Почему в тюрьме и на карантине пишется лучше всего

© p-syutkin.livejournal.com

© p-syutkin.livejournal.com

Вынужденная изоляция — не только тяжелое испытание. Иногда в ней возникали прекрасные мысли и чувства. Может быть, и в нынешнем многомесячном заточении уже рождаются замечательные писатели и поэты.

Книга «Путешествие вокруг моей комнаты» была бестселлером около двухсот лет назад и снова становится им сейчас! Уже в начале XIX века ее перевели с французского на несколько языков, в том числе — на русский. Среди русских читателей книга была особенно популярна еще и потому, что ее автор — Ксавье де Местр — прожил в России много лет, стал героем трех войн и дослужился до генерал-майора.


Сейчас в разных странах чередой пошли переиздания «Путешествия вокруг моей комнаты». Интерес к книге понятен, — объясняет обозреватель радио DW. Ничего удивительного, ведь речь в романе идет о жизни в самоизоляции. Изоляция тоже была вынужденной: Ксавье де Местр провел 42 дня под арестом из-за участия в запрещенной тогда дуэли. Изоляция была очень строгой: даже с собакой он не имел права выходить, а мусор выносил слуга.

В изоляции — без собаки и интернета

Оказавшись отрезанным от мира, без телефона и социальных сетей в тогдашнем 1794 году, общаясь только со слугой, де Местр скучать не стал. Он отправился в путешествие по своей комнате — 36 шагов по периметру. Описание этого путешествия оказалось настолько увлекательным, что сделало его небольшой роман (чуть больше 100 страниц в оригинале) бестселлером.

Ксавье де Местр

Ксавье де Местр

© p-syutkin.livejournal.com

Несколько слов об авторе. Граф Франсуа Ксавье де Местр, которого в России называли Ксаверием Ксаверьевичем, был весьма примечательной личностью. Человек разносторонних талантов, блестяще образованный, с явной авантюрной жилкой, кадровый военный, писатель, художник-любитель, он воплощал сразу три национальные культуры: итальянскую, французскую и русскую.

Уроженец Савойи, богатый дворянин, потерявший все свое состояние после вторжения французских войск, де Местр, сражавшийся против французов в звании лейтенанта, стал в 1800 году капитаном русской армии. На службу его пригласил Багратион, и вместе с Суворовым де Местр участвовал в швейцарском походе.

Де Местр: художник, офицер, но не моряк

После опалы Суворова де Местр вышел в отставку. Открыл в Москве художественную мастерскую, зарабатывал на жизнь писанием миниатюрных портретов и уроками живописи, которые давал аристократам. Женился на фрейлине императрицы Софье Загряжской, тетке будущей жены Пушкина Натальи Гончаровой. С семьей великого поэта де Местр был хорошо знаком — в частности, написал известный портрет его матери. Кроме того, де Местр читал свои стихи в салоне Пушкиных.

По протекции старшего брата, политика, дипломата и философа Жозефа де Местра, который пробыл в России в качества посланника Сардинского королевства 14 лет и оказал огромное влияние, в частности, на Льва Толстого, Ксавье де Местра назначили директором Морского музея в Санкт-Петербурге. Но к морю он не имел никакого отношения, кроме того, его явно тянуло на действительную военную службу, и в 1810 он отправился на Кавказ, где был ранен и награжден за храбрость двумя орденами. Во время Отечественной войны 1812 года он снова оказался на передовой. За отличия в боях был награжден золотой шпагой и орденом св. Анны первой степени, получил звание генерал-майора.

После окончания наполеоновских войн Ксавье де Местр вернулся на родину. Получил обратно конфискованные имения (правда, сильно разоренные), снова занялся литературным трудом, причем сюжеты его романов и повестей чаще всего были русскими. Об этом говорят и их названия: «Параша-сибирячка», «Кавказские пленники».

Воспоминания де Местра о России определенная публика вполне назвала бы русофобскими. Хотя, казалось бы, ничего нового он для нас не говорит. Вот, к примеру, несколько отрывков из его книги «Религия и нравы русских»:

Каждый месяц для Екатерины II покупалось овощей на сумму в двадцать семь тысяч рублей.

За тот же месяц в счет на Царское Село было включено пятьдесят четыре тысячи пар цыплят.

Стол князя Потемкина обходился в пятьсот рублей ежедневно и обычно он был весьма плох. Нередко вино было просто невозможно пить.

Однажды, находясь в Царском Селе, великий князь Павел (впоследствии Павел I) слегка оцарапал ногу. Он показал царапину врачу, который посоветовал немного смазать ее салом. В тот день в смету был внесен пуд (тридцать восемь фунтов) сала, который оплачивался каждый день на протяжении трех лет.

***

Мир самоизоляции: кресло и другая замечательная мебель

Но «Путешествие вокруг моей комнаты» так и осталось самым популярным произведением Ксавье де Местра и гораздо более известным, чем другие. Продолжая традиции знаменитого «Сентиментального путешествия» Стерна, де Местр отправился в путь по комнате — в длину и в ширину, поперек, по диагонали, зигзагами…

Иллюстрация к первому изданию

Иллюстрация к первому изданию «Путешествия вокруг моей комнаты"

© p-syutkin.livejournal.com

Он описывал свои ощущения, фантазии и рефлексии, отправными точками которых становятся кресло, кровать, зеркало, портрет на стене, книги из личной библиотеки. Самые обыкновенные, привычные предметы домашнего обихода делаются особенными в этой вынужденной изоляции: «Какая замечательная мебель — кресло!»

Автор открывает в вещах то, чего обычно не замечаешь, и делится радостью этих открытий с читателем: «Мое сердце чувствует невыразимое удовлетворение, когда я думаю о тех бесчисленных несчастных, которым я предлагаю надежное средство против скуки, средство, которое смягчит испытываемые ими страдания».

Перечитав сейчас «Путешествие вокруг моей комнаты», восхищенный автор статьи во французской газете Le Figaro предрек роману «не только великое прошлое, но и великое будущее», объяснив, почему: «Сейчас в мире — три миллиарда де Местров, которые испытывают то же, что испытывал он».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)