Чубайс и «дохлая нефтяная лошадь»

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

России пора слезать с «дохлой лошади» — устаревшего технологического уклада и перейти от слов к делу в вопросе диверсификации экономики, заявил в интервью Forbes глава «Роснано» Анатолий Чубайс.

Нефть и газ — это хребет российской экономики: сегодня на их долю приходится 20% ВВП, 40% бюджета и 60% экспорта, напомнил Чубайс. При этом даже самые большие оптимисты прогнозирует среднюю цену нефти на этот год в 40 долларов за баррель, тогда как бюджет России рассчитан исходя из 42,5 долларов за бочку. Невозможно подвергать страну стратегическому риску из-за такой структуры экономики, подчеркнул Чубайс.


По его словам, недавний головокружительный обвал нефтяных цен — не просто звоночек, а набатный колокол: если Россия не слезет с нефтяной иглы, то рано или поздно заедет в тупик. Это не значит, что надо немедленно закрывать Западно-Сибирское нефтяное месторождение, но менять стратегию экономического развития необходимо.

Есть известная ковбойская поговорка: если лошадь сдохла, с нее надо слезать. Чем раньше мы начнем сворачивать с этого пути, тем в большей степени мы снимем со страны стратегические риски государственного масштаба, — сказал Чубайс.

России нужен «стратегический заход» в тему инноваций, считает глава «Роснано». По его словам, на сегодня индустрия прямых инвестиций в Мексике превышает российскую в 10 раз, в Польше — в 13 раз, в Китае — в 23 раза, в Израиле — в 60 раз, в США — в 93 раза. А в России просто нет инвестиционной опоры, которую дает соответствующая законодательная база. «В эту сторону мы даже двигаться не начинали по-настоящему», — посетовал Чубайс.

Удачный момент

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Сама постановка вопроса об актуальности слезания с нефтяной иглы звучит предельно логично именно в устах главы «Роснано», отмечает шеф-аналитик ТелеТрейд Пётр Пушкарёв. Как лицо, напрямую заинтересованное в максимальных финансовых вложениях именно в сферу технологических инноваций, Чубайс такой повесткой дня, вероятнее всего, стремится привлечь одновременно и как можно больше государственных ресурсов, и частные иностранные инвестиции для развития подведомственного ему сектора.

Поэтому в данном случае все дельные слова о смене модели российской экономики, всё-таки стоит мысленно поделить как минимум на 10. Однако же в остатке будет вполне реальная потребность в действительно назревшей и срочной переориентации, конечно же, не всей экономики, но весьма значительных по российским масштабам и денежных, и человеческих, и организационных ресурсов, — указывает эксперт.

Речь не идет о создании в России некоего мини-филиала калифорнийской «Кремниевой долины» — это просто нереально, предупреждает он: там своя сложившаяся деловая среда, не масштабируемая на иные страны и континенты. Но вполне можно работать в направлении вовлечения российских разработок уже на самых ранних их этапах в востребованные цепочки международного разделения труда.

Некоторые наши дельные и вполне годные в их первоначальном воплощении идеи, научные и инженерные разработки могут быть преобразованы в удобную для конечного потребителя практичную форму, чаще всего именно с привлечением мультинациональных корпораций, особенно в Азии, имеющих гигантский опыт создания таких инновационных, наукоёмких продуктов, — рассуждает аналитик.

Совместно с иностранными партнерами и на взаимовыгодных финансовых условиях многие отечественные специалисты и коллективы могли бы пройти путь по дополнению любого сырого, но перспективного технологического продукта и максимально красивой «обёрткой», что также немаловажно, добавляет он. Попытки сварить «инновационный бульон» в чисто российском собственном соку — это вложение миллиардных инвестиций в инновации, оторванные от возможности их практического применения, считает Пушкарев.

В какого-нибудь робота, который будет всё красиво-показательно делать только на выставке, но на поверку окажется экономически нерентабельным или недостаточно функциональным. Или в никому не нужную национальную копию «Википедии», в клишированные разработки Минобразования, лишь формально принявшие современную интерактивную форму, но по-прежнему не глубокие содержательно и не развивающие понимание детей, — поясняет он.

Текущий момент действительно весьма удачен для технологического разворота, соглашается эксперт. Обвал нефтяных цен привёл к тому, что деньги инвесторов (да и самих нефтяных компаний) сейчас просто не имеет смысла вкладывать в добычу или в разведку новых объёмов. Не факт, что этот период продлится долго: пандемия закончится, восстановятся производства, а вместе с ними и спрос на углеводородное топливо. Но цены на нефть вполне ещё могут побыть низкими и два, и три года.

И важно использовать сейчас как можно быстрее вот это время, чтобы переложить часть денег, предназначавшихся в нефтегазовый карман, в инновационные компании, в оригинальные IT-стартапы, связанные с искусственным интеллектом или телекоммуникациями, с «умными» вещами или с более тонкими технологиями управления промышленными процессами, — призывает аналитик.

Главное — выжить

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Нефтяные цены сильно падают как минимум раз в десять лет (последний — в 2014 году), но до сих пор это не приводило к каким-то кардинальным изменениям в российской экономике, напоминает директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев.

Государство постепенно диверсифицирует свою деятельность и это совершенно правильно, но какой-либо речи о полном отказе от экспорта сырья нет, и не может быть, — уверен он.

В качестве примера эксперт приводит Норвегию — одну из самых богатых стран мира, где точно так же нефть обеспечивает солидную часть бюджетных поступлений. США в последние годы тоже существенно нарастили добычу нефти и газа и вышли в мировые лидеры по производству сырья.

Эти страны являются сырьевыми и не похоже, что там как-то сильно этого стыдятся. «Традиционные» энергоресурсы будут актуальны еще очень долгое время: вся возобновляемая энергия субсидируется правительствами и пока является совершенно неконкурентоспособной, — замечает эксперт.

Безусловно, для стабильной экономики и роста благосостояния граждан необходимо развивать не только энергетические сектор, признает он, но при этом отказываться от главного драйвера ВВП и основного источника доходов в бюджет явно не стоит. Кстати, в России так и не получилось развить инновационную экономику в том числе благодаря неудовлетворительной работе «Роснано», полагает аналитик: почти все, что презентуется отечественными разработчиками, в конечном итоге оказывается созданным в Китае или других странах

Дадашев сомневается, что в обозримом будущем произойдут какие-либо кардинальные структурные реформы. Вероятнее всего, развитие других отраслей будет и дальше происходить постепенно. И коронавирус будет сдерживать процесс: поступления в бюджет сократились из-за низких нефтяных цен и падения доходов налогоплательщиков.

В перспективе 6−12 месяцев главной задачей государства будет выживание, а после этих сроков можно будет вновь говорить о возобновлении стимулирования ненефтегазовых отраслей, — прогнозирует эксперт.

При этом, добавляет он, государству достаточно просто создать комфортные условия: низкие налоги, отсутствие административных барьеров и тд, и дистанцироваться от процесса — бизнес сам прекрасно понимает, что сейчас актуально и следует развивать, будь то искусственный интеллект или телефоны с двумя экранами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)