«Не надо делать из нас героев» — исповедь врача из «грязной зоны»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Пандемия и оптимизация системы здравоохранения вынудили власти перепрофилировать клиники, концертные и выставочные залы в больницы для заболевших коронавирусом. Лечить людей в них стали врачи, в большинстве своем не имевшие отношения к вирусологии до последнего времени.

Такова и героиня материала «Ридуса». Она согласилась откровенно ответить на вопросы нашей редакции на условиях анонимности. Минздрав не любит правдорубов и тех, кто выносит сор из избы.


«Грязная зона»

В «доковидной» жизни я работала кардиологом. Когда устраивалась на работу, надо было пройти на сайте Госуслуг 36-часовое обучение. На этом — всё, никаких экзаменов или тестов. Кроме того, раздавали методички от Минздрава. Всего их было шесть. Последняя — от 28 апреля, по ней и работаем (материал готовился до утверждения Минздравом новой, 7 методички от 03.06. В свежей версии в список рекомендованных препаратов попал «Артлегиа» (олокизумаб), разработанный российской группой компаний «Р-Фарм». По словам представителей разработчика-производителя, это первый оригинальный отечественный биотехнологический препарат, включённый в рекомендации Минздрава. прим. «Ридус»).

Разницы между ними особой нет. Бумажная медицина — это очень бюрократическая история. Когда эти методички переиздаются, там шрифт могут поменять и буквально два абзаца переформулиовать, и вот методичка уже новая. Менялось немного, незначительные дополнения и корректировки. Они практически все шесть идентичны.

Когда стали поступать пациенты, оказалось, что мои знания кардиолога — на вес золота, так как много пациентов с сопутствующей кардио патологией. Пациенты — либо молодые мужчины, либо пожилые люди, мужчины, в основном. Женщин много меньше. Когда вокруг меня лоры, урологи, хирурги, онкологи — мои навыки в каридологии очень пригодились. Я и в дежуранты пошла, чтобы ночью была возможность обойти всех своих пожилых пациентов, провести необходимое количество консультаций и корректировок терапии.

Та клиника, в которой я сейчас работаю, частная. Ее строили для лечения онкологических заболеваний, это любимое направление частников, но случилась пандемия, и ее решили «переобуть». Государство сегодня за ковидных больных платит большие деньги, от 200 тысяч за пролеченного больного. Это выгодно. Больница новая совсем, не принимала пациентов до этого, и работать в таком новом здании очень приятно. Клиника большая, 7 этажей. Чтобы полностью забить ее пациентами понадобилось меньше трех дней.

Качество защиты

Со средствами защиты (СИЗ) у нас проблем никаких не было, в смысле, всегда были в наличии. Однако тут стоит уточнить, что костюмы бывают разные по качеству, а качество СИЗа очень сильно влияет на работу. У нас их было три вида: хорошие китайские, костюмы неопределенного производства с голубой окантовкой, в которых очень комфортно работать, и производства города Ижевск.

Производителям из Ижевска хотелось бы передать горячий привет и пожелание, чтобы они надели свои творения и попробовали полчаса в них просто постоять. В этих костюмах перегреваешься уже через 10 минут, как в бане. Если проработать в таком смену, то, когда с тебя его снимают, пот буквально выливается, выплескивается.

Маски-очки тоже бывают разные по качеству. Самые сомнительные — похожие на очки пилота, такие в первые дни были. Ужасно давили на переносицу. Маски, похожие на сноубордические, такие, как в Коммунарке, намного комфортней.

Почти все СИЗы — одноразовые. Повторно используют только очки и сандалии пластиковые, похожие на «кроксы». Их дезинфицируют.

Бюрократия

Врачам приходится много времени тратить не на пациентов, а на то, чтобы юридически себя обезопасить. Время уходит не на лечение, а на скрупулезное заполнение документации. При этом до сих пор нет четких указаний, как все оформлять, хотя мы с 16 апреля работаем. Истории болезни надо заполнять максимально тщательно, это — единственное за что можно «натянуть» врача: по данным истории болезни, что и как он пишет.

Это сейчас мы герои, но меня эта история пугает сильно. Сколько денег было вложено в презентацию врачей, как героев, спасателей, ровно столько же сил и энергии будет потом вложено в очернение нас каким-либо образом. К слову, работаю я с 16 апреля, а копии трудового договора на руках у меня до сих пор нет.

Хватит делать из нас героев. Мы — врачи — работаем за деньги. Альтруизм был бы вполне возможен и реален, 90% моих коллег пошли бы работать в ковидные клиники из чувства долга, если бы у всех была усредненная и достаточно высокая заработная плата.

В стационаре я получала в среднем 80 тысяч, это значит от 65 до 90. И вот тебе предлагают работу, где говорят: ну, 200 тысяч будет точно, и Путинских еще 80. Тут речь вообще не про альтруизм.

Все вот эти граффити, песни, посвященные врачам, аплодисменты скорым — ничего этого лично мне не надо, тем более, что, когда пандемия пройдет, все быстренько про это забудут. Мне нужно, чтобы, когда это все закончится, моя мать, которая уже 40 лет врачом работает, не говорила, что она получает 15 тысяч оклад. Мне бы хотелось знать, что пандемия в принципе изменит отношение к работникам здравоохранения.

Футболисты, может, начнут получать чуть-чуть меньше вместе со звездами шоубизнеса, а врачи, электрики, сантехники будут получать чуть больше. Это — люди, с которыми мы сталкиваемся гораздо чаще.

Мне бы хотелось, чтобы уважение было перманентно. Чтобы пациенты и их родственники не относились к врачам, как к обслуге, чтобы не открывали пинком дверь в ординаторскую с криками: кто обслуживает 605 палату. Это обесценивает все, и те силы, которые ты приложила для того, чтобы оказаться на этом месте, и то, что ты делаешь ежедневно для жизни и здоровья незнакомых, но таких важных для тебя людей. И вслед за этим тебе еще и говорят, мол, знала, куда шла и на что подписывалась, когда выбирала профессию.

Редакция «Ридуса» благодарит журналиста ТК «Мир» Александра Лопухова за помощь в организации интервью.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)