Карантин 1666 года: что изменилось с тех пор в нашем поведении

© Википедия

© Википедия

Многие британцы верили, что 1666-й станет годом Апокалипсиса. Их не трудно понять, ведь в конце весны 1665-го бубонная чума начала существенно сокращать население Лондона. К осени каждую неделю в городе умирали около семи тысяч человек. Эпидемия продлилась до зимы. В столице погибло около 100 тысяч жителей. Всего в стране, по некоторым данным, она унесла примерно 750 тысяч жизней.


Возможно, главным летописцем Великой чумы стал чиновник британского морского ведомства Сэмюэл Пипс, который вел подробный личный дневник в самые темные годы Лондона. Он писал, что натыкался на трупы людей на улицах и с тревогой читал еженедельные списки погибших на площадях.

«Я видел гроб с телом человека, умершего от чумы. Он стоял посреди поля, принадлежащего соседней ферме. Его просто вынесли прошлой ночью, и оставили стоять, не послав никого похоронить умершего. Только смотрели, чтобы никто не ходил там ни днем, ни ночью, даже семья погибшего. Для этого выставили охрану. Эта болезнь делает нас более жестокими друг к другу, чем, если бы мы были собаками», — пишет Пипс о происходившем в Гринвиче в августе 1665 года.

Это действительно было похоже на конец света. И все же это было также началом возрождения науки в Англии. Врачи экспериментировали с карантином, стерилизацией и социальным дистанцированием. Для тех, кто переживает сейчас самоизоляцию из-за распространения Covid-19, полезно оглянуться назад и посмотреть, что изменилось, а что нет. Человечество защищается от эпидемий в течение тысячелетий, и нам удалось многому научиться на этом пути.

Когда чума летом 1665 года пришла в Англию, в стране полыхали политические беспорядки. Страна увязла в новой войне с Голландией. Этот конфликт торпедировал британскую экономику. Но были и более глубинные проблемы — всего пятью годами ранее король Карл II вырвал контроль над правительством у пуританских парламентариев во главе с Оливером Кромвелем.

Кромвель умер в 1658 году, но король эксгумировал его труп, заковал в цепи и судил за измену. После неизбежного обвинительного приговора приспешники Карла водрузили отрубленную голову лорда-протектора на пику над Вестминстерским дворцом вместе с головами двух сообщников. Гниющий череп оставалась там, глядя на Лондон на протяжении всей эпидемии чумы и еще много лет спустя, пока его не сорвал ветер.

Война и социальные потрясения ускорили распространение чумы, разразившейся несколькими годами ранее в Голландии. Король, когда не отрубал головы трупам своих врагов, был занят инвестициями в научный прогресс. Он санкционировал создание Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе.

Скорее всего, благодаря интересу монарха к науке, представители правительства и врачи быстро взяли на вооружение методы социального дистанцирования для сдерживания распространения бубонной чумы. Карл II в 1666 году издал официальный приказ, прекращающий все публичные собрания, включая похороны. В Лондоне закрыли театры, и сократили лицензирование новых пабов. Закрылись Оксфорд и Кембридж.

Одним из студентов, отправленных домой, был Исаак Ньютон. Богатые в то время бежали из городов, чтобы укрыться в своих загородных домах. Ученый, принадлежавший к такой семье, провел год чумы в своем поместье, с толком используя время.

В Лондоне было не так уютно. Карантин изобрели во время первой волны бубонной чумы еще в XIV веке, но во время Великой чумы он использовался более системно. Государственные служащие, разыскивали новых заболевших и изолировали их вместе со всеми домочадцами. Специальные надзиратели рисовали красный крест на дверях таких домов. Рядом красовалась бумага с надписью: «Господь нас помилует».

Правительство направляло в такие дома провиант. Через 40 дней надзиратели закрашивали красные кресты белой краской и приказывали жителям стерилизовать помещения известью. Врачи считали, что бубонная чума была вызвана «запахами» в воздухе, поэтому всегда рекомендовалась чистка. Они понятия не имели, что это также хороший способ избавиться от клещей и блох, которые действительно распространяют инфекцию.

Конечно, не все подчинялись требованиям. Как пишет The New-York Times со ссылкой на документы Национального архива Великобритании, в апреле 1665 года Карл II распорядился о суровом наказании группы людей, которые убрали с двери бумагу и закрасили крест, чтобы беспрепятственно выйти из дома и потом уехать за границу. Это напоминает современных граждан, которые бегут из больниц или скрывают возвращение из Куршевеля, подвергая риску заражения окружающих.

Пипс был сторонником современной науки и старался следовать самым передовым советам своих друзей-докторов. Они включали курение табака в качестве меры предосторожности, поскольку дым и огонь очистят «плохой воздух». В июне 1665 года, когда началась чума, автор дневника писал, что впервые увидел красные кресты на дверях. Это заставило его купить целый «рулон табака, что сняло опасения».

Шарлатанство было всегда. Но были и хорошие советы. Во время Великой чумы лавочники просили клиентов бросать свои монеты в тарелки с уксусом, чтобы стерилизовать их, используя дезинфицирующее средство для рук версии 1600-х годов.

Так же, как некоторые американские политики сейчас винят в пандемии коронавируса китайцев, британцы XVII века обвиняли в распространении чумы голландцев. Другие проклинали жителей Лондона. Пипс перевез свою семью в загородный и пишет в своем дневнике, что местные жители «боятся Лондона, сомневаясь во всем, что исходит оттуда или что было там недавно».

К концу 1666 года чума начала отступать. Но одна катастрофа привела к другой. Осенью Великий пожар бушевал целую неделю и уничтожил центр Лондона. Ущерб был так велик, отчасти потому, что городские власти не спешили реагировать, потратив более года на борьбу с чумой. В результате 70 тысяч горожан остались без крова и пришли в ярость, угрожая беспорядками.

В то время как мэр Лондона издал приказ об эвакуации города, люди решали другие проблемы. Пипс пишет, как помогал другу вырыть яму в саду, где они спрятали сыр пармезан, вино и «еще некоторые вещи». Даже в разгар событий, потрясающих цивилизацию, люди все равно будут копить богатства, вроде туалетной бумаги или гречки.

Несмотря на войну, чуму и огонь, Лондон выжил. Город жители восстановили достаточно быстро. Уже в 1667 году Пипс, судя по записям, приводил в порядок свои комнаты и обращал свои мысли к новым политическим событиям. Он выжил, но ученые до сих пор не уверены, что он в итоге выкопал свой сыр из тайника в саду.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)