«Чертова дюжина» панцерваффе против седьмого сталинского удара

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Августовская Ясско-Кишинёвская операция 1944 года стала второй попыткой советского генштаба вывести Румынию из войны: первое наступление началось 8 апреля и закончилось к 9 мая, после чего советским войскам пришлось перейти к обороне и отражать немецкое контрнаступление. 

Секрет немецкого успеха в обороне был прост: на 15 июня 1944 года группа армий «Южная Украина» имела в своём составе 3-ю, 13-ю, 14-ю, 23-ю и 24-ю танковые дивизии (тд), а также 3-ю тд СС «Мертвая голова» и 10-ю панцергренадерскую дивизию (пгд), до указанной даты там же оперировала пгд «Великая Германия». 


Однако создавшиеся на разных участках фронта кризисные ситуации привели к раздроблению танковых сил группы армий «Южная Украина», и к авустовскому советскому наступлению из немецких ударных частей остались только 13-я тд и 10-я пгд. Им предстояло сыграть основную роль в сражении.

Затишье перед грозой

В конце мая 1944 года 13-я тд вышла из боев по ликвидации советского плацдарма на Днестре южнее города Дубоссары у Кошице. Дивизию вывели на отдых в район Кишинева. В апреле-мае дивизия металась от одного советского плацдарма к другому в качестве пожарной команды и понесла тяжелые потери — 326 убитых, 1059 раненых, 140 пропавших без вести. Еще более чувствительными стали потери в матчасти — в дивизии уцелело всего три танка.

Пока дивизия была на переформировании, ее одолевали тучи комаров и различные переносимые насекомыми болезни — за май-июль 1944 года 614 человек выбыло из строя по болезни.

Командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.И. Толбухин за работой

Командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.И. Толбухин за работой

Командир дивизии генерал-лейтенант Ганс Микош (Hans Mikosch) был снят с должности, и 25 мая в командование вступил генерал-лейтенант Ганс Трёгер (Hans Tröger). Под конец майских боев подполковник Гельмут Меллер-Альтхаус (Helmut Möller-Althaus), возглавлявший штаб дивизии, попал под обстрел и получил тяжелые ранения, лишился глаза и надолго выбыл из строя. Заменил его майор Курт Браун (Kurt Braun).

Командир 66-го панцергренадерского полка (пгп) полковник фон Оппен (von Oppen) был переведен в штаб 2-й армии. В командование полком вступил полковник Фёлькер (Völker). 93-й пгп возглавлял полковник Барт (Barth). 4-й танковый полк возглавил майор Ганс Градл (Gradl), хотя фактически в полку был всего один 2-й танковый батальон под командованием Герига (Gehrig), так как 1-й «пантерный» батальон воевал в Италии.

13-я танковая дивизия была оперативным резервом всего южного фланга группы армий «Южная Украина» и должна была действовать в интересах армейской группы «Димитреску», прикрывая стык XXIX и XXX армейских корпусов 6-й армии.

По данным разведки, удар советских войск ожидался в полосе XXX армейского корпуса генерала Георга Постеля (Georg-Wilhelm Postel).

Состояние дивизии было далеким от идеала — да, она насчитывала 14 895 человек личного состава, но её бронетанковые возможности еще требовали пополнения; имелось пять танков Т-III и 36 Т-IV, собранных в основном в 6-й и 8-й ротах, и 75 бронетранспортеров. Артиллерийская составляющая в дивизии была сильной — семь «Хуммелей», 16 «Веспе» и 41 орудие на механизированной тяге. 41 тяжелое противотанковое орудие вместе с 17 «Мардерами» могли дать серьезный отпор танковым атакам. Из 1104 пулеметов по штату в дивизии было 690. Большие проблемы были с транспортом — 240 легковых авто вместо 677 и 697 грузовиков вместо 1637 покрывали потребности дивизии примерно на 35–40%. Кроме того, в дивизии было 32 20-мм зенитки и 59 «панцершреков». Лошадок было 2803 штуки. На 19 августа положении дивизии несколько улучшилось, и «четверок» уже было 42, не считая около 20 «Штугов».

Вторым подвижным соединением группы армий «Южная Украина» была 10-я панцергренадерская дивизия генерала Августа Шмидта (August Schmidt). На 1 августа 1944 года она по факту насчитывала 11 898 человек и имела некомплект до штата 2801 человек. 

Ударные возможности дивизии были скромными: 23 боеспособных «Штуга» и ещё три в краткосрочном ремонте. В наличие имелось всего четыре исправных бронемашины. 

Из 31-го штатного «Мардера» налицо было семь, еще один числился в ремонте. Также в наличие было всего 18 Pak 40 и 19 артиллерийских орудий дивизионного артполка. Значительно была снижена подвижность дивизии — транспорта имелось в наличие от 8 до 35% по разным позициям и… панцергренадерская дивизия обросла лошадьми — по факту имелась 2851 лошадиная сила. Однако немцы до конца войны имели возможность качественного пополнения своих соединений, и на 19 августа 10-я пгд имела 42 штуга и три «тройки».

Советские автоматчики десантируются с брони танков Т-34. Румыния, лето 1944 года

Советские автоматчики десантируются с брони танков Т-34. Румыния, лето 1944 года

Несмотря на постоянные бои, немецкие пехотные дивизии группы «Южная Украина» также не особо просели в численности — например, на 19 августа 1944 года 15-я пехотная дивизия (пд) генерал-майора Рудольфа Шперля (Rudolf Sperl) насчитывала 336 офицеров и 12 697 солдат, 6355 лошадей и 419 автомашин. На момент начала боёв генерал слег с малярией, и его замещал полковник Оттомар Бабель (Ottomar Babel).

81-й пехотный полк (пп) 15-й пд стоял как раз на разграничительной линии XXIX и XXX армейских корпусов южнее речки Ботна. Чтобы укрепить оборону, его усилили саперным и истребительно-противотанковым батальонами дивизии. В тылу находился 15-й полевой запасной батальон. В центре за боевыми порядками дивизии стояли 1-й и 2-й дивизионы 15-го артполка при поддержке 1-го дивизиона 51-го артполка, состоявшего из двух батарей.

88-й пп вместе с 15-й фузилерным батальоном стоял севернее ручки Ботна, в резерве у них был 1-й батальон 106-го пп. Их поддерживали 3-й дивизион 51-го артполка и тяжелая батарея из состава 1-го дивизиона 51-го артполка. 3-й батальон 106-го пп находился в резерве командующего 6-й армии. Фактически командир 106-го полка майор Лоренц Номанни (Lorenz Nomanni) остался без подчиненных.

К 19 августа немцы, в меру своих возможностей, были готовы к советскому удару.

Вопреки желанию командира дивизии генерал-лейтенанта Ганса Трегера 13-я тд не действовала единым кулаком — 2-й батальон 66-го пгп вообще получил собственный участок обороны в передовых позициях. Также были переподчинены саперный батальон и разведбат.

2-й и 3-й дивизионы (12 легких и 12 тяжелых гаубиц) дивизионного 13-го артполка усиливали позиции 306-й пд. Командир 13-го артполка полковник Дауде (Daude) звонил во все инстанции, требуя вернуть дивизионы под свое прямое командование — любой командир, отдающий свои части под «чужое» командование, понимает, что это прямой путь к огромным потерям в этих подразделениях, но вышестоящее командование считало иначе.

Боги войны 3-его Украинского фронта

Принимая решение о наступлении с Копанского плацдарма, командующий 3-м Украинским фронтом генерал армии Ф.И. Толбухин понимал, что его выбор достаточно рискован. 

Изрезанная балками местность на выбранном участке была неудобна для развертывания больших масс войск, передний край вражеской обороны не просматривался и кроме того, «противник мог сравнительно небольшими силами перекрыть и удерживать узкую горловину гребня, на которой намечался прорыв». 

Однако эти тактические недостатки полностью искупались стратегическим преимуществом — удар с Копанского плацдарма наносился в стык немецких и румынских частей и в случае успеха приводил к окружению почти всех немецких частей в Бессарабии.

Немецкий патруль на броневике Sd.Kfz.223 в Румынии

Немецкий патруль на броневике Sd.Kfz.223 в Румынии

Тактические недостатки было решено купировать мощностью удара, особенно — количеством привлекаемой артиллерии. Помимо собственных артчастей передовых дивизий и отдельных артиллерийских подразделений фронта (включая части большой мощности РГК и выставленные на прямую наводку 85-мм зенитки) к ней привлекалась также артиллерия стрелковых частей второй линии и находящихся в резерве — до 120-мм минометов. 

В результате этих усилий плотность стволов на 1 км фронта колебалась от 240 на участке 34-й армии до 185 у 57-й армии. При этом 45-мм пушки и установки РС при подсчете не учитывались. 

Длительность артподготовки должна была составить 1 час 45 минут, делившиеся следующим образом:

  • огневой налет — 5 минут;
  • методический прицельный — 45 мин;
  • второй огневой налет — 5 минут;
  • ложный перенос огня — 15 минут;
  • огневой налет — 5 минут;
  • методический прицельный — 25 минут;
  • огневой налет — 5 минут.

При этом в момент ложного переноса, пехота должна была имитировать начало атаки, ведя огонь из стрелкового оружия, а также "с криками «Ура» показывая специально изготовленные чучела».

Советский сапёр проделывает проход в проволочных заграждениях. Румыния, лето 1944 года

Советский сапёр проделывает проход в проволочных заграждениях. Румыния, лето 1944 года

Авиационную часть наступления обеспечивала 17-я воздушная армия. При этом, помимо прямого огневого воздействия с воздуха для обеспечения «работы» по подавлению вражеской артиллерии был выделен корректировочно-разведывательный полк.

Как показали уже первые часы наступления 20 августа 1944 года, ставка Толбухина полностью сыграла. Огневая подготовка из более 5000 стволов, начавшаяся в 08:00, нанесла огромные потери передовым частям немцев и румын. Оборона 15-й и 306-й немецких пехотных и 4-й горной румынской дивизии (командир — бригадный генерал Александру Наста) была прорвана, и через считанные минуты после окончания артподготовки советские танки уже ворвались на артиллерийские позиции немцев и румын, давя молчавшие орудия, до которых не успели добежать расчёты.

Командир 2-го дивизиона 13-го артполка вспоминал:

«Этот огненный каток, был произведен как на учениях — сначала противник нанес ударил по основной линии обороны, а затем огненный шквал перепрыгнул на позиции артиллерии и тыловые зоны. С окончанием обстрела советские танки были уже в глубине наших позиций. Все коммуникации разрушены, радиостанции разбиты — связи не было. Как мы узнали позже, остатки расчетов 6-й батареи, которые пережили обстрел, были взяты в плен. В конце концов, остатки 2-го артиллерийского дивизиона были подчинены 93-му панцер-гренадерскому полку. Из 2-го и 3-го дивизионов уцелели всего 9 из имевшихся ранее 24 орудий. 5-я батарея спасла только одну легкую гаубицу и один тягач. Все остальное вооружение было уничтожено».

По воспоминаниям немцев в первые часы наступления связи с 15-й, 306-й и 4-й горной дивизией прервалась и больше уже об их судьбе ничего известно не было. Чуть более подробны в этом вопросе советские документы. Например:

«10 гв.вдд в районе Леонтина окружила и уничтожила части 580 и 549 пп 306 пд немцев и две роты 17 б-на 4 гсд румын».

Из боевой истории 15-й пд:

«20 августа 1944 г. с 4:00 до 4:45 на позиции 15-й пехотной дивизии были обстреляны по всей ширине фронта. Очевидно, противник сначала хотел определить, осталась ли 15-я на своих позициях или отошла на вторую линию. Первоначально в штабе 30-го армейского корпуса вообще решили, что все атаки противника отбиты и угрозы нет. НО…в 7:00 часов был открыт новый заградительный огонь «до сих пор неизвестной силы». Он прекратился в 9:35 утра, после чего начался советский штурм. Две стрелковые дивизии в сопровождении многочисленных танков атаковали позиции 81-го пехотного полка, еще одна стрелковая дивизия с танками наступали против 88-го пехотного полка.

От артогня 81-й потерял более половины своего состава. Противнику удалось проникнуть вглубь обороны и в жестоком рукопашном бою взять командный пункт.

У правого соседа в 306-й пехотной дивизии ситуация не лучше. И здесь враг с самыми сильными силами добивается прорыва. Танки и моторизованные пехотные подразделения, сопровождаемые плотными колоннами стрелковых дивизий, направляются на юго-запад.

Огромное количество солдат погибает или пропадает без вести. Пытаясь остановить советское наступления погиб в контратаке командир 1-го батальона 106-го полка кавалер Рыцарского креста капитан Герберт Пролль (Herbert Proll). Там же в бою пропал без вести другой кавалер Рыцарского креста обер-вахмейстер August Humke (4-я рота 15-го фузилерного батальона). Погиб в рукопашной на командном пункте 81-го полка и сам командир полка — подполковник Эхт.

По воспоминаниям командира 1-го батальона 81-го полка капитана Карла Куна (Karl Kuhn) после рукопашной от его батальона уцелело 28 человек, которые искали спасения в тылу».

Первый блин «Невезучей 13-й»

Вечером остатки 81-й пехотной дивизии отошли к востоку от Урсоя. Сохранив локтевую связь с «северным» соседом — 257-й пехотной дивизией (24 августа командир дивизии Фридрих Блюмке (Friedrich Blumke) будет тяжело ранен во время авианалета, затем взят в плен и умрет от ран 4 сентября 44 года). Части южнее речки Ботна — 81-й пехотный полк — погиб вместе со своим командиром, а 306-я пехотная дивизия была фактически уничтожена, исполняющий обязанности командира дивизии ее начальник штаба полковник Вайсс погиб. Исполняющий обязанности командира 15-й пехотной полковник Ottomar Babel, пропал без вести после 21 августа 1944 года.

Между тем советское наступление развивалось успешно. Одним из направлений 6-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Котова из состава 37-й армии генерала Шарохина был крупный узел снабжения и обороны в Ермаклии. К нему вышли 10-я гвардейская дивизия ВДВ, 20-я гвардейская стрелковая дивизия и 195 сд.

Для первого дня наступления это был большой успех. Не омрачили его и некоторые организационные неувязки — на наспех разминированном минном поле подорвались 7 танков из состава приданного 20-й гвардейской стрелковой дивизии 52-го отдельного танкового полка подполковника Ивана Шкадова. Также дивизия Дрейера была поддержана 864-м самоходно-артиллерийским полком на СУ-76 подполковника Алексея Карташева.

Основой немецкой обороны в этом районе был 2-й батальон 66-го панцер-гренадерского полка под командованием обер-лейтенанта Гельмута Экольдта (Helmut Eckoldt). В полдень 13-я танковая дивизия получила приказ восстановить положение на всех участках прорыва. В наступление пошел 1-й «бронебатальон» 66-го панцер-гренадерского полка капитана Манфреда Вендта (Manfred Wendt) при активной поддержке прибывших к тому моменту «штугов».

Группа немецких штурмовых орудий StuG III в сопровождении бронетранспортёров Sd.Kfz.250 выдвигаются на рубеж атаки. Румыния, лето 1944 года

Группа немецких штурмовых орудий StuG III в сопровождении бронетранспортёров Sd.Kfz.250 выдвигаются на рубеж атаки. Румыния, лето 1944 года

Основной удар был направлен против 20-й гвардейской стрелковой дивизии. В донесении сообщалось, что в 9.00 противник предпринял сильную контратаку (до батальона пехоты и 12 бронеединиц) с северо-западной окраины Ермаклии. Основное сражение развернулось за высоту 194,4, при этом, как сообщалось: «дивизия нанесла большие потери вновь выброшенному с резерва 93 мотополку 13 танковой дивизии». Впрочем, сама 20 гв сд за этот день заявила в потерях противника только два самоходных орудия. Поддерживающие части были более активны.

52-й отдельный танков полк за 20 августа потерял в бою подбитыми два танка ОТ-34, заявив две уничтоженных самоходки, 450 человек вражеской пехоты и 15 орудий. Потери полка в личном составе 1 убитый и 7 ранено.

Интересно, что командование танкового полка имело претензии к действиям бойцов и командиров 20-й гв.с.д. и особенно 60-го сп обвиняя их в нерешительности и нежелании идти за танками «хотя последние последовательно от рубежа к рубежу протаскивали их за собой».

В тоже время командование 864-го сап имело претензии уже к 52-му отп, который, по донесению самоходчиков, уклонился от курса вправо и самоходки вышли одни с пехотой на южные скаты высоты 194.1, где им пришлось закрепиться. У самоходчиков потери были уже очень серьезными: две СУ-76 за день были подбиты и три сгорели. В личном составе — убито три, ранено 10 человек. К концу 20 августа боеспособных 15 СУ-76 и 1 Т-34.

У 13-й танковой дивизии погиб в бою командир 66-го пгп Völker.

При этом немцы понимали, что вопрос ввода подвижных резервов командующего фронтом Толбухина был лишь вопросам времени, а дивизия уже понесла потери и даже не смогла толком задержать наступление стрелковых частей, пусть и усиленных бронетехникой.

Окончание следует

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)