Между бедностью и нищетой, кто больше всего пострадает от коронакризиса

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Основной удар пандемии COVID-19 принимает на себя российский средний класс, и он больше всего пострадает в итоге. Доходы будут падать у всех слоев общества, но если обедневшие богатые все равно останутся богатыми, а бедные — бедными, то для среднего класса есть серьезные риски скатиться ко второму из названных сегментов, предупредил в интервью РБК ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

Он напомнил, что весь мир пошел на беспрецедентную остановку экономики и потерю 5—7% ВВП ради спасения большего количества жизней. Но кризис в первую очередь затронул сферу услуг, а крупные города (где доля людей со средним достатком наиболее высока) ощутили его сильнее, чем небольшие.


Ситуация действительно непростая, однако говорить о том, кто пострадает сильнее, пока рано, отреагировал на слова ректора ВШЭ пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Сам президент в середине марта отнес к среднему классу 70% россиян — всех, кто зарабатывает в месяц от 17 тысяч рублей. Эксперты ВШЭ в октябре 2019 года оценили этот сегмент общества в 7% от всего населения страны (10,3 миллиона человек).

Ранее в Альфа-Банке подсчитали, что за пять лет с 2014 по 2017 год доля среднего класса в России сократилась с 37% до 30%. С 2008 по 2018 год его реальные доходы стагнировали, тогда как у богачей выросли на 11%, а у бедняков — на 4%. Изменилось и лицо среднего класса: на смену предпринимателям пришли чиновники.

Средний класс, кто ты?

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Совершенно неясно, что на данный момент в стране подразумевается под понятием «средний класс», констатирует эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский.

Если это люди, которые могли позволить себе менять машину раз в два-три года, ездить отдыхать в другие страны всей семьей раз-два в год, то через несколько месяцев они если и останутся, то максимум в количестве 30% от показателей год назад, — считает он.

При этом весь аппарат чиновников спокойно продолжает свою работу, без каких-либо сокращений и урезаний зарплат, хотя по смыслу государство должно работать для граждан, замечает эксперт. Однако от верхушки властной пирамиды не было ни одного посыла о добровольном сокращении зарплат в пользу малоимущих, безработных, медиков.

Под средним классом можно также понимать малый и средний бизнес и работников с зарплатой выше средней по региону, добавляет аналитик. Если придерживаться этой формулировки, то с одной стороны количественные значения данной прослойки резко сократятся, с другой — могут вырасти в процентном соотношении, если убрать из уравнения безработных, которых, по самым скромным подсчетам, прибавится не менее 10 миллионов.

Поэтому говорить о том, что средний класс действительно до сих пор существует, было бы несколько некорректно. На данный момент есть только два класса — бедность и нищета. При этом оба класса активно растут с каждым днем, когда закрыты все предприятия на территории государства, — указывает Кричевский.

Ударит, но не убьет

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Нынешний «коронакризис» действительно наиболее сильно бьет по среднему классу, соглашается с ректором ВШЭ главный аналитик ТелеТрейд Марк Гойхман. К наиболее пострадавшим сферам будет относиться негосударственный малый и средний бизнес, а именно здесь высока доля представителей данного класса, поясняет он.

Кроме того, с точки зрения общества этот его сегмент наиболее активный, имеющий зачастую независимые источники дохода, образованный и думающий, основа стабильности и развития, чуткий к изменениям и перспективам.

По данным соцопросов, в 2019 году 47% россиян считали средним свой уровень доходов. Но это психологическое самоощущение людей при ответе на вопросы. И тут действует их субъективная оценка: „в верхи не можем, а в низы не хотим“. Поэтому в действительности средний класс в России намного меньше, — считает эксперт.

По его мнению, к данной страте нужно относить людей не только по таким критериям, как наличие сбережений, возможность ходить по ресторанам и путешествовать. Это и образовательный, квалификационный уровень, свое приемлемое жилье, автомобили, возможность дать хорошее образование своим детям и т. д.

Таких людей примерно до 20%, а то и меньше. В относительно развитых странах, если брать страны ОЭСР, средний класс занимает примерно 50—60%, и там меньше расслоение общества по доходам, — отмечает аналитик.

Вместе с тем он полагает, что нынешний кризис, при всей его разрушительности, не уничтожит средний класс. Многие его представители — госслужащие и работники госкомпаний, творческая интеллигенция, и они в относительно благоприятном положении. Да и частный бизнес не будет безвозвратно разрушен.

Тем не менее удар по среднему классу — крайне негативное явление. Он выступает не только с материальных позиций как стабильный потребитель товаров и услуг, чей платежеспособный спрос стимулирует производство. Именно в среднем классе, как правило, сосредоточены квалифицированные кадры, которые стремятся к совершенствованию, они более креативны.

Поэтому высокая доля „середняков“ способствует развитию экономики и общества в целом. Этот фактор будет в очередной раз сильно подорван, — заключает Гойхман.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)