед началом вооружённого выступления встречу, уточнили планы и задачи, скоординировали свои действия, а затем отправились на службу. 

До начала оставалось 2,5 часа. В 09:00 командир батальона 4-й танковой бригады майор Мохаммад Аслам Ватанджар выступил перед другими офицерами гарнизона Пули-Чархи, что в 30 км к востоку от Кабула, и объявил, что получен сигнал свергнуть режим Мухаммеда Дауда силой оружия. Позиции «Халька» среди танкистов были довольно сильны, но в тот момент обязанности находившегося в отпуске командира бригады исполнял начштаба майор Мохаммад Рафи — один из немногих парчамистов, которых всё же пришлось заранее ввести в курс дела.

Во многих источниках встречается легенда, в которой майор Ватанджар убеждает своего командира (который, как мы знаем, находился в отпуске) подписать документы, позволяющие получить по шесть снарядов на каждый из 12 танков одной из рот — на случай, если поступит срочный приказ выступить на защиту президентского дворца. Добавив к шестёрке ноль (в принятой в Афганистане системе записи чисел ноль обозначается точкой), Ватанджар получил со склада уже по 60 снарядов на каждую из 12 своих машин — при том, что боекомплект Т-54 составляет 34 выстрела.

Ватанджар и Рафи при содействии других офицеров быстро подавили сопротивление сторонников Дауда в гарнизоне, которых пытался возглавить комбат 15-й бригады майор Гулам Хазрат. После этого под контролем восставших оказались уже две танковые бригады. В 09:30 была выведена из строя линия связи между министерством обороны и гарнизоном Пули-Чархи. Тем временем в президентском дворце Арк в Кабуле началось совещание, на котором президент Дауд обсуждал с министрами сложившуюся в стране ситуацию и дальнейшую судьбу арестованных. 

Как утверждали впоследствии руководители НДПА, большинство собравшихся в тот день высказались за смертный приговор и даже поставили свои подписи под соответствующим документом. После 11:00 из Пули-Чархи в сторону Кабула начали выдвигаться первые танки и боевые машины пехоты 4-й и 15-й танковых бригад — по воспоминаниям Гулябзоя, на стороне восставших в тот день действовало около 60 танков. Часть сил была направлена к кабульскому аэродрому Ходжа Раваш, где события развивались совсем не по плану. 

Начальник штаба ВВС и ПВО полковник Абдул Кадыр, по совместительству лидер «Объединённого фронта коммунистов Афганистана», попросту заперся в своём кабинете и чего-то выжидал — возможно, попросту не зная, кто стоит за переворотом. По другой версии, он был арестован своим непосредственным начальником генерал-полковником Мохаммадом Муса-ханом. 

Есть и третья версия, согласно которой Абдул Кадыр всё это время безуспешно пытался поднять в воздух ударные самолёты, однако на авиабазе в Баграме его приказы не исполнялись, поскольку у полковника не было нужного пароля — Амин хотел, чтобы переворот был сделан исключительно руками халькистов. В любом случае, шедшие на Кабул свергать Дауда танкисты рисковали остаться без поддержки с воздуха.

Около 11:45 дворец Арк был блокирован подразделениями, которыми командовали майор Ватанджар и капитан Ахмед Джан, а также командир 255-го транспортного батальона бригады майор Шир Джан Маздурьяр. Ровно в полдень по приказу Ватанджара Т-54 с башенным номером «815» произвёл первый выстрел, всадив снаряд в здание министерства обороны, находившееся чрез дорогу от президентского дворца. Охрана дворца — бригада президентской гвардии численностью около 2000 человек, располагавшая, кроме всего прочего, 24 танками — открыла ответный огонь.

Т-54 близ Площади Пуштунистана, апрель 1978 года (фото Стен-Оке Сэнд)

Т-54 близ Площади Пуштунистана, апрель 1978 года (фото Стен-Оке Сэнд)

Вскоре после начала боя президентский дворец покинули министр внутренних дел Нуристани и министр обороны генерал-полковник Расули. Первому из них удалось поднять на помощь защитникам Арка подразделения жандармерии, однако головные машины колонны, появившейся на площади Пуштунистана, были уничтожены огнём танковых пушек. После этого боевой пыл подчинённых министра внутренних дел иссяк. 

Британское посольство проинформировало Лондон: «Более 50 танков находятся в центре города, где идут уличные бои. Получено сообщение, что по состоянию на 12:30 местного времени на территории дворца горит здание». Вне контроля мятежников всё ещё оставалась авиация. По приказу командующего ВВС и ПВО с аэродрома Баграм в воздух поднялась пара МиГ-21 322-го истребительного авиаполка, которая получила задачу атаковать танки и БМП, идущие на Кабул. Пару вёл инспектор Отдела боевой подготовки ВВС и тайный член НДПА майор Мир Гаусуддин, поэтому «МиГи» просто имитировали удар по восставшим и, расстреляв снаряды по пустырю, ушли обратно на базу. Лейтенанту Гулябзою повезло меньше. Он вместе с двумя БМП был уже на аэродроме Ходжа Раваш, когда попал под удар пары Су-7Б 355-го истребительно-бомбардировочного авиаполка. Четверо членов экипажа погибли, а тяжело раненный Гулябзой оказался в госпитале. После этого полковнику Абдулу Кадыру удалось на вертолёте вылететь в Баграм и уже на месте организовать боевую работу авиации в поддержку восставших. 

Вскоре Ходжа Раваш был занят танками из Пули-Чархи. ВВС нанесли первый удар по дворцу Арк около 16:00. Установившаяся утром хорошая погода к этому времени сменилась дождём, порывы ветра доходили до 18 м/с, что сильно затрудняло действия лётчиков. К тому же в центре Кабула по соседству с резиденцией президента находились и посольства, а также жилые дома, поэтому действовать приходилось с особой осторожностью, используя только пушки и НУРСы. Ошибки, однако, были неизбежны — прямым попаданием был уничтожен дом с иностранными волонтёрами из Корпуса мира, но, к счастью, никто серьёзно не пострадал. 

При поддержке авиации восставшие быстро активизировали свои действия. Несмотря на сопротивление подразделений жандармерии, были захвачены министерство внутренних дел, городская администрация Кабула и радиостанция «Радио Афганистана». В крепости Бала-Хиссар, где дислоцировались подразделения коммандос, офицерам-членам НДПА при содействии танкистов только к 17:00 удалось одержать победу над сторонниками Дауда. 

К тому времени осаждавшим дворец удалось установить контакт со сторонниками партии внутри Арка — начальником оперативного отдела штаба гвардии майором Голь Акой и майором Абдул Хаком Олуми. Оба принадлежали к фракции «Парчам» и с самого начала боев считали, что имеют дело с мятежом исламистов в рядах вооружённых сил. Тем не менее, члены НДПА не горели желанием погибнуть за Дауда в бою со своими товарищами по партии, и уже вскоре сопротивление гвардии начало ослабевать.

Подбитая БМП на улице Кабула, 28 апреля 1978 года (фото Стен-Оке Сэнд)

Подбитая БМП на улице Кабула, 28 апреля 1978 года (фото Стен-Оке Сэнд)

Примерно так же дела обстояли и в 88-й артиллерийской бригаде, где обязанности командира исполнял член «Парчама» майор Халиулла. Кто против кого сражается на улицах Кабула он, очевидно, выяснил с большой задержкой, поскольку бригада начала действовать только вечером. 

Допущенное промедление стоило Халиулле свободы — уже через два месяца он окажется в заключении. В 17:30 из тюрьмы кабульского полицейского управления были освобождены руководители НДПА. Экипажи танков, которыми руководил главный метеоролог ВВС Саид Дауд Тарун, проломили стену арестантской и доставили Тараки, Кармаля, Амина и других в здание «Радио Афганистана». 

В 19:00 находившиеся у радиоприёмников кабульцы услышали мелодию «Рага Мальхар» — её традиционно исполняют при смене власти в Афганистане. Вслед за этим сообщение о победе революции зачитали майор Ватанджар (на пушту) и полковник Абдул Кадыр (на дари): «Дорогие соотечественники! Впервые в истории Афганистана покончено с последними остатками монархии, гнётом, тиранией и властью династии Надир-хана. Вся власть в стране перешла в руки афганского народа. Государственные функции целиком и полностью осуществляет Военно-революционный совет». 

Однако до полной победы восставшим было ещё далеко. В бою у дворца Арк были уничтожены две БМП 4-й танковой бригады, погиб начштаба механизированного батальона бригады старший капитан Омар Мохаммад Шариф. Остатки президентской гвардии продолжали обороняться. 

Министр обороны генерал-полковник Расули лично объезжал воинские части в пригородах столицы, поднимая их на помощь Дауду. В 8-й пехотной дивизии выход подразделений на Кабул был сорван благодаря слаженным действиям двух членов НДПА — командиров танкового батальона и зенитной батареи. Танкисты заблокировали выход колонны, а зенитчики дали несколько предупредительных выстрелов, после чего дивизия сложила оружие. 

В 7-й пехотной дивизии позиции НДПА оказались значительно слабее из-за провалившейся попытки восставших уничтожить командование соединения. В перестрелке со сторонниками Дауда погиб Мохаммад Али, который по плану восстания должен был возглавить дивизию. В результате дивизия согласно приказу генерал-полковника Расули начала выдвигаться из пункта постоянной дислокации в Ришхоре и направилась к центру столицы. В районе дворца Дар-уль-Аман колонна дивизии попала под огонь 100-мм орудий зенитных батарей с близлежащих высот, а затем удары по ней начали наносить самолёты из Баграма. Огнём с земли один «МиГ» был сбит, его пилот катапультировался. Затем огонь по Ришхору с западной окраины Кабула открыла 88-я артиллерийская бригада, и 7-я дивизия капитулировала.

Схема действий мятежников (доступна в увеличенном размере)

Схема действий мятежников (доступна в увеличенном размере)

Артиллерия и авиация восставших действовали также и по дворцу Тадж-Бек, где располагался штаб Центрального армейского корпуса — за городом не было ограничений по использованию вооружения, и пилоты массированно применяли авиабомбы. Боевые вылеты не останавливались и ночью: ВВС работали по дворцу Арк, где всё ещё продолжались столкновения. За время боев 23 лётчика двух авиаполков из Баграма — 322-го истребительного и 355-го истребительно-бомбардировочного — совершили 95 вылетов, в том числе семь ночью; майор Мир Гаусуддин лично выполнил 14 боевых вылетов. Было задействовано 70% всех исправных МиГ-21 и все исправные Су-7Б, израсходовано 48 осколочно-фугасных бомб ОФАБ-250, более 3000 НУРС и более 3000 снарядов. 

Потери составили два самолёта — МиГ-21УМ, сбитый у Ришхора, и Су-7Б, пилот которого из-за переутомления начал терять сознание на взлёте и катапультировался. Кроме того, были повреждены три МиГ-21, четыре Су-7Б, по одному Ми-8, Ан-26 и Ил-14. Части, выступившие на стороне НДПА (данные о численности обеих сторон приведены в соответствии с книгой Мохаммада Наби Назими и публикациями полковника Валерия Аблазова): 4-я и 15-я танковые бригады (Пули-Чархи) — 400 человек, 60 танков, 20–40 БМП и БТР; 88-я артиллерийская бригада (Махтаб-Кала) — 300 человек, 40 гаубиц Д-30 и М-30, 6 РСЗО; 444-й батальон коммандос (Бала-Хиссар) — 500 человек; 322-й истребительный авиационный полк (Баграм) — 28 МиГ-21ПФМ/ФЛ/У/УМ;

355-й авиационный полк истребителей-бомбардировщиков (Баграм) — 24 Су-7БМК; 373-й транспортный авиационный полк (Ходжа Раваш) — около 30 Ми-4, Ми-8, Ан-26 и Ил-14. Всего на стороне мятежников выступили до 1500 человек, 60 танков, до 40 БТР и БМП, 40 орудий, шесть установок РСЗО, около 60 ударных самолётов. Части, сохранившие верность Мухаммеду Дауду: Бригада гвардии (Арк) — 1500–2000 человек, 24 танка; 26-й парашютно-десантный батальон (Бала-Хиссар) — 500 человек; 7-я пехотная дивизия (Ришхор) — 5000 человек, 31 танк, 12 артиллерийских орудий; 8-я пехотная дивизия (Карга) — 5000 человек, 31 танк, 12 артиллерийских орудий. Также на стороне президента действовали штаб Центрального армейского корпуса, отдельные части армии и жандармерии, а всего до 12 500 человек, 86 танков, 24 орудия. 

День «Д + 1»

Ранним утром 28 апреля принявший командование 444-м батальоном коммандос Шах Наваз Танай направил парламентёром в Арк командира взвода связи старшего лейтенанта Имамуддина. Получив предложение сдаться, Дауд выстрелил в офицера и ранил его. Ответным огнём президент Мухаммед Дауд, члены его семьи и ближнего круга были убиты. Был захвачен в плен и впоследствии расстрелян командир бригады гвардии Сахиб Джан, до восстания бывший другом многих высокопоставленных членов НДПА и даже получавший предложения вступить в партию. 

Министр обороны генерал-полковник Гулам Хайдар Расули, начальник Главного штаба генерал Абдул Азиз и начальник штаба Центрального корпуса Абдул Али, покинувшие дворец Тадж-Бек после ударов авиации, скрывались неподалёку в домике садовника, который выдал их местонахождение восставшим. Все трое были расстреляны. 

В 07:30 по радио прозвучало сообщение Военно-революционного совета: «Официально объявляется об отмене фальшивой конституции Мухаммеда Дауда и о падении его правительства. С настоящего времени вступают в силу указы и распоряжения Военно-революционного совета вооружённых сил. Военно-революционный совет полностью контролирует положение. Все части вооружённых сил страны заявили о своей верности Военно-революционному совету и выполняют свой патриотический долг».

Афганцы у доски с фотографиями членов Революционного совета и нового правительства страны

Афганцы у доски с фотографиями членов Революционного совета и нового правительства страны

После получения известий о победе вооружённого восстания в Кабуле сторонники НДПА стали брать в свои руки власть на местах. Лояльные Дауду командиры частей и члены местного руководства отправлялись самолётами в Кабул. Посольство Великобритании в Кабуле сообщало в Лондон: «Всё говорит о том, что произошёл успешный военный переворот, и новый режим, как минимум, сейчас, контролирует ситуацию. В Кабуле тихо. Ответный удар со стороны сил Дауда представляется маловероятным. Сообщается, что Дауд и его брат Мухаммед Наим погибли, и это объяснение всеми принято…Сообщения по радио идут от имени полковника Ватан Джара, которого называют главой нового военного совета. О Джаре нам ничего не известно. Американцы и немцы тоже ничего не знают». Вооружённое восстание, позднее названное Саурской революцией, победило. В боях, если верить цифрам, озвученным генсеком ЦК НДПА Нур Мохаммадом Тараки, погибло чуть более 70 человек. Мохаммад Наби Назими, будущий генерал-полковник и член ЦК НДПА, а в апреле 1978 года подполковник и офицер штаба Центрального армейского корпуса, оценивает количество потерь с обеих сторон в 1000–1500 человек. Посольство США оперировало цифрами в 2000–3000 пострадавших, Би-Би-Си сообщало о 10 000 убитых и раненых. 

Судьбы

Первый председатель Революционного совета и премьер-министр Демократической республики Афганистан (ДРА), генсек ЦК НДПА Нур Мохаммад Тараки в сентябре 1979 года был отстранён от власти Хафизуллой Амином и 9 октября задушен в подвале дворца Арк, переименованного в Дом народов. У руля страны встал Амин, который 27 декабря 1979 года погиб при штурме советскими спецподразделениями дворца Тадж-Бек. К власти пришёл Бабрак Кармаль, по мнению многих работавших с ним советских специалистов, продемонстрировавший полную непригодность к управлению государством. В 1986 году он был по состоянию здоровья освобождён от занимаемых должностей и выехал на лечение в Москву, где и умер 10 годами позже.

Газета «Кабул Таймс», 4 мая 1978 года. Главное фото – Нур Мохаммад Тараки, слева от него – Бабрак Кармаль, в первом ряду слева направо – Хафизулла Амин, майор Ватанджар, полковник Абдул Кадыр и другие

Газета «Кабул Таймс», 4 мая 1978 года. Главное фото – Нур Мохаммад Тараки, слева от него – Бабрак Кармаль, в первом ряду слева направо – Хафизулла Амин, майор Ватанджар, полковник Абдул Кадыр и другие

Офицеры-танкисты во внутрипартийном конфликте оказались по разные стороны баррикад. Ватанджар и Маздурьяр поддержали Тараки, Ахмед Джан примкнул к Амину. Ахмед Джан стал адъютантом Амина, после его свержения был арестован, но спасён от расстрела советскими советниками. Впоследствии дослужился до командира 4-й танковой бригады. Мохаммад Аслам Ватанджар возглавил оппозицию Амину и был тайно вывезен в СССР. Обратно вернулся в декабре 1979 года, получил пост министра связи. С марта 1990 года и до падения Кабула в апреле 1992 года был последним министром обороны ДРА. Шер Джан Маздурьяр после революции стал командиром 4-й танковой бригады, затем командующим Центральным армейским корпусом. Вместе с Ватанджаром боролся против Амина, но повезло ему меньше — в сентябре 1979 года он был арестован и освобождён уже после ввода в страну советских войск. В правительстве Кармаля занимал пост министра транспорта и туризма. Саид Мохаммад Гулябзой тоже занял сторону Тараки. Вместе с Ватанджаром его вывезли из Афганистана и тайно вернули обратно в декабре 1979 года. При штурме дворца Амина Гулябзой был в экипаже командира спецгруппы «Гром». Стал министром внутренних дел, а затем послом Афганистана в СССР. В 2005 году был избран депутатом нижней палаты афганского парламента. Главный метеоролог ВВС майор Дауд Тарун стал командующим внутренними войсками и адъютантом Тараки — в этом качестве он оказался незаменимым источником конфиденциальной информации для Амина. 14 сентября 1979 года он погиб во время перестрелки с телохранителями Тараки в Доме народов. В память о Таруне Джелалабад был переименован в Таруншахр, но уже в 1980 году городу вернули прежнее название. Абдул Кадыр первым вступил в конфликт с Амином, и уже в августе 1978 года был арестован по обвинению в антиправительственном заговоре. Был приговорён к смертной казни, которую заменили 15-летним тюремным сроком. Освобождён в декабре 1979 года, в 1982 году стал министром обороны, в 1987 году — послом в Польше. В Афганистан вернулся только через четверть века. Умер Кадыр 22 апреля 2014 года в кабульском военном госпитале, названном в честь свергнутого им Мухаммеда Дауда. Вместе с Кадыром был арестован и Мохаммад Рафи, получивший пост министра общественных работ. После ввода советских войск он был освобождён из тюрьмы, в 1980–1982 и 1986–1988 гг. возглавлял Министерство обороны, а затем стал вице-президентом Афганистана. Шах Наваз Танай остался в стороне от борьбы группировок Тараки и Амина, дослужился до командующего Центральным армейским корпусом, затем до начальника Генштаба, а в августе 1988 года стал министром обороны. В марте 1990 года он поднял неудачный мятеж против президента Наджибуллы, бежал в Пакистан и примкнул к Хекматияру. В Афганистан вернулся в 2005 году.

Старший лейтенант Имамуддин после ранения был переведён на штабную работу, возглавил оперативное управление Министерства обороны Афганистана, за активное участие в подавлении мятежа Таная получил звание генерал-полковника. Майор Мир Гаусуддин стал командиром 322-го истребительного авиаполка, затем его перевели на работу в национальную авиакомпанию «Бахтар». В феврале 1980 года он был назначен командующим ВВС. При формировании советско-афганской космической программы просил о зачислении в отряд космонавтов, однако вместо этого был назначен на пост военного атташе.

Траурная церемония похорон Мухаммеда Дауда, Кабул, 17 марта 2009 года

Траурная церемония похорон Мухаммеда Дауда, Кабул, 17 марта 2009 года

Посол Теодор Элиот отбыл из Кабула в мае 1978 года и покинул дипломатическую службу. Его преемник на посту посла Адольф Дабс 14 февраля 1979 года был взят в заложники террористами, личность которых до настоящего времени достоверно не установлена, и погиб при штурме полицией номера в гостинице «Кабул», где его удерживали в течение нескольких часов. Штурмом командовал майор Тарун, который сам будет убит ровно через семь месяцев. Место захоронения Мухаммеда Дауда и членов его семьи, погибших в перестрелке во дворце Арк, было найдено только через 30 лет близ гарнизона Пули-Чархи. 

17 марта 2009 года останки бывшего президента Афганистана захоронили на кабульском кладбище под раскаты последнего салюта из 21 артиллерийского орудия. В течение этого дня даже запрещённое в РФ движение «Талибан» соблюдало режим прекращения огня. 

Неподалёку от гостиницы «Кабул», в самом начале проспекта Независимости, установили в качестве памятника афганскую «Аврору» — танк Т-54 с башенным номером «815», сделавший в день Саурской революции первый выстрел. 

В 1992 году, когда к Кабулу подходили отряды исламистов Хекматияра, перешедшие на сторону Ахмад Шаха Масуда танкисты сняли машину с постамента, заправили топливом, установили новый аккумулятор и отогнали танк в Панджшерское ущелье. Революция закончилась, но война продолжалась. 

Источники и литература 

Слинкин М.Ф. Афганистан: оппозиция и власть (60-70-е гг. XX века) // Культура народов Причерноморья — 2005 — №57 История вооружённых сил Афганистана 1747–1977 / отв. ред. Ю.В. Ганковский — М.: «Наука», 1985 Аблазов В.И. Афганская арена. Революция или переворот? Часть 2. Свидетельства очевидцев и участников (http://artofwar.ru) Azimi, Nabi. The Army and Politics: Afghanistan, 1963–1993 — AuthorHouse, 2019 Jalali, Ali Ahmad. A Military History of Afghanistan: From the Great Game to the Global War on Terror — University Press of Kanzas, 2011

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)