Удар дьявола: социально-психологические последствия эпидемии коронавируса

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Я не врач и тем более не вирусолог. Я – социальный психолог, и могу рассуждать о влиянии пандемии только с точки зрения ее социально-психологических последствий.

Они многообразны. Фактически сама идея коронавируса прицельно бьет по самым болевым точкам современной цивилизации. Давайте перечислим эти «болевые точки», о которых давно говорят на разные голоса писатели, культурологи, психологи и психотерапевты – а также посмотрим, как издевательски, с поистине дьявольским хохотом выворачивает эти проблемы Коронавирус – с одной стороны, «утешая», а с другой – делая эти проблемы вечными и нерешаемыми. Итак, начнем.


1. Отчуждение - низкий уровень солидарности в обществе, высокий уровень отчужденности современного человека, исчезновение понятий «дружба», «друг».

© pixabay.com

В редких разговорах «по душам» с какими-нибудь случайными попутчиками, в пьяных откровениях с друзьями детства, в тихих кабинетах психотерапевтов многие, даже вполне на вид успешные люди с болью признаются, что считают современный мир «холодным», что они во всем своем окружении не могут найти ни участия, ни искренней поддержки, что они тоскуют по простым человеческим связям и детской дружбе, что они перестали верить в бескорыстие. От этого страдают в равной степени, как женщины, так и мужчины. На языке социологии для всего этого есть специальный термин – «отчуждение». Современный человек чувствует себя отчужденным от общества, от государства, от плодов своего труда и даже от своей семьи, ощущает себя «белкой в колесе», «нулем» и «офисным планктоном», который окружает точно такой же «офисный планктон». За повышение уровня своей автономности люди все больше и чаще расплачиваются отсутствием солидарности, потерей чувства локтя и «общего дела».

Между тем человек, как заметил еще Аристотель – все-таки «животное общественное», поэтому такое состояние полной обособленности и отчуждения крайне некомфортно, в особо острых клинических случаях оно оборачивается сознанием полной бессмысленности существования. Семейные терапевты, психоаналитики и всякие «тренеры личностного роста» делают себе состояния, пытаясь если и не научить своих клиентов прорывать стену отчуждения, то хотя бы приучить как-то жить, ощущая эту стену вокруг себя…

Что же говорит на это символ Новой Эры – Коронавирус? Какое «решение» он предлагает современным невротикам, измученным отчуждением?

Его ответ – Ха. Всё прекрасно. Ты и должен быть отчужден от всех, это здорово. Почему? Да потому что другие – опасны. Солидарность – чушь, разговоры по душам – разве что по скайпу и под запись, потому что иначе – зараза. Окружающие полны заразы, к ним опасно близко подходить и тем более нельзя прикасаться. Если ты почувствовал рядом локоть товарища – скорее отдерни руку. Ты прав, что не общаешься ни со своими сослуживцами, ни с соседями, ни с попутчиками, ни с родителями, ни с детьми – так ты оберегаешь себя от вируса, спасаешь себе жизнь и здоровье. Жить отныне правильно только так – отдельно ото всех, ведь любой ближний и дальний – враг тебе, он может тебя заразить… Да и забыл сказать – твое отчуждение вполне оправдано еще и потому, что ты тоже, вполне возможно, источник заразы.

В этом и есть суть данного и всех остальных посланий коронавируса современным невротикам, страдающим из-за несовершенств нынешней цивилизации: он, как полагается Дьяволу, несчастным не просто не помогает – он глумится над ними. С дьявольским смехом он объявляет, что мучительные состояния дискомфорта, от которых люди хотели бы избавиться, чтобы стать счастливыми – отныне объявляются необходимыми и единственно правильными, что только так и надо. Надо, в частности, тащить крест всеобщего отчуждения друг от друга, потому что только так можно сохранить здоровье и жизнь.

2. Одиночество в толпе

© pixabay.com

Вторая мучительная беда современного урбанизированного человечества – одиночество. Особенно остра эта проблема в современных мегаполисах, где, казалось бы, никакое одиночество по определению немыслимо – ведь «кругом люди». Тем не менее, появился даже термин, которым с одинаковой охотой пользуются и художники, и ученые-психологи – «одиночество в толпе».

У многих жителей городов сегодня удобства, о которых и не мечтали их родители и деды – отдельные квартиры, в которых своя ванна, своя кухня, телевизор и интернет 24 часа в сутки… Но большинство в той или иной степени страдают от одиночества, от невозможности и неумения выстроить долгосрочные отношения; некоторые вполне натурально воют по ночам и плачут в подушку в своих вполне комфортабельных капсулах посреди огромного города, где рядом с ними, возможно, точно так же воют такие же, как они, в таких же капсулах…

Что говорит таким одиноким коронавирус? С той же глумливой усмешкой он их «утешает»:

- Не плачь, братан или чувиха. Какое-такое одиночество? Ты все правильно делаешь. Сейчас надо только так – один, в капсуле, и лучше – навсегда. И – даже выходить оттуда некуда и низачем, и тем более – никого к себе не впускать. Выходить – опасно, впустить кого-то – опасно вдвойне. Запасись гречкой, затарься туалетной бумагой, научись работать с дивана по интернету – и живи в этом своем одиночестве до смерти. Если хочешь жить, ха-ха – никак иначе теперь и невозможно…

3. Разрыв поколений

© pixabay.com

Еще одна боль современного мира – разрыв связи между поколениями, что обычно объясняют «стремительным ритмом современной жизни». От объяснений, однако, легче не становится – все равно фактом стало повсеместное отдаление детей от родителей, вдвойне горькое одиночество стариков, к которым их дети зачастую «выбираются» от силы раз в год. Проблема столь остра, что современные государства даже пытаются как-то с ней бороться – например, в России, да и в других странах, в так называемой «социальной рекламе» постоянно на разные лады многие годы обыгрываются призывы типа «Позвоните родителям». Уже по настойчивости такой рекламы можно судить, что они  чаще всего остаются втуне – и к «очень занятым» детям острое, но запоздалое чувство вины и безвозвратной утраты приходит только тогда, когда звонить и приезжать становится уже не к кому…

Коронавирус и тут вставляет свое глумливое слово. Его «утешение» в данном случае отличается особенным цинизмом. «Чуваки, – говорит он. – Вы все правильно делаете. Вы не приезжаете к своим старикам, не навещаете их, не привозите к ним их внуков, по которым они так скучают – прекрасно; и не делайте так никогда. Для их же пользы – вы же можете их заразить. Вы для них опасны. А их внуки – опасны втройне. Каждый внучок – это для дедули и бабули – сама смерть, ха-ха-ха. В следующий раз, когда старая мама будет плакать в трубку и зазывать «на пироги» - просто скажи ей, что ты ее спасаешь и именно поэтому не приедешь. Пусть старушка спокойно умрет в одиночестве. И точно так же скажите старику-отцу – вы все делаете для их же пользы и в их интересах. Пришлите им свои фотографии – да и будет с них. Ведь вы их так любите – и потому бережете, не так ли? Скажите старикам, что ваша любовь выражается в том, что вы забыли про них. Ха-ха-ха. Ведь это правда?

4. Падение роли и значения секса

© pixabay.com

Кому-то покажется странным, но снижение роли секса – настоящего, живого секса, сексуальных отношений между живыми партнерами – тоже одна из бед современного мира. Секс отступает из жизни нынешних «голых обезьян», сдает одну позицию за другой, теснимый трудоголизмом, компьютерными играми, доступностью порнографии… и тем самым отчуждением, конечно же, мешающим людям создавать живые отношения с себе подобными. Многочисленные исследования, проводимые в разных странах, показывают это даже количественно: мужчины и женщины действительно стали меньше заниматься сексом между собой, причем это происходит во всех возрастных категориях.

Отношение к этому процессу неоднозначное – некоторые «особо продвинутые» культурологи склонны такое даже приветствовать, видя в «падении популярности секса» некое «избавление от животного начала» в человеке и даже «новую ступень» в его развитии. Однако более распространенная точка зрения все же более тревожна; так, практические терапевты скорее склонны видеть в «падении секса» грозный признак еще одного отчуждения в жизни несчастных современных невротиков – телесного: взрослые люди отчуждаются не только от общества, работы и семьи, но и от собственного тела и его потребностей. С точки зрения «телесно-ориентированной» терапии переход всего, связанного с сексом, в «виртуал», в манипуляции с порнографией и секс-игрушками, ведет прямой дорогой к состоянию «отсутствия радости» (это, наряду с жалобами на одиночество, холодность и бессмысленность мира – традиционные жалобы современных «офисных хомячков»).

А что же коронавирус? Коронавирус, конечно же, знает, что делать с сексуальной депривацией современного человека. Его «ответ» - в духе всех его прочих ответов: «Правильной дорогой идете, товарищи». То есть: нет секса – и не надо. Коронавирус в своей ненависти к «живому сексу» даже еще радикальнее своего собрата – вируса ВИЧ, вызывающего СПИД. ВИЧ, хоть и с крайней неохотой, но все же «разрешал» человечеству заниматься сексом – пусть и с соблюдением ряда условий (непременный презерватив, хлоргексидин и «никаких случайных связей».)

Коронавирус радикальнее – он живой секс, по сути, вообще запрещает. В самом деле – какой секс, если КВ-вирус настолько контагиозен, то есть «прилипчив»? Конечно, можно было бы по аналогии заниматься им, надев на партнеров маски… (хотя – а как же тогда целоваться?) Но на самом деле и маски не спасут: ведь КВ передается не только воздушно-капельно, но и прикосновением. Возможен ли секс, если к телу партнера нельзя прикасаться открытой рукой?

Очевидно, что нет. Таким образом, Коронавирус настаивает – о живом сексе надо забыть. Только по скайпу, или только с резиновыми партнерами. Нельзя доверять даже супругу – ведь кто знает, где он был сегодня, чье дыхание попало в воздух, которым он/она дышал по дороге домой. Поэтому безопасность требует – не прикасаться. Ничем, никакими частями своего тела к телу другого, которое всё – источник опасности.

Вот таким образом глумливый Дьявол, хохоча, издевается над человечеством. Пожалуй, Коронавирус – его самая злая шутка. Если не за всю историю, то в 21 веке – точно.

Каким же может быть достойный ответ на этот вызов от, как сказали бы истинно верующие, врага рода людского? Ведь нельзя же, в самом деле, соглашаться со всеми его откровенно издевательскими «утешениями»?

Если приглядеться, все «утешения», которые мы перечислили выше, основаны на одном соблазне – стремлении к безопасности. Если проще – на страхе смерти. Соответственно, антитезис ко всем может быть только один: не надо бояться заразиться.

То есть как раз тот ответ, который современной цивилизации, с ее абсолютной ценностью человеческой жизни, чужд и противен. Но увы – другого я не вижу. Возможно, преодоление страха смерти – единственный путь избавления от цивилизационных неврозов, загоняющих человеческую психику в ловушку.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small default
    Евгений Крячко01 апреля, 12:14

    Думаю не всё так плохо. Пока мы имеем дело только с вирусом, да, это остановка и стресс и прострация, автор совершенно прав. Проблема в том,что мы Сингулярным образом зашли в точку Бифуркации. Мы и раньше были слабы в стратегической аналитике, а сейчас она исключена в принципе. На то она и точка Бифуркации, что в ней сходится множество векторов с Критической массой. Экономика в кризисе, Иммунная система на ноле, политология в прострации, аналитика без инструментов, стереотип мышления токсичен, Парадигма жизни устарела и обременена долгами и т. д. и т. п. Это, господа, системный кризис и пока он полностью не разрушит нас и наши устои, он не прекратится. Повторю, что у человечества нет ни своей эффективной аналитики, ни эффективного инструмента Сопровождения. Мы его чуть чуть не успели создать, как некоего "поводыря" . Поэтому, пока, всё не так плохо в отличие от будущего...
    Евген.

Александр Мучаевгражданский журналист
Каково главное преимущество онлайн-концертов перед «живыми» выступлениями

Онлайн-концерты за время пандемии успели стать частью самоизоляционной реальности.