За командира сгоревшего год назад «Суперджета» вступились жена и профсоюз

© СК РФ/ТАСС

© СК РФ/ТАСС

Жена командира сгоревшего в прошлом годупассажирского самолета «Суперджет 100» Дениса Евдокимова объявила на своей странице в Facebook, что начинает собственное расследование авиакатастрофы, главным виновником которой Следственный комитет считает ее мужа.

Напомним, 5 мая 2019 Sukhoi Superjet 100 компании «Аэрофлот», выполнявший рейс Москва — Мурманск, совершил экстренную посадку в аэропорту Шереметьево после того, как экипаж сообщил о попадании в самолет молнии. В результате отказа приборов и ошибок пилотов лайнер сильно ударился о землю и от удара подломилась стойка шасси, пробив топливный бак. В хвостовой части «Суперджета» начался сильный пожар, в котором погиб 41 человек — пассажиры воздушного судна и бортпроводник.


Основываясь на расшифровке переговоров пилотов в материалах дела, Оксана Евдокимова пытается опровергнуть одну из главных претензий следствия к ее мужу — что Денис Евдокимов якобы проигнорировал надвигающиеся грозовые облака, из-за чего самолет и ударила молния.

По версии следствия и Международного авиационного комитета (МАК), Евдокимов, просматривая на локаторе зону взлета в ожидании разрешения на вылет, сказал второму пилоту следующее: «Засветка, видишь (неразборчиво). Да, елки-палки». Это можно трактовать так — командир воздушного судна заметил на пути грозу и не придал этому значения.

По версии же Оксаны Евдокимовой, вместо «неразборчиво» в расшифровке должны были стоять слова «Дальше, вне маршрута» — Денис Евдокимов якобы уже предупреждал об этом специалистов МАК, что должно было быть записано на диктофон.

Жена обвиняемого летчика добавила, что «засветка» — метеообразование на локаторе — была зеленого цвета: это означало, что обходить ее в полете не обязательно. Но Евдокимов не стал озвучивать это вслух, так как второй пилот сам видел экран локатора.

«Важно понимать, что КВС не самоубийца, он находится в одном самолете с пассажирами и мотива „излишней самоуверенности“ или тем более мотива убить пассажиров у него нет и не может быть. При малейшей угрозе безопасности проще зарулить на гейт и подождать часок, так было не один раз», — пишет Оксана Евдокимова в Facebook.

У профсоюза «Аэрофлота» тоже есть серьезные претензии к версии следствия. Председатель профорганизации авиакомпании Игорь Дельдюжов считает, что Следственный комитет так поторопился назначить Евдокимова козлом отпущения, что толком не провел массу необходимых технических экспертиз.

«Например, непонятно, почему отвалились шасси, которые крепятся к задней стенке бака. На других самолетах они не отваливались, Ту-154 ломался, но топливо не проливалось, и пассажиры не горели», — цитируют Дельдюжова «Новые Известия».

Председатель профсоюза добавил, что второму пилоту, который должен был вручную выпустить «прижимающие» самолет к земле интерцепторы, не предъявили обвинений вовсе. Пользуясь случаем, Игорь Дельдюжов напомнил, что «Аэрофлот» за последние три года не проводил ни одной тренировки в режиме direct mod, в который перешел самолет после попадания молнии.

Евдокимова обвиняют в преступлении, предусмотренном статьей 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации судна воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Если он будет признан главным виновником авиакатастрофы, ему может грозить лишение свободы на срок до семи лет.

По версии следствия, 5 мая 2019 года после возвращения в Шереметьево Евдокимов осуществил грубую посадку и управлял судном в нарушение установленных правил, чем вызвал разрушение самолета и пожар на борту. Из 78 находившихся в лайнере человек погибли 40 пассажиров и бортпроводник. Десять человек получили телесные повреждения.

15 апреля представители Следственного комитета объявили о передаче обвинительного заключения по делу «Суперджета» в суд.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)