Как СМИ и региональные власти могут усилить панику во время эпидемии

К концу третьей недели самоизоляции фейков о коронавирусной инфекции в СМИ и социальных медиа развелось неприлично много. Судя по разделу о фейках на антикоронавирусном проекте Общественной палаты России #НаКонтроле2020, информационные вбросы фиксируются чуть ли не ежедневно.


Глава комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич разоблачает подобные «утки», связанные с COVID-19, в своем телеграм-канале — и недостатка в контенте совершенно не испытывает. Из свежих фейков — паническая история о том, как Сбербанк «привязывает в личные кабинеты какие-то незнакомые номера», а также вброс о нарушившей самоизоляцию девушке, которую полицейские били электрошокером за проступок.

В первом случае выяснилось, что «незнакомые номера» в личных кабинетах Сбербанка люди сами привязывали в кабинеты как запасные:

Это — либо телефоны их родных, которые они не узнают без подписи «папуля», либо какие-то их старые телефоны, которые были привязаны много лет назад, но о них забыли. Никаких ошибок, никаких незаконных действий. Тем не менее, новость — огонь! Тут же разлетелась. В общем (удивляются банкиры), удивительный феномен готовности одних людей обвинять крупные компании в нечестной игре. И — готовности других людей в это мгновенно без доказательств верить, — отмечает Малькевич.

С фейком про использование электрошокера все еще проще. Действия полицейских не имели никакого отношения к нарушению самоизоляции: «По сообщению пресс-службы УМВД по Астраханской области, 13 апреля полицейские были вызваны на улицу Куликова из-за бытового скандала: двое местных жительниц шумно выясняли отношения. Когда полицейские попытались успокоить их, женщины начали проявлять к представителям власти агрессию, после чего их задержали».

Подобные фейки получают молниеносное распространение: из-за повышенной тревожности во время эпидемии коронавирусной инфекции, у аудитории СМИ и обитателей соцсетей заметно снижается способность к критическому отношению к информации.

Впрочем, увеличению панических настроений нередко способствуют и сами СМИ. По словам Малькевича, это происходит из-за некорректного подхода масс-медиа в освещении хода эпидемии:

СМИ неправильно подают эпидемию. Хотя вопрос (и претензия) не к ним. Официальные штабы должны давать каждый день информацию в ином разрезе: сколько тяжелых больных из числа инфицированных, у кого какая ситуация и так далее. Не бить обухом по голове — «+ 2000 заболевших», а успокаивать. В итоге взвинченные люди начинают жаловаться (и писать довольно гадкие посты в соцсетях) про «не соблюдающих соседей» (а также прохожих и просто «работников разных служб»).

Эксперт также отметил, что и действия региональных властей порой способствуют увеличению панических настроений среди россиян: «Не очень ловкие действия некоторых региональных и местных властей, когда руководители не в состоянии объяснить смысл принимаемых ими мер — и только усиливают панику». В качестве примера Малькевич привел официальные предписания в ряде отдельных муниципалитетов и субъектов РФ даже на улице находиться исключительно в маске на лице.

В России предусмотрено уголовное преследование для авторов и распространителей заведомой лжи под видом достоверной общественно значимой информации, от чьих действий пострадали или погибли люди либо наступили иные тяжкие последствия. И эта мера уже применяется по отношению к фейкометам о коронавирусе.

В начале апреля в Санкт-Петербурге было возбуждено первое в России уголовное дело по новой статье 207.1 УК «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан».

Затем уголовное дело из-за фейка о сотнях зараженных коронавирусом завели в Бурятии. А позже Генпрокуратура выявила ряд фейковых материалов о сотнях погибших от COVID-19, о секретных местах на кладбищах для умерших от коронавируса, а также о том, что инфекцию придумали власти, чтобы под прикрытием борьбы с эпидемией совершить госпереворот.

Ранее замглавы комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Константин Комков в беседе с «Ридусом» подчеркнул, что государство «обязано защищать свои интересы в условиях информационной войны».

Информационная диверсия должна жестко ограничиваться. Наиболее явные примеры таких ограничений нам показывают демократические державы — все защищают свою информационную безопасность крупными штрафами и ограничительными мерами. Это необходимость. Более того, информационная защита — это одна из прямых обязанностей государства, власти должны использовать имеющийся опыт по оперативному выявлению фактов, с использованием систем мониторинга и других современных технических средств,— заключил общественник.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)