История страны королей-кузнецов: как остаивали католицизм в Африке

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

В 1960 году Демократическая Республика Конго, бывшая бельгийская колония, обрела независимость. Однако до спокойной жизни было далеко: на протяжении долгих лет государство сотрясали кризисы. Сепаратистское движение в Катанге, вторжения ангольцев, гражданские конфликты и так называемая колтановая война поместили страну на первые полосы газет и новостных сайтов. Правда, многочисленными войнами и конфликтами страна славилась и в доколониальный период своей истории. 

Попробуем разобраться, с чего начиналась военная история королевства Конго — уникального католического государства в Экваториальной Африке.


Возникновение христианского королевства

Несмотря на весьма относительную достоверность устной традиции, которая является основным источником по ранней истории Конго, учёные достигли определённого консенсуса. Считается, что государство было создано представителями народа баконго, предки которого переселились в бассейн реки Конго (Заир) ещё до нашей эры. К началу XIV века в её нижнем и среднем течении сложилось несколько государственных образований, населённых бантуязычными народами. Сильнейшими из них были Вунгу на северном берегу Конго, Мпемба — на южном и Конго диа Нлаза — в междуречье рек Конго и Кванго. Последнее государство в местной традиции называют Семью королевствами, что может указывать на его конфедеративный характер.

Пути трёх королевств пересеклись после того, как представитель правящей семьи Вунгу перешёл великую реку и стал править в плодородной долине Квилу со столицей в Мпемба Каси. Приблизительно через сто лет его потомок Лукени захватил обширные территории к югу и перенёс столицу на скалистый холм Мбанза Конго. 

На протяжении ещё столетия потомки Лукени расширяли пределы своего государства за счёт соседей, так что к моменту появления здесь в 1483 году португальцев королевство Конго представляло собой самую сильную и влиятельную державу региона.

Приблизительные границы государства Лукени, около 1330-1410 годов. Источник: Thornton, J.K. The Origins of Kongo: A Revised Vision / J.K.Thornton // Kongo Kingdom: The Origins, Dynamics and Cosmopolitan Culture of an African Polity / Ed. by K. Bostoen, I. Brinkman. — Cambridge, 2018. — P. 37, fig. 1.1a

Приблизительные границы государства Лукени, около 1330-1410 годов. Источник: Thornton, J.K. The Origins of Kongo: A Revised Vision / J.K.Thornton // Kongo Kingdom: The Origins, Dynamics and Cosmopolitan Culture of an African Polity / Ed. by K. Bostoen, I. Brinkman. — Cambridge, 2018. — P. 37, fig. 1.1a

Правители Конго носили титул наконго или маниконго. Немалую роль в укреплении их власти сыграли давние связи с меднорудным регионом к северу от реки. Короли контролировали не только добычу меди в области Вунгу, но и сбор раковин нзимбу на атлантическом побережье — эти раковины служили средством обмена. 

Таким образом, королевство Конго возникло на пересечении путей и извлекало выгоду из торговли между различными областями. Позднее к этому добавился контроль за обширными сельскохозяйственными территориями.

Правители Конго носили титул наконго или маниконго. Немалую роль в укреплении их власти сыграли давние связи с меднорудным регионом к северу от реки. Короли контролировали не только добычу меди в области Вунгу, но и сбор раковин нзимбу на атлантическом побережье — эти раковины служили средством обмена. Таким образом, королевство Конго возникло на пересечении путей и извлекало выгоду из торговли между различными областями. Позднее к этому добавился контроль за обширными сельскохозяйственными территориями.

Правители Конго носили титул наконго или маниконго. Немалую роль в укреплении их власти сыграли давние связи с меднорудным регионом к северу от реки. Короли контролировали не только добычу меди в области Вунгу, но и сбор раковин нзимбу на атлантическом побережье — эти раковины служили средством обмена. Таким образом, королевство Конго возникло на пересечении путей и извлекало выгоду из торговли между различными областями. Позднее к этому добавился контроль за обширными сельскохозяйственными территориями.

Одно из преданий о возникновении государства гласит, что короли Конго происходят от очень искусного и мудрого ремесленника. Разные племена призывали его в качестве арбитра для разрешения споров, и благодаря этому он сумел выдать своих дочерей замуж за соседних вождей. Столица королевства и сама была крупным ремесленным центром. Особенно славились конголезские кузнецы. Не случайно королевские регалии (нгола) были изготовлены из железа, а одним из инструментов обмена в Центральной Африке служили медные кресты.

Первым европейцем, вступившим в контакт с подданными маниконго, был знаменитый португальский исследователь Диогу Кан. Он посетил столицу королевства и забрал с собой в Португалию четверых конголезцев, которые по дороге приняли христианство. В 1491 году они вернулись вместе с тремя португальскими каравеллами, и христианская религия стала быстро распространяться среди правящей элиты. Сначала крестился правитель провинции Сойо, а затем и сам маниконго Нзинга а Нкуву, который в честь тогдашнего португальского монарха принял имя Жуан I. Вскоре в столице началось строительство церкви.

Падран — каменный столб с изображением королевского герба и христианских символов. Португальские мореплаватели устанавливали падраны в ключевых точках открытых ими земель, тем самым обозначая их принадлежность португальской короне и католической церкви. Летом 1482 года Диогу Кан установил один из падранов в устье реки Конго. Изображённый падран Кан установил в Анголе. en.wikipedia.org

Падран — каменный столб с изображением королевского герба и христианских символов. Португальские мореплаватели устанавливали падраны в ключевых точках открытых ими земель, тем самым обозначая их принадлежность португальской короне и католической церкви. Летом 1482 года Диогу Кан установил один из падранов в устье реки Конго. Изображённый падран Кан установил в Анголе. en.wikipedia.org

Правление Аффонсу I

Своего расцвета христианское королевство Конго достигло при сыне Нзинга а Нкуву Аффонсу I, который до крещения носил имя Мвемба Нзинга. После смерти отца около 1506 года он одержал победу над соперником и стал правителем обширной империи. Не последнюю роль в воцарении Аффонсу сыграла приверженность новой религии, тогда как его брат и соперник придерживался традиционных верований. По свидетельству португальских авторов XVI–XVII веков, войско противника Аффонсу увидело «апостола святого Иакова и всадника, облачённого в белое», а также огромный крест. Вероятно, этим всадником мог быть португальский солдат, вооружённый огнестрельным оружием.

Католицизм на долгое время стал государственной религией Конго и оставался ею даже несмотря на противоречия, которые время от времени возникали между королями и португальцами.

Условное изображение короля Аффонсу I, начало XIX века. commons.wikimedia.org

Условное изображение короля Аффонсу I, начало XIX века. commons.wikimedia.org

Роль последних в Конго в начале XVI века сводилась к распространению христианства и силовой поддержке правящего дома. Европейцы привезли в Африку свою религию, которая быстро распространилась среди верхушки баконго, хотя простое население исповедовало прежние культы и сопротивлялось введению христианства. Вместе с религией конголезцы переняли европейскую культуру, что выразилось в строительстве церквей, создании школы для детей сановников, введении европейской дворянской иерархии и придворных должностей, заимствовании элементов права. Столица королевства получила благочестивое название Сан-Сальвадор — «Спаситель». В стране установилась католическая иерархия во главе с епископом. В 1518 году им стал обучавшийся в Португалии сын Аффонсу принц Энрики.

Интересы самих португальцев в бассейне Конго заключались в поставках рабов, которых затем вывозили в колонии (Сан-Томе и Бразилию), и других товаров: меди, слоновой кости и драгоценных металлов. Португальские купцы получили от королей Конго исключительное право на торговлю рабами, которых доставляли к ним на атлантическое побережье из глубины континента. При этом португальцы не основали своей колонии, а проживали в столице, портовом городе Мпинда и других местах.

Короли Конго не раз просили португальских монархов и губернаторов прислать им оружие, в первую очередь огнестрельное. Мушкеты, пушки и другое европейское вооружение очень быстро получило признание у местных полководцев. В правление Аффонсу I и сами португальские солдаты принимали участие в местных войнах. Они помогали захватить периферийные «княжества» и вождества, отразить набеги теке в провинции Нсунди и тем самым способствовали укреплению центральной власти. К концу XVI века под властью конголезцев оказались прежние Семь королевств и обширные земли на территории современной Анголы. Дальнейшую экспансию Конго остановило вторжение яга и возникновение в центре Тропической Африки империи Лунда.

Современный вид столицы королевства Конго — Мбанза Конго (Сан-Сальвадора). whc.unesco.org

Современный вид столицы королевства Конго — Мбанза Конго (Сан-Сальвадора). whc.unesco.org

Территориально королевство представляло собой сложно устроенную композитную державу. Официальный титул Аффонсу I включал множество топонимов: Дон Аффонсу, милостью Божьей король Конго, Ибунгу и Какомго, Нгойо, по эту и по ту сторону Нзари (реки Заир), сеньор Амбундуш и Амголла, да Касима е Мусуру, Матамба и Муйилу и Мусуку, и Анзикуш, и завоеваний в Памзуалумбу и прочее. При этом историки условно разделяют Конго на королевскую зону (область Мпемба) и феодальную — периферийные провинции и полунезависимые вождества. По мнению современного историка Джона Торнтона, королевство представляло собой федерацию или конгломерат областей, и власть короля на периферии была скорее номинальной, чем фактической. Региональные правители совмещали военную, фискальную и административную власть. При этом у областей был разный статус. Особо выделялись Нсунди, правителем которой обычно был наследник престола, и Сойо, расположенная на побережье и тесно сотрудничавшая с европейцами.

В периоды бо́льшей централизации высшая знать королевства в день святого Иакова (25 июля) собиралась в столице на регулярные ассамблеи. Четверо правителей основных областей формально являлись выборщиками короля, хотя в каждом конкретном случае на процесс влияло множество факторов.

Король Конго принимает португальцев и своих подданных. en.wikipedia.org

Король Конго принимает португальцев и своих подданных. en.wikipedia.org

Поначалу любой обмен с португальцами, в том числе торговля рабами, являлся королевской монополией. Средством контроля за работорговлей были раковины нзимбу, которые Аффонсу I предоставлял купцам в обмен на нужные ему товары. На невольничьих рынках в столице нзимбу обменивались на рабов. Часть рабов европейцам поставлял сам король, который организовывал рейды в прилегающие к его государству земли. Другим крупным поставщиком невольников были племена теку, с которыми на протяжении длительного времени шли постоянные войны. По замечанию Р. Оливера и А. Атморе, работорговля была ценой, которую король платил за материальные и духовные ценности, пришедшие в Африку вместе с португальцами. Проводимые королём рейды по захвату рабов способствовали укреплению государства и консолидации его власти. С другой стороны, именно походы за рабами стали толчком к образованию на южных границах государства Нгола, с которым уже в 1556 году конголезцы вступили в конфликт и потерпели серьёзное поражение.

Однако в условиях постоянно возраставшего спроса король не мог сохранять единоличный контроль за работорговлей. Плантаторам на Сан-Томе и в Бразилии требовалось всё больше рабочих рук. В этих условиях португальские купцы предпочитали обращаться непосредственно к местным вождям, минуя маниконго. Тем самым подрывалось единство королевства: в поставках рабов участвовали правители областей, и они становились всё более самостоятельными. Уже в 1526 году Аффонсу жаловался на «воров», похищающих его подданных для обращения в рабство. В своём письме королю Португалии он просил «брата» пресечь контакты португальских купцов с его «вассалами». Только создание в 1530–1540-х годах крупных рынков работорговли у озера Малебо снова укрепило позиции короля.

Письмо Аффонсу I португальскому королю Мануэлю I с сообщением о сожжении Большого дома идолов, 5 октября 1515 года. Источник: Kongo: Power and Majesty. Catalogue of the Metropolitan Museum of Art. — N.-Y., 2015. — P. 94

Письмо Аффонсу I португальскому королю Мануэлю I с сообщением о сожжении Большого дома идолов, 5 октября 1515 года. Источник: Kongo: Power and Majesty. Catalogue of the Metropolitan Museum of Art. — N.-Y., 2015. — P. 94

Армия королевства Конго

Западная Центральная Африка — это саванна, и её климат и ландшафт предопределили особенности вооружения армий, их организации и тактики. Поскольку климат бассейна Конго был гибельным для лошадей, основу войска Конго составляла пехота. Ядром армии была тяжёлая пехота, которая набиралась из знати и вооружалась копьями и большими щитами. В 1577 году португальцы отмечали, что эти «щитоносцы» (adargueiros) были лучшими воинами в регионе. Щиты эффективно оберегали воинов от стрел, а вот против мушкетных пуль они оказались бессильны. Лёгкая пехота щитов не имела. Воины вооружались дротиками и луками, а наконечники стрел зачастую были отравлены.

Несмотря на быстрое внедрение ручного огнестрельного оружия, оно так и не вытеснило традиционные виды вооружения. Даже португальские наёмники в войсках африканских царей наряду с мушкетами использовали арбалеты или луки. Например, португальский отряд, направленный в 1734 году в Кисаму, насчитывал 100 мушкетёров и 1000 стрелков из лука. Полевую артиллерию использовали главным образом португальцы, хотя в XVII веке она появилась и у правителей Сойо.

По многочисленным сообщениям европейцев, воины Конго и их соседи в XVI–XVIII веках сражались в открытом строю. Битва начиналась с краткосрочного обстрела из луков, а затем воины сходились в рукопашном бою на копьях, мечах и боевых топорах.

Остатки и реконструкция португальского меча, обнаруженного в могиле в Киндоки (Мбанза Нсунди). antiquity.ac.uk

Остатки и реконструкция португальского меча, обнаруженного в могиле в Киндоки (Мбанза Нсунди). antiquity.ac.uk

По мере распространения огнестрельного оружия в составе африканских армий стали появляться целые подразделения, вооружённые мушкетами. Они обычно размещались в авангарде атакующих сил, хотя иногда мушкетёры расставлялись среди лучников. В сражении при Мбвиле 29 октября 1665 года армия короля состояла из 800 щитоносцев и 190 мушкетёров, а также множества лёгких пехотинцев — утверждалось, что их было 100 000. Разместив мушкетёров и половину щитоносцев под командованием маркиза Мпембы в центре, конголезцы почти сумели разбить португальский отряд, в котором было более 400 мушкетёров. Только ранения от мушкетных пуль, а затем и гибель короля Антониу привели к поражению королевской армии.

Военная организация королевства вытекала из его политической организации. Должность в местном управлении означала не только определённый доход, но и обязательства по набору и командованию войском. Согласно португальскому отчёту 1491 года, каждый аристократ в королевском окружении контролировал часть армии, общая численность которой составляла 10 000 человек. По подсчётам современных историков, в конце XV века маниконго могли выставить 80 000 вооружённых воинов.

Источники позволяют предположить, что ядро армии — тяжёлая пехота — подчинялось непосредственно королю и отличалось относительным профессионализмом, тогда как за сбор основных сил отвечали чиновники на провинциальном уровне. Долю воинов от общей численности населения можно представить на примере провинции Мбамба, герцог которой в 1623 году собирал армию в 200 тяжело вооружённых пехотинцев и 2000–3000 стрелков, в то время как население области составляло около 50 000 человек, включая 15 000 взрослых мужчин.

Карта Конго, около 1630 года. wikimedia.org

Карта Конго, около 1630 года. wikimedia.org

В случае необходимости центральные и местные власти имели право призывать население к оружию. По мере усиления в Конго центробежных тенденций контроль над той или иной областью означал прямую военную угрозу для короля. Так и случилось после сражения при Мбвиле, когда единое королевство окончательно распалось и отдельные претенденты на трон стали опираться на воинов из тех или иных провинций.

Конго при преемниках Аффонсу I

Несмотря на значительную степень централизации, государство Конго оставалось относительно слабым. Особенно ярко это проявлялось при смене монархов: например, восшествию на престол Диогу I в 1545 году и Бернарду I через 16 лет предшествовали междоусобицы. Однако ближайшие преемники Аффонсу I ещё могли поддерживать королевство практически в прежних границах. Диогу восстановил власть Конго над островом Луанда, у побережья которого ловили раковины нзимбу, составлявшие существенную статью королевского дохода. Он же привёл к покорности правителя Шангала.

Ослаблению королевства способствовали постоянные разногласия между конголезцами и португальскими священниками, купцами и должностными лицами. Иногда дело доходило до погромов в районах проживания португальцев. Европейцы же пытались воздействовать на центральную власть, в том числе через своих ставленников на троне. К примеру, заговор против короля в 1550 году был составлен при участии португальцев. Через пять лет конфликт монарха с европейцами привёл к тому, что Диогу направил в порт Мпинда войско с предписанием изгнать оттуда своего бывшего духовника Корнелиу Гомиша и его соотечественников.

Продолжение следует

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)